Армия США - орудие подавления освободительной борьбы народов

На XXV СЪЕЗДЕ КПСС обращалось внимание на те аспекты политики Вашингтона, которые угрожают свободе и независимости народов, представляют собой грубое вмешательство во внутренние дела других государств на стороне сил угнетения и реакции. Съезд подчеркнул, что если возникает реальная угроза господству монополистического капитала и его политических ставленников, империализм идет на все, отбрасывая всякую видимость какой бы то ни было демократии. Он готов попрать и суверенитет государств, и любую законность, не говоря уже о гуманности.

Вопреки очевидным фактам в последнее время, особенно в ходе выполнения разработанной Пентагоном пропагандистской кампании, посвященной 200-летию создания американской армии, на внешнеполитический арене вновь настойчиво распространяется миф об «антиколониализме» , навязывается тезис о том, будто в отличие от других колониальных держав США проводили и проводят особую внешнюю политику — без захватнических войн и угнетения других народов. Характерно, что сама эта кампания получила наименование «Авангард свободы-75».

Как сообщается в американской печати, мероприятия в рамках этой кампании охватят 39 штатов, на территории которых дислоцированы крупные военные гарнизоны.

В истории армии США, разумеется, можно встретить случаи, когда её солдаты сражались за справедливые цели. Так было в годы войны за независимость 1775 — 1783 годов, когда стоял вопрос о становлении самостоятельного американского государства. Так было и в период гражданской войны в 1801 — 1865 годах, когда речь шла о борьбе Севера против рабовладельческого Юга. Так было, наконец, в годы второй мировой войны, когда вместе с солдатами других стран антигитлеровской коалиции американские солдаты вели борьбу против фашистской тирании. Однако даже в этих войнах отчетливо просматривались империалистические тенденции, вытекающие из самого существа американского эксплуататорского государства.

Если же взять историю США и американской армии в целом, то она насыщена войнами и карательными экспедициями, целью которых являлись захват чужих земель, порабощение и угнетение других народов или репрессивные миры в отношении «непослушного» коренного населения. По официальным данным, в течение немногим более одного века, начиная с 1775 года, американские вооружённые силы участвовали почти в 120 войнах и провели около 8600 сражений, боевых походов и вооружённых столкновений.

Не секрет, что так называемые «индейские войны» продолжались более 100 лет. Если вначале на территории США проживало несколько миллионов идейцев, то уже к 1880 году их осталось менее 240 тыс. Широко осуществлялся также захват территории соседних стран. В 1818—1819 годах США захватили Флориду, в 1846—1848 годах вели агрессивную войну против Мексики и отторгнули от неё значительные территории. За столетие, прошедшее после войны за независимость, в результате безудержной экспансии первоначальная площадь США увеличилась в 10 раз.

Известно также, что именно американская буржуазия явилась зачинателем кровавых походов за передел уже поделенного мира. Развязанная ею в 1898 году война против Испании была первой войной за перераспределение колоний, положившей начало эпохе империалистичесхих войн. В результате этой войны США захватили Филиппины, Пуэрто-Рико и подчинили себе Кубу. Испано-американская война свидетельствовала о превращении США в мировую империалистическую державу, о переходе американской монополистической буржуазии к открытым колониальным захватам вне американского континента. В роли душителя колониальных народов неизменно выступала американская армия.

Вступив позднее других капиталистических стран на дорогу колониального разбоя, США настойчиво добивались для себя «места под солнцем», искали новых и новых сфер влияния. Более 100 раз США посылали солдат и вооружённых наёмников в страны Латинской Америки. С 1832 по 1932 год произошло 43 сличая американской вооружённой интервенции в Азии. По свидетельству историков, с начала XX века и до второй мировой войны американская армия участвовала не менее чем в 50 войнах и вооружённых экспедициях. Соперничество империалистических монополий в борьбе за колонии и рынки сбыта сыграло решающую роль в возникновение первой и второй мировых войн.

За время, прошедшее после второй мировой войны, силы агрессии и милитаризма развязали более 30 войн и вооружённых конфликтов разных масштабов, в большинстве которых прямо или косвенно участвовала американская армия. Главным злодеянием современных колонизаторов стала агрессия США против народов Вьетнама, Камбоджи и Лаоса. Милитаристские круги США оказывают поддержку израильским агрессорам, потворствуют расистам ЮАР и Южной Родезии, поддерживают реакционные военные режимы в Латинской Америке и других частях света.

Практика показывает — вооружённое насилие было и остается одним из основных методов политики империализма, нацеленной на подавление борьбы народов за национальное и социальное освобождение. В высказываниях наиболее воинственно настроенных идеологов империализма настойчиво проводится мысль о том, что в современных условиях, когда уменьшилась угроза непосредственного вооружённого столкновения двух систем, возросло значение локальных войн, направленных на подавление освободительных народных движений.

