Пентагон о потерях авиации в локальных войнах

Военно-воздушные силы /
В прошедших локальных войнах в Юго-Восточной Азии (1964 — 1973 годы) и на Ближнем Востоке (1973 год) широко применялась авиация.

Развязав агрессию в Индокитае, империалисты надеялись с помощью массированных ударов с воздуха запугать народ Вьетнама, сломить его волю к сопротивлению и заставить капитулировать. Но несмотря на это, вьетнамский народ одержал историческую победу.

Израильские экспансионисты с первых же дней войны на Ближнем Востоке рассчитывали мощными внезапными действиями авиации обеспечить превосходство в воздухе и создать благоприятные условия для наступления сухопутных войск. Но и они просчитались, получив достойный отпор.

Как известно, в обеих войнах авиация агрессора понесла огромные потери в боевой технике и личном составе. В связи с этим руководители Пентагона, а также командование Израиля вынуждены были заняться анализом причин таких потерь с тем, чтобы учесть их при подготовке к новым актам агрессии. Некоторые выводы, сделанные ими в отношении причин высоких потерь и способов их устранения, нашли отражение на страницах иностранной военной прессы.

По данным зарубежной печати, особенно большой урон авиация несла во время интенсивных воздушных операций. Так, в октябрьской войне 1973 года, продолжавшейся всего 18 дней, израильские ВВС потеряли 115 самолётов, из них 12 истребителей , 50 штурмовиков и 35 истребителей-бомбардировщиков . Эти потери составили около 20% общей численности самолётного парка Израиля (с учетом его восполнения).

На заключительном этапе войны во Вьетнаме в декабре 1972 года в воздушной операции «Лайнбэкер-2» участвовали 200 стратегических бомбардировщиков В-52 «Стратофортресс», 48 новых истребителей-бомбардировщиков F-lllA и более 400 боевых самолётов других типов, не считая самолётов палубной авиации. Даже по заниженным данным, опубликованным в иностранной печати, из 200 бомбардировщиков В-52 «Стратофортресс», совершивших в течение десяти суток в ходе этой операции 736 самолёто-вылетов, было потеряно 17 самолётов, то есть один самолёт на 43 самолёто-вылета. Отношение сбитых самолётов к общему количеству участвовавших в операции достигло 8,5%. Командование ВВС США считало это приемлемым. Однако некоторые иностранные военные специалисты задавали вопрос: надолго ли хватит Пентагону 200 самолётов, которые в то время составляли половину парка стратегической авиации США, если за два дня терялось более чем по три самолёта.

Швейцарским журнал «Интеравиа» по этому поводу писал, что потери (один самолёт на 50 самолёто-вылетов) могут быть допустимы для кратковременных воздушных операций и локальных конфликтов, но являются чрезмерными для длительных, насыщенных действиями авиации войн, аналогичных второй мировой войне.

Изучая возможное применение авиации на европейских ТВД, специалисты Пентагона пришли к заключению, что здесь интенсивность и продолжительность использования самолётов и вертолётов могут быть во много раз большими, чем в локальных войнах. Поэтому, считают они, успеха добьётся та сторона, которая сумеет своевременно восполнить потери за счёт новой и восстановления повреждённой техники, а также принять соответствующие меры, способствующие уменьшению потерь. К последним специалисты Пентагона относят умелое управление авиацией, своевременное изменение тактики, рациональное использование авиационной техники, обеспечение живучести самолётов и вертолётов и выживаемости летного состава.

Умелое управление авиацией зависит от многих факторов. В зарубежной печати отмечались такие из них, как мастерство и опыт командиров, правильное распределение сил и средств, бесперебойное снабжение боеприпасами и т. д.

Анализируя причины неудач в ходе воздушной войны во Вьетнаме, некоторые иностранные специалисты упрекали командование ВВС США за его неумение правильно распоряжаться своими силами, сообразуясь с обстановкой. Например, американский журнал «Ордианс» в своё время писал, что авиация США часто наносила удары по объектам ДРВ в одно и то же время и неизменным способом и поэтому несла значительные потери.
Такие шаблонные действия позволяли якобы противнику находить необходимые меры защиты.

