Военно-промышленный комплекс ФРГ

Военная экономика /
В последние годы благодаря активной миролюбивой политике Советского Союза и стран социалистического содружества на мировой арене произошли серьёзные сдвиги в оздоровлении международных отношений. Однако, несмотря на поворот к разрядке напряжённости и налаживание сотрудничества между государствами с различным общественным строем, милитаристские круги , следуя курсу агрессивного блока , продолжают проводить мероприятия, направленные на подготовку войны против стран социализма.

С этой целью они стремятся усилить военно-экономический потенциал страны, создать собственную материально-техническую базу производства самых современных образцов оружия и боевой техники для оснащения ими бундесвера. На проведение указанных мероприятий у правительства запрашиваются значительные денежные средства, которые ежегодно возрастают. Постоянный рост военных ассигновании тормозит решение внутренних социальных проблем, деформирует экономику страны, порождает валютно-финансовые затруднения и т. д.

Решающую роль в усилении военных приготовлений и гонки вооружений играет военно-промышленный комплекс, представляющий особую государственно-монополистическую группу, в которой сила военно-промышленных концернов соединяется с мощью государства и вооружённых сил. И хотя западногерманская печать пытается отрицать наличие такого комплекса в ФРГ, факты свидетельствуют о том, что он является объективной реальностью и занимает весьма прочные позиции.

Ядро военно-промышленного комплекса составляют крупнейшие монополии и военщина. Возрождение военной промышленности в ФРГ после поражения фашистской Германии стало возможным в результате огромной помощи государства, которое использовало имевшиеся в его распоряжении силы и средства в интересах экспансионистской политики монополий, производящих военную технику. Вступление страны в НАТО способствовало дальнейшему укреплению позиции военно-промышленных монополий и усилению их роли и влияния в стране. Так, за первое десятилетие пребывания в НАТО (1955—1965 годы) Западная Германия только по бюджету министерства обороны израсходовала на создание вооружённых сил и милитаризацию экономики около 160 млрд. марок. К 1970 году эти затраты составили более 230 млрд., а к 1975 году превысили уже 355 млрд. марок. В настоящее время свыше 1/3 государственного бюджета расходуется на военные цели.

Значительная часть денежных средств, выделенных министерству обороны, поступает в распоряжение военно-промышленных монополий и предназначается для производства оружия и боевой техники, проведения НИОКР, а также для строительства военных объектов.

Тенденцию к постоянному увеличению имеют ассигнования на НИОКР военного назначения. За последние пять лет (с 1970 по 1974 финансовый год) затраты на эти цели только по линии министерства обороны превысили 6,5 млрд марок. При проведении НИОКР основное внимание уделяется созданию современных образцов авиационной, ракетной, бронетанковой и другой техники, новых систем артиллерийско-стрелкового вооружения, боеприпасов и т. д.

По контрактам с министерством обороны НИОКР военного характера выполняют 120 высших учебных заведений страны и 65 научно-исследовательских организаций и учреждений. Некоторые научные исследования и конструкторские работы финансируются совместно министерством обороны и министерством образования и науки.

В военном производстве участвуют почти все ведущие промышленные предприятия Западной Германии, поскольку разработка и производство оружия и боевой техники являются для монополий более доходным делом, чем выпуск продукции мирного назначения. Это объясняется тем, что уровень цен на военную продукцию очень высок. Он в меньшей степени подвержен конъюнктурным колебаниям, а поэтому обеспечивает военным промышленникам устойчивую сверхприбыль. Более того, военно-промышленные монополии самопроизвольно завышают стоимость тех или иных образцов вооружения, получая за счет этого дополнительные прибыли.

В настоящее время военная продукция производится на 1,5 тыс. заводах. С учетом же фирм поставщиков и компаний, принимающих косвенное участие в военном производстве, эта цифра возрастает до 5 тыс.

Доля выпуска военной продукции в общем производстве отдельных отраслей промышленности составляет:

  • авиаракетно-космическая — 85%;
  • судостроение — 12%;
  • радиоэлектроника и электротехника— 6%;
  • автомобилестроение — 3%;
  • строительство — 3%

Непосредственным производством продукции военного назначения и на строительстве военных объектов занято 250 — 300 тыс. человек. В военном производстве сейчас прямо или косвенно принимает участие практически каждый десятый рабочий западногерманской промышленности. Тем самым из процесса общественного воспроизводства ФРГ отвлекается значительная часть рабочей силы.

