Приёмы ведения воздушной разведки

Военно-воздушные силы /
В планах подготовки вооружённых сил к новым агрессивным войнам командования ряда стран — участниц , и особенно , большую роль отводят разведке, в том числе и воздушной, которая в боевых условиях считается наиболее оперативным средством сбора информации о противнике. Она должна обеспечить достоверность, наглядность и быстрое получение данных.

Воздушная разведка, как сообщала зарубежная печать, является неотъемлемой частью «забот» не только командного состава вооружённых сил, но и военно-политического руководства страны. Подтверждением тому служат, например, шпионские полёты американских стратегических самолётов-разведчиков U-2 и SR-71, а также беспилотных самолётов над территориями других государств в мирное время.

Значение тактической воздушной разведки, по мнению иностранных военных специалистов, ещё более повысится в будущей войне, когда обстановка на ТВД будет быстро меняться. При этом особенно увеличатся потребности командиров в разведывательных сведениях о важных малоразмерных, подвижных объектах, таких, как ракетно-ядерные ПУ, огневые позиции ЗУР и МЗА, КП, самолёты на передовых посадочных площадках, посты и центры управления и т. п. Эти объекты могут быстро перемешаться с одного места на другое, и, естественно, возникает сложность в поиске и последующем уничтожении их. Для этого нужно будет выделять немалое количество мелких групп и одиночных самолётов-разведчиков, что, в свою очередь, приведёт к увеличению их потерь от зенитного огня и истребителей противника.

Вообще, как подчёркивалось в зарубежной печати, б условиях возросшей эффективности современных средств ПВО сбор данных о противнике с помощью летательных аппаратов сопряжен с большим риском. Все это заставило командование стран — участниц НАТО, и прежде всего США, обратить самое серьёзное внимание на совершенствование тактики ведения воздушной разведки, под которой иностранные специалисты понимают применение одиночных самолётов или их групп, добывающих сведения о противнике, местности и погоде, в соответствии с обстановкой и замыслом командира.

Выполнение необходимых тактических приёмов во многом зависит от лётно-технических характеристик самолёта. Поэтому за рубежом для ведения тактической воздушной разведки предпочли иметь истребители-бомбардировщики, на которых было установлено соответствующее оборудование, вместо систем другого назначения. К ним, например, относятся самолёты RF-4C и RF-4Е американского производства, оснащённые множеством сложных датчиков информации, работающих в различных диапазонах частот. Иностранные специалисты считают, что с помощью таких самолётов возможно с относительно высокой вероятностью преодолевать ПВО противника и в то же самое время получать значительное количество информации за один вылет.

Опыт боевых действий в локальной войне во Вьетнаме и в войне 1973 года на Ближнем Востоке показал, что наличие на борту боевого самолёта громоздкой разведывательной аппаратуры снижало его манёвренные возможности, а применение некоторых датчиков требовало выдерживания прямолинейного, равномерного режима полёта. Однако прикрытие объектов разведки многочисленными и разнообразными средствами ПВО вынуждало экипажи осуществлять энергичное маневрирование для уклонения от зенитного огня.
Именно поэтому в ряде капиталистических стран в настоящее время развёрнуты работы по стабилизации бортовой разведывательной аппаратуры с целью обеспечения нормального функционирования её на участках неравномерного и криволинейного полёта.

В зарубежной печати отмечалось, что специфические условия работы экипажа самолёта-разведчика обязывают его чётко представлять, какие тактические приёмы могут быть эффективны в той или иной обстановке. К ним выработаны определённые требования, которыми рекомендуется руководствоваться в боевых условиях. Часть таких требований освещалась на страницах зарубежной печати. О них и пойдёт речь ниже.

Тактический приём должен быть неожиданным для противника. Чтобы достичь этого, необходимо при каждом полёте изменять направление подхода к цели, рабочий диапазон частот разведывательной аппаратуры, способы выполнения съёмки и т. п.

Для скрытности подхода к объекту или району разведки иностранные специалисты рекомендуют совершать полёты на предельно малых высотах, используя радиотени, создаваемые рельефом местности, ставить радиоэлектронные помехи, маскировать свои намерения отвлекающими действиями других самолётов, включать самолёты-разведчики в боевые порядки ударных самолётов и т. д.

Зарубежная печать сообщала, что при налётах на объекты Северного Вьетнама в 1972-1973 годах американские лётчики, например, достигали внезапности выхода на объекты путём приближения к ним на малой высоте с последующим выполнением восходящего манёвра с изменением курса. Обычно в течение некоторого времени (и даже суток) самолёт-разведчик осуществлял полёты вдоль зоны поражения ЗРК (за предельной дальностью пуска зенитных ракет). Потом внезапно и резко разворачивался, а затем, чаще всего со снижением, выходил в район разведки. А если действовала пара, то один из разведчиков, находящийся на большой высоте, отвлекал на себя внимание боевых расчётов ЗРК, а другой на малой высоте прорывался к объекту (рис. 1).

Разведка наземного объекта самолётом «Б» с применением отвлекающего манёвра самолётом «А»
Рис. 1. Разведка наземного объекта самолётом «Б» с применением отвлекающего манёвра самолётом «А»: 1 — самолёт «А» вошёл в зону обнаружении РЛС, а «Б» летит к объекту на предельно малой высоте; 2 — самолёт «А» находится кратковременно в зоне поражения ЗРК, а «Б» на «горке» ведёт съёмку объекта; 3 — самолёт «А» вышел из зоны поражения ЗРК, а «Б» уходит от объекта на предельно малой высоте

Большое значение за рубежом придают подготовке к разведывательному полёту. При этом экипаж тщательно изучает местоположение объекта разведки, особенности его прикрытия средствами ПВО, рельеф местности, характерные ориентиры (изгибы реки, очертания побережья моря, окраску и конфигурацию здания и другие), положения солнца и луны, условия видимости. Полученные результаты могут использоваться при программировании работы разведывательной аппаратуры, а также маршрута полёта в целях создания неожиданных ситуаций для противника в процессе выхода самолёта-разведчика на объект.

