Тактика ударных групп израильской авиации

Военно-воздушные силы /
В арабо-израильской войне 1973 года, как и в предыдущих военных конфликтах на Ближнем Востоке, военщина Тель-Авива выполняла роль орудия международного империализма, который поощрял и щедро финансировал ее агрессивные действия. До сих пор на страницах зарубежной военной печати публикуются материалы, в которых рассматриваются ход и итоги этой войны. Немалое внимание в них уделяется вопросам боевого использования авиационных подразделений, оснащенных самолетами современных типов. Анализ этих материалов дает некоторое представление о тактике действий авиации Израиля.

Израильское командование в войне использовало истребители-бомбардировщики F-4 2 и штурмовики А-4Е и А-4Н американского производства, а также истребители 3B и 3С французского производства, оснащенные УР класса «воздух—воздух» и средствами радиопротиводействия (РИД). С помощью этих самолетов она стремилось вывести из строя жизненно важные наземные объекты противника, включая аэродромы, чтобы лишить его возможности бесперебойно снабжать свои войска боеприпасами, организовывать авиационную поддержку, получать подкрепление и таким образом предопределить исход войны в свою пользу. Но расчеты агрессоров не оправдались. В первые же два дня войны они не досчитались около 50 самолетов.

Для нанесения ударов по наземным целям обычно создавались смешанные группы по 6 — 16 самолетов «Фантом» (или «Скайхок») и «Мираж». Истребители-бомбардировщики «Фантом» действовали по объектам, расположенным в оперативно-тактической глубине, а штурмовики «Скайхок» наносили удары по тактическим целям вблизи линии фронта. Для повышения огневых возможностей самолетов «Скайхок» на них вместо 20-мм пушек были установлены 30-мм пушки английского производства. Помимо ударной группы, в боевой порядок, как правило, включались группа подавления средств ПВО и группа прикрытия. Для достижения скрытности ударная группа вместе с обеспечивающими ее группами (иногда группа прикрытия не выделялась) следовала к объекту на предельно малой высоте независимо от того, на каком удалении от линии фронта он находился. Маршрут полета прокладывался с учетом рельефа местности для естественной защиты самолетов от огня средств ПВО. На этапе полета с огибанием рельефа местности скорость самолетов уменьшалась до 750 км/ч, а над равниной достигала 1000 — 1100 км/ч.

Типовым боевым порядком при полете на малой высоте считалась колонна пар. Дистанция между парами составляла 1,5 — 2,5 км. Временной промежуток между атаками пар был минимальным.

Во время преодоления системы ПВО противника израильские летчики применяли разнообразные приемы. О некоторых из них рассказывалось на страницах зарубежной печати. В частности, при обнаружении на дальности 5 — 7 км летящей ЗУР (по шлейфу выбрасываемых двигателем газов) пилот выстреливал пачки дипольных отражателей и энергично разворачивал самолет на встречный курс, затем переводил машину в пикирование с последующим выводом ее на малой высоте (рис. 1).

Противоракетный маневр — энергичный разворот самолета на встречный с ракетой курсРис. 1. Противоракетный маневр — энергичный разворот самолета на встречный с ракетой курс

Как отмечали израильские летчики, при уходе из-под атаки ЗУР самолет на малой высоте часто попадал под огонь зенитной артиллерии. Поэтому одновременно с противоракетными приходилось выполнять противозенитные маневры («ножницы», «змейка», «перекладывание» самолета из крена в крен). Особенно результативным израильские пилоты считали «перекладывание» самолета из крена в крен до 110° (время «перекладывания» 4—5 с) с изменением курса до 10—15°, которое заканчивалось сбросом бомб без перехода на прямолинейный участок полета (рис. 2).

Противозенитный маневр — «перекладывание» самолета из крена в крен
Рис.
2. Противозенитный маневр — «перекладывание» самолета из крена в крен

При этом маневре зенитному расчету во время прицеливания приходилось менять угол упреждения, что приводило к промахам.

Активное противодействие ударным группам оказывали истребители Египта. Это заставляло израильских летчиков изыскивать и применять различные противоистребительные маневры. Борьбу с арабскими истребителями вели экипажи самолетов из групп прикрытия.