Большинство предприятий и фирм, выпускающих военную продукцию, группируется вокруг двух десятков крупнейших монополистических объединении, которые занимают главенствующее положение в экономике ФРГ.
К ним относятся:

  • «Мессершмитт—Бёльков-Блом», «Ферайнигте флюгтехнише верке-Фоккер», «Дорнье» в авиаракетно-космической промышленности;
  • «Даймлер-Бенц», «Краусс-Маффей», «Байерише моторенверке», «Рейнмсталл», «Рейншталь» в машиностроении;
  • «Ховальдтсверке Дойче верфт» в судостроении;
  • «АЭГ-Телефункен», «Сименс», «Стандарт электрик Лоренц» в радиоэлектронике и другие.

В настоящее время промышленность ФРГ освоила производство всех видов оружия и боевой техники, за исключением самолетов стратегической авиации, атомных подводных лодок, межконтинентальных баллистических ракет и ядерного оружия. Причем их выпуск отсутствует по причине установленных для страны ограничений и не зависит от уровня экономического и научно-технического развития. По сведениям зарубежной печати, сейчас потребности бундесвера в вооружении более чем на 80% удовлетворяются за счет поставок его западногерманскими заводами.

Как свидетельствуют иностранные специалисты, предприятия, выпускающие военную технику, размещаются на территории страны крайне неравномерно. К основным районам, где находятся эти заводы, относятся: Бавария (выполняется 30% всех военных заказов), Верхний Рейн (более 20%), Рур (свыше 15%). Кроме того, существуют военно-промышленные центры в приморских городах (Гамбург, Киль, Бремен) и восточных городах страны (Кассель, Брауншвейг, Ганновер).

Специализированные военные заводы широко кооперируются с большим количеством фирм-субподрядчиков и предприятий других отраслей промышленности. Так, в изготовлении танка участвует свыше 400 субподрядных фирм и 2600 вспомогательных предприятий, которые поставляют для заводов-производителей отдельные компоненты.

В современных условиях экономического развития ФРГ процесс образования крупных концернов («Мессершмитт—Бёльков-Блом», «Ферайнигте флюгтехнише верке-Фоккер», «Ховальдтсверке Дойче верфт») происходит одновременно с постоянно усиливающимся процессом сращивания монополий с государством. На руководящие посты в правительственный аппарат всё чаще назначаются представители промышленно-финансовых кругов, прежде всего из числа магнатов авиаракетно-космической, электронной и других отраслей военной промышленности.

Многие законодатели ФРГ являются держателями акций предприятий, работающих по заказам министерства обороны. Как отмечают зарубежные специалисты, именно поэтому крупные компании, занятые военным производством, получают значительную финансовую помощь со стороны государства. Например, за счет государственного финансирования авиаракетно-космическая промышленность покрывает до 90% всех своих расходов. За 1970—1974 годы этой отрасли было выделено в общей сложности около 12 млрд. марок.

Важным звеном военно-промышленного комплекса ФРГ является верхушка западногерманской военщины. Министерство обороны выступает сейчас уже не просто как ведомство военных, а представляет собой центр, где сплетаются воедино интересы генералов и промышленников.

Политической основой этого союза монополий и военщины служит реакционная программа западногерманского империализма, которая предусматривает проведение политики «холодной войны», экспансии и сохранения международной напряженности. Материальная база блока основывается на планах дальнейшей милитаризации экономики страны, гонке вооружении, обеспечивающей огромные доходы ее участникам.

Монополистический капитал ФРГ, устремляясь в сферу военного производства, рассчитывает получить здесь максимальные прибыли и создать запасы различных средств насилия для установления своей гегемонии в Западной Европе. В осуществлении этих агрессивных намерений значительная роль отводится генералитету, под руководством которого находится в достаточной степени оснащённая современными образцами оружия и боевой техники западногерманская армия.