Имея колоссальное превосходство в воздухе и надеясь решить исход войны в свою пользу в основном с помощью авиации, командование США сосредоточивало над определёнными районами территории противника значительные силы. Для управления многочисленной и разнотипной воздушной армадой были определены стандартные эшелоны и маршруты следования. Для полётов самолётов наведения, целеуказания и ближней разведки отводились высоты до 1500 м, для истребителей бомбардировщиков — до 2200 м, самолётов РПД и заправщиков — 6000 — 8000 м, стратегических бомбардировщиков В-52 9000 — 11000 м, для дальних разведчиков SR-71 «Блэкбёрд» — 21000 м и более. Характерным было то, что рубеж начала размыкания групп был приближен к объектам удара. До этого рубежа изменять маршрут и выходить за пределы назначенного эшелона не разрешалось. Экипажи бомбардировщиков В-52 не могли менять установленный диапазон высот даже во время бомбометания. Всё это, по мнению зарубежных военных специалистов, вело к сковыванию манёврирования и увеличению потерь.

Своевременное изменение тактики самолётов, по мнению зарубежных специалистов, — обязательное условие успешного выполнения задания. Как подчеркивалось в иностранной печати, экипажам особенно важно придерживаться этого правила при действиях против сильного воздушного противника и его системы ПСО, построенной по современному образцу. Новый тактический приём был эффективен до тех пор, пока его не разгадывал противник. Если же этот приём повторялся неоднократно, противник находил соответствующие способы и средства противодействия. В иностранной печати на этот счет приводился ряд примеров, взятых из опыта локальных войн.

Длительное применение одного и того же способа преодоления ПСО — полёта на малой высоте — приводило к возрастанию потерь самолётов от огня обычной зенитной артиллерии. Лишь после активного использования средств радиопротиводействия стал возможен выход самолётов из зоны поражения малокалиберных зенитных пушек на средние высоты.

Долгое время, как отмечалось в иностранной печати, эффективным считался такой манёвр ухода самолёта от выпущенной по нему ракеты, как резкий разворот на встречный с ней курс с последующим снижением. Однако, после того, как манёвренные характеристики зенитных ракет были улучшены, такой манёвр оказался неэффективным даже на самом надёжном участке полёта самолёта — пикировании. Потеряв несколько дорогостоящих машин, американцы применили другой манёвр: резкий разворот навстречу ракете в сочетании с энергичным набором высоты (без перекладывания самолёта в обратный крен).

Сомкнутые боевые порядки бомбардировщиков с маскировкой самолётов индивидуальными средствами РПД приводили к тому, что одной ракетой поражались одновременно два самолёта. По этой причине американское командование начало устанавливать большие дистанции и интервалы строя, хотя это и увеличивало время пребывания бомбардировщиков над целью.

Атаки наземных целей способом «восходящий манёвр — поворот через плечо — пикирование», некоторое время также считались выгодными с точки зрения внезапности и точности попадания в цель. Но перед атакой группе самолётов необходимо было выстраиваться в колонну. И хотя временной интервал между парами достигал 1 мин, внезапной была атака только ведущей пары, а последующие самолёты уже встречались прицельным огнем с земли.

Рациональное использование авиационной техники, которое зарубежные военные специалисты связывают прежде всего с экономическими факторами, оценивалось по критерию «стоимость/эффективность» (он означает зависимость между затраченными силами и средствами и результатами, которые были достигнуты при выполнении задания). Затраченные силы и средства определялись эксплуатационными расходами, стоимостью применённых боеприпасов и потерянных самолётов, а результаты удара (боя) — ущербом, нанесенным противнику.

Во Вьетнаме американские эксперты испытывали разнообразную боевую технику, в том числе и самолёты. Такие испытания проводились по вышеупомянутому критерию с целью определения типа самолёта и рода авиации, которые наиболее выгодно применять в тех или иных условиях, по тем или иным воздушным и наземным целям. По степени уровня нанесённого противнику ущерба и количеству собственных потерь оценивалась эффективность действия почти всех боевых самолётов. В результате было установлено, что штурмовик более выгоден для нанесения ударов по позициям войск противника, чем многоцелевой самолёт (типа истребителя-бомбардировщика). Это привело к принятию на вооружение ВВС США штурмовика A-7D . По данным американского журнала «Эр форс», самолёты А-7 (всех модификаций) во Вьетнаме сделали 10950 боевых вылетов. При этом было сбито 58 самолётов. Относительные потери их составили 0,53%, что значительно ниже «норм» Пентагона. По той же причине американское командование отказалось использовать самолёт F-4 «Фантом» для непосредственной авиационной поддержки войск (в будущем эту задачу должен выполнять штурмовик А-10 ). На основе анализа опыта ведения воздушных боёв в США были созданы специальные истребители F-15 и F-16 , которые намечается ввести в состав объединённых ВВС в Европе.