Империалистические круги США наряду с прямой агрессией широко используют реакционные военные перевороты и другие методы «косвенного» вооружённого вмешательства в дела других стран, формально «сохраняя» их суверенитет, что представляет собой фактическую интервенцию.

В , например, американские дипломатические, разведывательные и другие службы применяли широкий диапазон подрывных действий против законно избранного правительства Народного единства. Сообщалось, в частности, о выделении ЦРУ 11 млн. долларов на проведение «тайных операций» в Чили, чтобы не допустить избрания Сальвадора Альенде президентом, а в случае его прихода к власти содействовать «дестабилизации» возглавляемого им правительства. «Комитет 40» — орган, руководящий всеми разведывательными операциями за рубежом, одобрил выплату 350 тыс. долларов депутатам чилийского конгресса, находившимся в оппозиции к правительству Альенде.

Характерно, что после прихода к власти правительства Народного единства американская «помощь» чилийской военщине не только не была сокращена, но ещё более увеличена.
В течение трёх лет США не прекращали снабжать чилийскую армию современным оружием и снаряжением. подкармливать чилийских реакционных генералов, подталкивать их к совершению реакционного военного переворота.

Еще летом 1975 года сообщалось о намерении ЦРУ расширить свою подрывную деятельность в Португалии для создания атмосферы террора, неуверенности, экономического хаоса и политического раскола по «чилийскому образцу». Разведка США через своих агентов получает информацию о положении в Движении вооружённых сил, пытаясь стимулировать его расслоение и развал. Всё это вместе с давлением на Португалию со стороны является прямой поддержкой правых и консервативных элементов.

В течение длительного времени США в широких масштабах осуществляли вмешательство в дела Анголы на стороне раскольнических группировок, воевавших против законного Правительства. По сведениям официальных источников, ЦРУ израсходовало на военные операции в Анголе десятки миллионов долларов. В связи с агрессивными акциями южнородезийских расистов на границе с Мозамбиком в столице США демонстративно дискутировался вопрос об оказании поддержки врагам свободы африканских народов.

Если к этому добавить поставки американскими компаниями оружия для ультраправых организаций в Ливане, работу американской разведки среди лаосских реакционеров, укрывшихся в Таиланде, и подрывную деятельность во многих других странах, то станет ясно, что США и их армия повсюду выступают на стороне правых консервативных сил против идеалов свободы и независимости народов.

Итак, 200-летняя история американской армии — это история примерно 200 агрессивных захватнических войн. Возникнув в ходе борьбы американского народа за национальную независимость, американская армия вскоре стала орудием подавления освободительного движения, насильственного навязывания колониализма и неоколониализма другим странам и народим.

Позитивные сдвиги на мировой арене, явившиеся результатом коренного изменения соотношения сил в пользу социализма и революционно-освободительных движений, вынуждают идеологов империалистической буржуазии маневрировать, приспосабливаться к новой обстановке. В ход пускаются разного рода мифы, призванные обосновать необходимость гонки вооружений, разработки и совершенствования оружия и боевой техники, подготовки как к мировой ракетно-ядерной войне, так и к локальным войнам, направленным на удушение освободительных движений.

Война во Вьетнаме наглядно выявила растущие противоречия между агрессивными планами империализма и его способностью осуществлять их. После поражения американского империализма в этой войне в США заметно усилилось внимание к изысканию новых способов оправдания вооружённого вмешательства во внутренние дела других стран и народов, к морально-психологической подготовке личного состава вооружённых сил для подавления национально-освободительных движений.

О направлениях, по которым ведется разработка этих проблем, дают представление материалы, появившиеся на страницах американского военно-теоретического журнала «Милитэри ревью». К их числу следует, в частности, отнести серию статей доктора философии Томаса «Локальная война: теория и практика», «Крах аргумента оборонительной войны» и «О моральной подготовке», статьи советника государственного департамента Барретта «Показатели повстанческой деятельности», преподавателя стратегии командно-штабного колледжа армии США подполковника Джонсона «Народная война и классические армии» и сотрудника государственною департамента Дарлинга «Новая схематическая система для анализа повстанческой деятельности».

Хотя в этих статьях рассматриваются различные аспекты участия американской армии в локальных войнах и другие вооружённых акциях по подавлению освободительного движения, все они являются отражением кризиса военно-стратегических концепций Пентагона, в основе которых лежит применение силы как одного из основных инструментов в международных отношениях. Выражая явное беспокойство по поводу того очевидного факта, что империалистические государства лишились возможности безнаказанно распоряжаться судьбами народов и ныне не могут не считаться с новым положением на мировой арене, указанные авторы настойчиво дают рекомендации, направленные на более эффективную, с их точки зрения, идеологическую подготовку личного состава вооружённых сил в духе подавления освободительной борьбы народов.