Тактический приём должен выполняться целенаправленно и осмысленно. Для этого лётчик обязан заранее продумать свои действия с учётом возможного реагирования на них противника. Судя по сообщениям иностранной печати, в войне во Вьетнаме американцы вели расчёт боевого манёвра для выполнения съёмки или визуального обнаружения объекта на основе имеющихся данных о времени, затрачиваемом на подготовку к пуску зенитных ракет, цикле стрельбы, дальности эффективного поражения и возможности маскировки в зоне наблюдения РЛС управления огнём. При наличии отвлекающей группы её действия согласовывались с манёвром разведчика по секундам.

Об облучении самолёта РЛС противника и о моменте пуска зенитной ракеты или УР класса «воздух-воздух» экипаж предупреждался сигналами бортовой разведывательной аппаратуры AN/APR-25 и AN/APR-26. На основе этих данных лётчик и строил соответствующий тактический приём.

Противоракетный манёвр самолёт-разведчик, как об этом писала иностранная печать, выполнял так же, как и истребитель-бомбардировщик. Если объект находился в глубине территории противника, то разведчик обходил зоны поражения ЗРК. В зоне поражения экипаж после установления момента пуска зенитной ракеты вводил самолёт в пикирование для выхода на малую высоту или разворачивал его «на ракету», чтобы заставить её сойти с траектории преследования из-за больших перегрузок (рис. 2).

Вариант маневрирования самолёта-разведчика «А» после пуска по нему зенитной ракеты «Б»
Рис. 2. Вариант маневрирования самолёта-разведчика «А» после пуска по нему зенитной ракеты «Б»: 1 — обнаружение экипажем облучения самолёта РЛС 3PК; 2 — обнаружение пуска зенитной ракеты; 3 — энергичный разворот самолёта на ранету с редкой потерей высоты; 4 — сход ракеты с траектории «погони» из-за больших перегрузом и полёт самолёта к объекту; 5 — съёмка объекта

Тактический приём, если он выполняется в районе разведки, должен обеспечивать наблюдение за объектом и в то же время безопасность полёта от ЗУР противника. Поэтому в момент визуального наблюдения, которое не требует выдерживания устойчивого режима полёта, лётчикам рекомендуется применять боевые развороты, виражи, пространственные змейки, восходящие и нисходящие спирали. При этом длительное пребывание самолёта над объектом разведки исключается.

Лётчик должен строить тактический приём с учётом полного использования возможностей самолёта и особенностей разведывательной аппаратуры.

Зарубежная печать сообщала, что к концу боевых действий во Вьетнаме скорости полёта американских самолётов-разведчиков в районах, прикрытых средствами ПВО, возросли с 830 до 1100 км/ч. При атаках их истребителями противника они на сверхзвуковых скоростях стремились уйти на предельно малые высоты. При этом ведении воздушной разведки прекращалось и все внимание экипажей обращалось на отрыв от истребителей.

Высота полёта разведчика над объектом выбиралась в зависимости от типа установленного на нём оборудования и характера противодействия средств ПВО противника. В районе разведки самолёт выходил на «горку». Экипаж в течение нескольких секунд вёл поиск и фотографирование объекта, а затем самолёт снова снижался. В местах, где имелась слабая ПВО или она была предварительно подавлена, разведывательная аппаратура применялась со средних высот. Большие высоты порядка 15000-17000 м использовались тогда, когда разведываемый район прикрывали ЗРК с ограниченной высотой и дальностью действия.

Как подчёркивалось в зарубежной печати, важным качеством самолёта-разведчика является способность ведения оборонительного боя. Лучшим тактическим разведчиком за рубежом считается самолёт RF-4E «Фантом», который имеет характеристики, близкие к характеристикам тактического истребителя F-4E. Однако по сравнению с современными истребителями у него худшие показатели тяговооружённости и удельной нагрузки на крыло. С увеличением высоты характеристики RF-4E ухудшаются. Поэтому при встречах с истребителями противника экипажу рекомендуется выводить самолёт на предельно малые высоты.

«Рисунок» противоистребительного оборонительного маневрирования самолёта-разведчика зависит, по мнению иностранных специалистов, прежде всего от своевременности и полноты полученной экипажем информации об истребителях противника. При обнаружении последних на большой дальности разведчик вводится в координированный разворот с минимальным радиусом в целях удержания истребителя в невыгодной для применения оружия позиции. При этом, согласно зарубежной терминологии, создаётся так называемое «длительное превосходство в манёвренном бою». В «угрожающей» ситуации (позднем обнаружении противника) экипажу советуется выполнять резкий некоординированный (форсированный) разворот, с тем чтобы заставить противника «проскочить» во внешнюю сторону дуги разворота. В дальнейшем происходит отрыв разведчика от истребителей.

Рассмотренные выше требования, предъявляемые к выполнению тактических приёмов, не раскрывают их многообразия. Они дают лишь общее представление о том, как иностранные лётчики тактических самолётов-разведчиков стараются реализовать их, чтобы успешно выполнить свои задачи.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.