Преодоление системы ПВО, как правило, сопровождалось созданием активных и пассивных помех экипажами боевых и специальных самолетов (транспортные самолеты, оборудованные средствами РПД). Зарубежная печать отмечала, что помехи из боевого порядка ударных групп начинали ставиться только в районе цели непосредственно перед атакой. Это делалось, чтобы скрыть замысел налета. Зачастую постановка активных помех велась экипажами специальных самолетов из зон, недосягаемых для огня средств ПВО противника.

В качестве постановщиков помех использовались и вертолеты, которые в периоды активных действий ударной авиации дежурили в воздухе над своей территорией.

Для создания заградительных шумовых помех были задействованы наземные станции, расположенные в горах. Практиковался также запуск ложных противорадиолокационных целен, имевших схожую с самолетом отражающую поверхность и такую же скорость полета.

При сбросе дипольных отражателей над своей территорией в расчет принималось направление движения воздушных потоков (по высотам), которые уносили их в сторону противника. В зарубежной печати сообщалось, что образовавшиеся из диполей облака, достигающие в поперечнике несколько километров, держались в воздухе более 5 ч.

Немалое значение израильское командование придавало направленным радиопомехам, ставившимся как с помощью наземных, так и сбрасываемых с самолетов передатчиковю Такие радиопомехи якобы мешали радиообмену между экипажами арабских самолетов и связи их с командными пунктами.

В иностранной печати отмечалось, что при уничтожении средств ПВО израильская авиация сначала направляла усилия против радиолокационных постов, станций обнаружения, сопровождения и наведения, а затем против стартовых позиций зенитных ракет.

Против станций сопровождения и наведения ЗУР использовались противорадиолокационные ракеты (AGM-45А) американского производства, которые не применялись раньше в военных конфликтах на Ближнем Востоке. Такая ракета наводится на работающую РЛС с помощью пассивной системы самонаведения с дальности 15 — 30 км. По данным иностранной печати, ракеты «Шрайк» не оправдали себя в октябрьской воине 1973 года. Подтвердились их недостатки, вскрытые еще в войне во Вьетнаме, например, отклонение от боевого курса при прекращении работы РЛС (цели), малая дальность действия (14—16 км) и недостаточная эффективность поражения. Английский журнал «Флайт интернэшнл» писал, что ракета «Шрайк» часто сходила с нужного курса и самостоятельно перенацеливалась с предназначенного ей объекта на другой, с более мощным излучением. Учитывая недостатки ракеты «Шрайк» ее чаете использовали как средство обозначения цели, по которой затем наносился удар обычными бомбами с применением визуального прицеливания.

Одним из типовых способов огневого воздействия на объекты ПВО считалась групповая атака звеном с применением фугасных бомб (часто замедленного действия). Бомбометание чаще всего осуществлялось с пикирования с разных направлений или с горизонтального полета с одного направления. В первом случае высота набиралась боевым разворотом, во втором — горкой. Повторный заход на цель выполнялся крайне редко. Летчики стремились произвести атаку как можно быстрее и уйти в безопасную зону.

На позиции зенитной артиллерии чаще всего сбрасывались шариковые бомбы в контейнерах. Такой контейнер содержал 550 — 560 бомб весом по 420 г. В каждой бомбе находилось 280—300 стальных шариков диаметром 5,5 мм. впрессованных в ее алюминиевый корпус с выпуклыми ребрами, которые придавали бомбе вращательные движения во время её падения после раскрытия контейнера.

Контейнеры (обычно на самолете их было два) сбрасывались на высоте примерно 400 м. При падении контейнеры раскрывались и из них на высоте 150 м. высыпались бомбы. Раскрутившись в воздухе, бомба могла прокатиться по земле на расстояние до 100 м, попасть в окоп, щель или канаву и там разорваться. В зарубежной печати сообщалось, что разлетающиеся шарики пробивают цистерну с топливом или каску солдата на расстоянии до 10 м.

Применялись также небольшие контейнеры, содержавшие по 18 — 25 бомб. Они закладывались по 17 штук в специальное неотделяемое от самолета пусковое устройство. Выстреливание контейнеров производилось на высоте 800 — 1000 м. с пикирования.