Серия статей Томаса, появившаяся на свет вскоре после окончания агрессивной войны во Вьетнаме, ставит во главу угла морально-политический аспект этой проблемы. Анализируя факты падения морально-боевого духа и проявления антивоенных настроений среди американских военнослужащих, Томас делает вывод, что причина всех бед американской армии во Вьетнаме, а ещё ранее в Корее не в порочности той политики, продолжением которой являлись эти войны, а лишь в недостаточно активной подготовке американских солдат. Автор пишет о том, что американская армия вступила в войну во Вьетнаме «лишь частично подготовленной», что «духовная атмосфера не способствовала становлению солдата». В связи с этим он призывает готовить личный состав «психологически и морально к будущим локальным столкновениям», поскольку «локальная воина стала фактически политикой Соединённых Штатов». Ратуя за подготовку американских войск к «выполнению этой миссии», Томас обращает внимание на необходимость учитывать наличие в США антивоенных настроений.

В качестве одного из путей интенсификации идеологической подготовки военнослужащих для участия в локальных войнах Томас предлагает отказаться от «оборонительной» аргументации в том виде, в котором она использовалась для оправдания агрессивных войн в Корее и Вьетнаме. По его мнению, основная слабость такой аргументации заключалась в том, что для многих американских граждан и солдат термин «оборона» означает лишь защиту непосредственно территории США, как это было, например, при отражении японского нападения на Пёрл-Харбор. В последние годы понятие «оборонительная война», по словам Томаса, «претерпело значительные изменения», однако это не было достаточным образом доведено до населения и солдат. Именно поэтому, считает он, оправдание вмешательства США в воины в Корее и Вьетнаме «не вызвало доверия» и «не воспринималось» населением и военнослужащими.

Томас предлагает постепенно расширять значение термина «оборона», чтобы он охватывал не только «жизни американцев, их имущество и другие реальности», но и «защиту репутации страны». Автор считает необходимым сосредоточить все усилил в идеологической обработке солдат вокруг тезиса о «защите национальных интересов» США. По его словам, «любая программа обучения, рассчитанная на подготовку войск ко всяким непредвиденным случайностям, должна делать упор на необходимость защиты широких американских интересов, нежели на борьбу с каким-то предполагаемым противником».

Не трудно понять, что такая постановка вопроса чревата серьёзными последствиями. Недавние угрозы применить силу в отношении нефтедобывающих стран, подкрепленные известными мероприятиями в области боевой и оперативной подготовки американских вооружённых сил, наглядно показывают, насколько далеко заходят интересы определённых американских кругов и какую опасность они представляют для всеобщего мира.

К не менее изощренным приемам камуфлирования агрессии прибегают и другие авторы. Если в недавнем прошлом империалистическая пропаганда, как правило, начисто отрицала необходимость каких-либо социально-политических изменений в странах, освободившихся от колониального гнёта, то теперь она не прочь признать наличие в некоторых из них целого ряда нерешённых проблем. Однако Барретт, Джонсон и Дарлинг, фальсифицируя истину, пытаются представить дело так, будто США и другие западные державы выступают за урегулирование этих проблем «законным» путём, а патриотические силы якобы делают ставку исключительно на вооружённое насилие, чем препятствуют развитию своих стран.

Так, например, Барретт призывает проводить различие между «законным недовольством» и «зарождающейся повстанческой деятельностью». Он уверяет, будто США повсюду «поддерживают и поощряют ответственное самоуправление» и выступают против повстанцев лишь потому, что те «разрушают законные пути политических и социальных перемен». Лицемерно упоминая о том, что сами США возникли в результате освободительной войны против чужеземного колониального владычества и что могут существовать невыносимые для народа условия, которые «оправдывают их насильственное изменение», Барретт тем не менее тщится доказать, будто «мирные и эволюционные перемены более приемлемы для обеспечения широкого и прочного прогресса».

Иначе говоря, угнетённые народы обрекаются на всевластие колониальных, расистских и марионеточных диктаторских режимов, а те, кто с оружием в руках выступают за национальное и социальное освобождение, объявляются нарушителями «законности» и «порядка» и, по логике автора, должны беспощадно подавляться силой оружия.

Нельзя забывать, что вооружённая борьба не самоцель, а средство, к которому вынуждены прибегать народы в борьбе за своё освобождение. Применение тех или других средств в ходе освободительного революционного процесса зависит не от желания народов, а от остроты классовых и других противоречий, от степени насилия, которое используется иностранными колонизаторами и местной реакцией для восстановления, удержания или расширения своего господства.