По поводу вышеуказанных испытаний американский журнал «Эр форс» не без оснований заметил, что ещё с самого начала боевых действий следовало бы найти методы оценки эффективности воздушных ударов и на основе их использовать авиацию с наибольшим преимуществом. Эти замечания уже учтены специалистами Пентагона. Каждый вновь появляющийся образец авиационной техники проходит испытания по критерию «стоимость—эффективность» в полигонных условиях.

Обеспечению живучести самолётов и вертолётов и выживаемости летного состава особое внимание Пентагон стал уделять после выяснения причин потерь в локальных войнах, в которых не менее половины самолётов было сбито зенитной артиллерией и стрелковым оружием. В результате обстрела многие самолёты получали повреждения, которые вынуждали экипажи катапультироваться. Приведенные в американской печати на этот счет данные о самолёте целеуказания и визуальной разведки OV-10 показывают, что отношение общих потерь к повреждениям составило 1 :38. Более 50% невозвращений этих машин на базу было связано с выводом из строя бортовых систем управления и ранением летчиков.

Учитывая эти обстоятельства, американские специалисты стали повышать живучесть тех самолётов и вертолётов, которые при выполнении задания наиболее сильно могут быть подвержены воздействию огня зенитной артиллерии. Например, на новом самолёте А-10 «Тандерболт» жизненно важные агрегаты и кабина экипажа защищены броней, дублированы системы управления, протектированы топливные баки и установлены два разнесённых двигателя (при повреждении одного самолёт может лететь на другом). Летчик этого самолёта может катапультироваться с любой высоты.

При изучении опыта локальных войн иностранные военные специалисты подчеркивали, что сохранение летательных аппаратов в боевых условиях во многом определялось мастерством летчиков, их умением вести бой и уклоняться от зенитного огня, выбором маршрута полёта к цели с учетом местности и обстановки, а также применением средств радиопротиводействия.

В зарубежной печати сообщалось, что израильские летчики максимально использовали рельеф местности для маскировки летящих самолётов и это позволило сократить боевые потери. С другой стороны, пренебрежение к маскировке боевых порядков самолётов с помощью пассивных помех привело к неоправданным потерям. Эти обстоятельства постоянно учитываются в процессе многочисленных соревнований и учений ВВС ряда капиталистических стран.

Наряду с боевыми самолётами и вертолётами ощутимые потери в локальных войнах нёс и летный состав. В иностранной литературе упоминалось, что потери экипажей (преимущественно в воздухе) во Вьетнаме составили примерно 10% общего числа убитых военнослужащих в войне.

Обеспечение живучести самолётов и вертолётов — это одна из мер по сохранению жизни летчиков. Но экипажи довольно часто катапультировались из поврежденных самолётов, в этом случае их необходимо было спасать.

По свидетельству швейцарского журнала «Интеравиа», в войне во Вьетнаме в 1965 году было спасено 126 сбитых летчиков, в 1966 — 403, в 1967 — 407 и в 1968 — 572. Для спасения летчиков, катапультировавшихся с самолётов, существовала сравнительно многочисленная служба поиска и спасения. Командование ВВС США во Вьетнаме имело в этой службе примерно 100 вертолётов и более 1000 человек личного состава Экипажи вертолётов вели поиск, принимали на борт потерпевших бедствие летчиков и вывозили их на свою территорию. Хотя наличие такой службы было связано с отвлечением значительных сил и средств, командование ВВС США считало, что это окупалось возвращением в строй квалифицированного лётного состава и поднятием морального состояния пилотов, поскольку они надеялись на спасение после удачного катапультирования. По типу американской была организована и служба спасения в израильских ВВС.

С учетом опыта, накопленного в локальных войнах, служба поиска и спасения продолжает совершенствоваться. По мнению специалистов Пентагона, важность и размах действий спасательной службы возрастет в войне на европейских ТВД. Здесь будет намного труднее, а порой и невозможно вести поиск и спасение из-за насыщения воздушного пространства летательными аппаратами и концентрации наземных войск в отдельных районах. Поэтому изыскиваются новые пути спасения экипажей сбитых самолётов. Все они направлены на ускорение процесса спасения в сложной обстановке. В зарубежной печати, в частности, сообщалось о разработке летающих кресел, об изучении возможности создания самолёта с укороченным взлётом и посадкой, способного преодолевать ПСО противника и т. п.

Таким образом, как свидетельствует зарубежная печать, Пентагон тщательно изучает опыт локальных войн и делает соответствующие выводы, которые учитываются при подготовке вооружённых сил к новым агрессивным войнам.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.