Вывод из строя аэродромов и самолетов на них израильское командование считало одной из основных задач по обеспечению превосходства в воздухе. Но выполнить эту задачу полностью оно не сумело. Иностранные военные специалисты отмечали, что при интенсивном зенитном огне точность бомбометания была невысокой, в результате последствия налетов на ВПП быстро ликвидировались. Отмечалось также, что укрытия надежно предохраняли самолеты от осколков бомб. Потери израильской авиации от огня средств ПВО были большими. В связи с этим на страницах зарубежных журналов высказывались сомнения в целесообразности привлечения тактических истребителей для нанесения ударов по объектам базирования авиации с прочными самолетными укрытиями в условиях сильного противодействия средств ПВО. Вывод из строя таких объектов на длительное время под силу стратегическим бомбардировщикам, действующим в условиях частично подавленной ПВО. Для разрушения ВПП применялись фугасные бомбы крупного калибра или специальные бетонобойные бомбы с тормозными устройствами и пороховыми ускорителями. На самолеты «Фантом» подвешивалось по две — четыре 450-кг бомбы со взрывателями мгновенного и замедленного действия. Количество боевой нагрузки зависело от условий полета на малой высоте, где расход топлива резко возрастал.

По свидетельству иностранной печати, израильские летчики, прибегая к различным приемам, делали неоднократные попытки уничтожить самолеты противника на аэродромах в момент их руления, взлета или посадки. Один из приёмов заключался в том, что демонстративная группа имитировала налет на какой-либо важный наземный объект. Истребители, в обязанности которых входило прикрытие этого объекта, поднимались в воздух на отражение этого «налета». Демонстративная группа не вступала с ними в бой, а улетала в свое воздушное пространство. Истребители, пробыв некоторое время в зоне дежурства, следовали на посадку. В момент их приземления и руления самолеты ударной группы выходили к аэродрому на малой высоте и сбрасывали на них 112-кг и 225-кг бомбы.

Один из вариантов налета израильской авиации на аэродром противника показан на рис. 3. К аэродрому восьмерка истребителей-бомбардировщиков следовала в колонне пар (рис. 3, точка 1) на малой высоте. В районе аэродрома в точке начала маневра пары расходились (рис. 3, точка 2). Одна из них, выполнив противозенитный маневр, сбрасывала контейнеры с шариковыми бомбами на позиции зенитной артиллерии (рис. 3, точка 3), другая производила атаку с пикирования по командному пункту (рис. 3, точка 4), третья и четвертая выполнили бомбометания по ВПГ1 (рис. 3, точка 5).

Вариант налета на аэродром восьмерки самолетов
Рис. 3. Вариант налета на аэродром восьмерки самолетов

В другом варианте (рис. 4) налет на аэродром звена самолетов выполнялся при отвлекающем маневре. Первая пара преднамеренно заходила в зону обзора РЛС, чтобы отвлечь внимание ее боевого расчета от действия ударной пары. Последняя резко снижалась и продолжала полет к цели на малой высоте вне зоны видимости РЛС.

Вариант налета на аэродром звена самолетов с выполнением отвлекающего маневраРис. 4. Вариант налета на аэродром звена самолетов с выполнением отвлекающего маневра (1 — первая пара, 2 — вторая пара)

На страницах иностранных журналов рассказывалось, что израильские летчики проводили испытательные пуски по целям американских УР без захода в зону зенитного огня. Однако, по свидетельству американского журнала «Аэроспейс дейли», всесторонние выводы по этим испытаниям не были сделаны из-за ограниченного количества пусков (их было произведено около 50).

Пуск УР «Мейверик» с телевизионной системой самонаведения производился главным образом по укрепленным пунктам управления войсками и танкам. На самолетах «Фантом» имелся телевизионный экран, на котором отображалась местность по курсу полета самолета. После обнаружения отметки цели на экране летчик накладывал на нее электронное перекрестие, и телевизионная головка самонаведения захватывала цель. При выходе самолета на рубеж пуска ракета сходила с направляющих. Дальнейший ее полет к цели проходил автономно. Самонаведение ракеты на цель осуществлялось за счет команд, подаваемых на рули от ее телевизионного блока. После пуска ракеты пилот выполнял противозенитный маневр и уходил из зоны огня.

В зарубежной печати отмечались такие недостатки ракет «Мейверик», как малая дальность действия по определенным целям и сложность наведения при ограниченной визуальной видимости.

Таким образом, ударные группы израильской авиации применяли в октябрьской войне 1Р73 года различные тактические приемы, используя малые высоты, рельеф местности, постановку радио- и радиолокационных помех, чтобы достичь скрытности подхода к целям и внезапности атаки. Однако приемы израильских летчиков быстро распознавались, и много воздушных агрессоров было уничтожено огнем зенитных средств ПВО Египта.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.