С точкой зрения Барретта во многом перекликается позиция Джонсона, который признает, что в последние годы «широко распространилась революционная активность», но тут же запугивает читателя «феноменом насильственных перемен в противовес переменам мирным». Учитывая, что в условиях разрядки напряжённости тезис о так называемой «коммунистической угрозе» звучит весьма неубедительно, Джонсон тем не менее повторяет домыслы об «инспирированной коммунистами повстанческой деятельности, которая является инструментом, используемым соперничающими государствами в ущерб интересам США».

Все это является якобы достаточным основанием для противоповстанческой доктрины США, в которой, по словам автора, в последнее время будто бы «делается упор на социальное, экономическое и политическое развитие с учётом чаяний народов», а не на «традиционное использование силы». Именно эта доктрина, если поверить Джонсону, «признала законные требования колониальных народов».

В действительности хорошо известно, что «программы развития», которые рекламирует Джонсон, не что иное, как пресловутые операции по «умиротворению», широко применявшиеся, в частности, американскими и сайгонскими войсками в Южном Вьетнаме в качестве вспомогательного средства для карательных действий.

Подлинный смысл рассуждений Джонсона становится очевидным, когда он прямо высказывается за «будущее использование вооружённых сил США для подавления повстанческой деятельности», ратует за сохранение «статус-кво», то есть за сохранение марионеточных диктаторских режимов.

Что касается Дарлинга, то он проводит мысль, что в некоторых освободившихся странах порой возникают противоречия между различными социальными силами. Как только они переходят «пределы терпимости», к делу преступают повстанцы, которые искусственно раздувают причины этих противоречий. Повстанцы применяют различные методы запугивания населения, чтобы чуть ли не силой привлечь его к борьбе против существующих режимов. Не забывает Дарлинг упомянуть и об «иностранных агентах», действия которых будто бы служат «толчком» для начала вооружённой борьбы патриотических сил.

По утверждению Дарлинга, вооружённая борьба угнетенных народов — это дело рук кучки заговорщиков, оторванных от широких народных масс. Он вообще отрицает право повстанцев называть свои действия «вооружённой борьбой», «войной» или «революцией». По логике автора, не повстанцы, а империалистические каратели выражают народные интересы и сражаются за них с оружием в руках.

Вопреки подобным утверждениям, национально-освободительная борьба независимо от того, в какой бы форме — вооружённой или мирной — она не проходила, — это массовое, глубоко народное движение, не имеющее ничего общего с заговорщической путчистской тактикой. Это в полной мере относится и к прогрессивным военным переворотам, которые в конечном счете могут быть успешными только в том случае, если являются выражением недовольства широких народных масс и опираются на их сочувствие и поддержку. Национально-освободительные восстания и войны не привносятся извне, а порождаются самой системой империализма, которая зиждется на порабощении, угнетении и эксплуатации других народов.

Какие бы расчеты ни связывались с продолжающейся в американской военной печати пропагандистской компанией, призванной, с одной стороны, оправдать и обосновать захватнические войны империализма, а с другой — поставить под сомнение справедливость и правомерность национально-освободительных восстаний и войн, нельзя не видеть, что речь идет всего лишь о смене декораций, о попытках обелить агрессивную и колонизаторскую сущность американской армии, создать соответствующий идеологический камуфляж для её дальнейшего использования в качестве орудия подавления освободительного движения.

Важно подчеркнуть, что дело отнюдь не сводится к высказываниям тех или иных лиц в госдепартаменте или военном ведомстве США. Как показызают факты, такова официальная линия Пентагона, которая в своё время нашла выражение в пресловутой «гуамской доктрине», а в наши дни получила развитие в так называемой «новой тихоокеанской доктрине» США, в которой на первый план выдвигаются знакомые по прошлому концепции «силового» характера и под прикрытием расплывчато сформулированных положений речь явно идет о возрождении политики, ориентированной на интересы лишь одного государства или узкой группы стран, что противоречит главным тенденциям международного развития.

Хорошо известно, что при оценке любой войны важно прежде всего выяснить её сущность, политическое содержание. Как подчеркивал В. И. Ленин, «если «действительная сущность» войны состоит, например, в свержении чуженационального гнета… то война прогрессивна со стороны угнетенного государства или нации. Если «действительная сущность» войны есть передел колоний, дележ добычи, грабеж чужих земель… — тогда фраза о защите отечества есть «сплошной обман народа» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 82).

Безусловно, идеологические мифы, которые используются империалистической пропагандой для маскировки несправедливого характера развязываемых милитаристскими кругами захватнических войн, не могут быть долговечными. Однако идеологическая обработка империалистических армий в сочетании с более усовершенствованной системой комплектования личного состава, репрессиями против инакомыслящих и материальным подкупом все ещё способна обеспечивать на определённый срок выполнение возлагаемых на эти армии агрессивных и колонизаторских задач. Поэтому все миролюбивые силы должны бдительно следить за агрессивными происками империалистов — врагов мира и разрядки международной напряжённости, быть в постоянной готовности сорвать их коварные замыслы.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.