В настоящее время по численности и оснащенности современными обычными средствами вооружённой борьбы превосходит фактически армии своих европейских союзников по НАТО.

По данным иностранной печати, к середине 1974 года общая численность вооружённых сил ФРГ составляла 490 тыс. человек (сухопутные войска — 340 тыс., ВВС — 111 тыс. и ВМС — 39 тыс. человек). К указанному времени на вооружении сухопутных войск имелось: около 3600 танков («Леопард» и М48А2), 6500 бронетранспортеров M113, «Гочкис» и HS-30, 1600 БМП «Мардер», 770 90-мм самоходных противотанковых Пушек «Ягдпанцер», более 300 самоходных пусковых установок ПТУРС SS-11, примерно 660 155-мм буксируемых и самоходные гаубиц, 280 103-мм гаубиц, до 80 203,2-мм гаубиц, около 150 175-мм самоходных пушек, свыше 200 110-мм 36-ствольных реактивных пусковых установок , более 70 пусковых установок ракет , 19 установок УР , 18 легких самолетов Do-27, а также другая военная техника.

В боевом составе ВВС в это время находилось десять эскадрилий истребителей-бомбардировщиков (180 самолетов F-104G), восемь легких истребительно-бомбардировочных эскадрилий (168 самолетов G.91 R/3), четыре эскадрильи истребителей-перехватчиков (более 60 самолетов F-104G и F-4F) и четыре разведывательные эскадрильи (около 70 самолетов RF-4E). Кроме того, ВВС имели две эскадры оперативно-тактических ракет (72 пусковые установки), 36 батарей ЗУР (216 установок), 24 батареи ЗУР (216 установок), четыре эскадрильи транспортных самолетов (56 самолетов в основном С.160) и четыре эскадрильи вертолетов (80 UH-1D).

К середине 1974 года регулярные ВМС насчитывали более 250 боевых кораблей и вспомогательных судов, в том числе 20 подводных лодок, восемь ракетных катеров, 29 торпедных катеров, 11 эскадренных миноносцев, шесть сторожевых кораблей, шесть противолодочных кораблей, 62 тральщика. В авиации ВМС имелось свыше 190 самолетов и вертолетов.

Между военщиной и бизнесменами действует сложная система взаимовыгодных контактов, совместных планов по получению и распределению военных заказов и прибылей, взаимопомощи и выручки в рискованных операциях военно-промышленного комплекса. Одной из форм тесного сотрудничества военных и промышленных кругов является взаимное делегирование своих представителей соответственно в частный бизнес и министерство обороны.

Как свидетельствует западногерманский журнал «Штерн», каждый десятый кадровый генерал и старший офицер при выходе в запас или отставку получает руководящий пост на промышленных предприятиях и в крупнейших компаниях страны. Их деятельность способствует ещё большему укреплению внутренних связей военно-промышленного комплекса. Нанимая отставных военнослужащих, руководители корпораций видят в них «толкачей», с помощью которых они предполагают получить выгодные военные заказы в министерстве обороны.

Сейчас на службу военно-промышленных монополий ФРГ в качестве советников привлечены сотни бывших генералов и офицеров. Только в 50 крупнейших западногерманских фирмах более 10% всех членов правлений бывшие военные. Так, в концерне «Рейнметалл» на службе находятся генерал-лейтенант Медер и бригадный генерал Беккер, в «Блом унд Фосс» — генерал-майор Мюллер, а в «Ховальдтсверке-Дойче верфт» — контр-адмирал Топп. В авиаракетно-космической промышленности насчитывается более 100 бывших военнослужащих бундесвера (генерал-майоры Вильке и Шлихтинг, бригадный генерал Кауфманн и другие).

Вместе с тем монополии имеют «преданных людей» в военных учреждениях и ведомствах, которые отстаивают там их интересы. Например, в 1970 году статс-секретарем министерства обороны (заместитель министра обороны) был назначен Момзен, который до этого занимал пост председателя правления концерна «Тиссен». В 1971 году заместителем председателя военной комиссии бундестага был утвержден Поле, представитель концерна «Флика». Из 29 членов этой комиссии — 16 человек бывшие военные или связанные с военными кругами лица. В том же 1971 году при министре обороны был создан рабочий комитет по проблемам военной экономики, который возглавил Поле. В него вошли 27 представителей военно-промышленных концернов (Диль, Дорнье, Бельков, Фогельзанг и т. д.), а также руководство бундесвера (статс-секретарь, главнокомандующие видами вооружённых сил, начальник главного управления по вопросам вооружения).

Кроме того, тесное взаимодействие между военными и промышленными кругами осуществляется по линиям различных государственных учреждений и промышленных объединений, через которые они разрабатывают и проводят мероприятия военно-экономического характера. Например, с центром по вопросам вооружения (федеральное ведомство военной техники и заказов) поддерживает прочные контакты специальная комиссия союза германской промышленности по военно-экономическим проблемам.

В ФРГ активно действуют различные государственно-монополистические консорциумы («Электроник-систем-гезельшафт», «Гезельшафт фюр фюрунгссистеме», «Маринетехник-планунгсгезельшафт» и другие), которые совместно с соответствующими управлениями министерства обороны занимаются планированием разработок и производства различных образцов оружия и боевой техники для всех видов вооружённых сил. Через такой орган, как совет по вопросам науки, министры обороны, науки и экономики осуществляют координацию научных исследований и определяют их направленность.

Наряду с этим в Западной Германии существуют комитеты (например, по вопросам политики в области исследований) и объединения (промышленных исследований, автомобильных промышленников, судостроителей и т. д.), имеющие тесные связи со всеми звеньями государственного аппарата.

Военно-промышленные монополии, избегая огласки, поддерживают правые экстремистские элементы в организациях самого различного толка — от «солдатских союзов» и «землячеств» до неонацистской партии НДП, оказывая им прямо или косвенно финансовую помощь. А те в свою очередь полностью поддерживают политику гонки вооружений, направленную на расширение материальной основы военно-промышленного комплекса.

Западногерманская военщина и ее союзники из финансово-промышленных кругов постоянно воздействуют на формирование политики и проведение военно-экономического курса страны, глубоко вторгаются в духовную жизнь населения ФРГ. При этом в широких масштабах используются средства массовой информации, наряду с открытыми проповедями агрессии и насилия применяются изощренные приемы, направленные на затушевывание опасной сути милитаризации.

В качестве аргументов в пользу гонки вооружений и агрессивных мероприятий военно-экономического характера приводятся, в частности, фальсифицированные утверждения о «советской угрозе». Именно на эти домыслы был дан четкий ответ XXIV съездом КПСС. «… Попытки приписать Советскому Союзу чуждые ему намерения, — подчеркивалось в Отчетном докладе Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнева,— не обманут народы. Со всей ответственностью мы заявляем — у нас нет территориальных претензии к кому бы то ни было, мы никому не угрожаем и ни на кого не собираемся нападать, мы стоим за свободное и независимое развитие всех народов. Но пусть и с нами никто не пробует разговаривать языкам ультиматумов и силы.

У нас есть все необходимое — и честная политика мира, и военное могущество, и сплочённость советского народа, — чтобы обеспечить неприкосновенность наших границ от любых посягательств и защитить завоевания социализма».

Таким образом, огромные материальные средства, финансовые и экономические возможности, армия и разрушительная мощь оружия, которым она оснащена, сосредоточены в руках военно-промышленного комплекса ФРГ, защищающего интересы монополистического капитала.

Среди представителей этого комплекса есть немало деятелей, которые, несмотря на оздоровление международной обстановки, выступают за реакционный, агрессивный внешнеполитический курс страны. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду тов. Л. И. Брежнев, говоря о существовании сил войны и агрессии в некоторых империалистических государствах, отметил, что такими силами в Западной Германии являются «реваншисты, все более смыкающиеся с неонацистами».

Возникнув ещё в период «холодной войны», военно-промышленный комплекс ФРГ в настоящее время стал главной движущей силой милитаризации западногерманской экономики, расширения военных приготовлений и превратится в препятствие на пути к разрядке международной напряженности и разоружению. Поэтому коренные интересы народов Советского Союза и других стран социалистического содружества требуют постоянно разоблачать реакционную сущность этого комплекса.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.