Эволюция стратегии США

Общие военные проблемы /
На страницах журнала «Милитэри ревью» в августе—ноябре 1975 года были опубликованы статьи офицеров американской армии Эткисона «Международные кризисы, эволюция стратегии и вооружённых сил» и Хелмса «Новая стратегия для сухопутных войск ».

В этих статьях авторы излагают свои взгляды на развитие стратегии США под влиянием внешнеполитических факторов, а также некоторые мысли о предназначении американских сухопутных войск в будущем.

В статье Эткисона эволюция стратегии США рассматривается в хронологической последовательности с 1945 по 1975 год. Переломными периодами в развитии стратегии и вооружённых сил США, по мнению автора, являются:

  • Ухудшение сотрудничества между великими державами (1945—1947 годы).
  • «Сдерживание коммунизма» первоначально посредством оказания экономической и военной помощи антикоммунистическим режимам (1948—1950 годы), а затем путём прямого военного вмешательства (1950—1952 годы).
  • «Устрашение коммунизма» с помощью доктрины «массированного ядерного возмездия» (1953—1956 годы).
  • «Устрашение коммунизма» превосходством в стратегическом ядерном вооружении (1957—1960 годы).
  • «Стратегическое устрашение с одновременным подрывом социалистических стран изнутри» с помощью доктрины «новых рубежей» и «тихой ползучей контрреволюции» (1961—1968 годы).
  • «Стратегическое устрашение коммунизма» с максимальным использованием военного потенциала союзников (1969—1975 годы).

В каждый из этих периодов, по оценке Эткисона, проводилась своя стратегия, направленная на обеспечение защиты «национальных интересов» США. Соответственно её потребностям велось строительство вооружённых сил, менялись роль и задачи их видов, развивалось вооружение.

Какие же причины заставляли американское руководство довольно часто менять свою стратегию?

Главной причиной, по мнению Эткисона, являются международные кризисы (локальные конфликты, кризисные ситуации), которые, как указывает автор, «играют решающую роль в развитии стратегии национальной безопасности и определяют направления строительства вооружённых сил США». В статье, например, утверждается, что «когда становилась очевидной неспособность той или иной стратегии ликвидировать какой-то определённый кризис, как это имело место в Корее в 1950 году, эта стратегия резко менялась».

Из других причин, обусловливающих изменения стратегии, автор выделяет следующие:

  • растущая мощь Советского Союза;
  • увеличение количества государств, ставших на путь социалистического развития;
  • активная борьба колониальных и зависимых народов за свое освобождение.

Указанные причины преподносятся в статье с точки зрения буржуазного военного теоретика. Классовая направленность суждений автора проявляется прежде всего в том, что, описывая события того или иного периода и показывая взаимосвязь стратегии и вооружённых сил с ними, Эткисон с помощью лозунгов об «американском миролюбии» и «коллективной безопасности» всячески пытается оправдать агрессивную, экспансионистскую сущность американского империализма, замаскировать гегемонистские замыслы США. Так, по его мнению, в первый и второй периоды стратегия США в политическом плане состояла в обеспечении взаимопонимания с СССР. Однако затем, утверждает автор, «американская стратегия сотрудничества между великими державами уступила место новой стратегии сдерживания коммунизма первоначально с помощью экономических и политических средств, а затем и путём военного вмешательства».

Вооружённые силы США, и особенно сухопутные войска, в эти периоды якобы существенной роли в достижении политических целей не играли и фактически даже «не имели конкретных задач и разработанных способов действий на случай отражения угрозы». Основная ставка делалась на атомную бомбу, «наличие которой сбрасывало со счетов прочие виды оружия».

Примерно в таком же «миролюбивом»- плане излагается в статье стратегия США в последующие периоды, хотя всему миру известно, что американский империализм сразу же после второй мировой войны в качестве основы своей внешней политики провозгласил установление мирового господства. Утверждение мировой гегемонии с помощью военной силы становится стержнем всего послевоенного внешнеполитического курса США.

В борьбе за мировое господство стратегия США в течение послевоенного периода не раз оказывалась в тупике вследствие нереальности поставленных политических целей. Попытка выйти из тупика, приспособиться к изменяющейся обстановке, как известно, всякий раз оказывалась безуспешной. Это наглядно свидетельствует о провале глобальных притязаний американского империализма, босплодности его устремлений отбросить социализм с завоеванных позиций.

Конечно, по известным причинам Эткисон не мог сделать в статье подобные выводы. Однако с объективной реальностью агрессивного курса США он вынужден считаться. По его явно заниженной оценке, «Соединённые Штаты за 29 послевоенных лет имели дело с 28 международными кризисами, из них в 23 случаях с прямым участием американских вооружённых сил». Откровенно агрессивная сущность стратегии американского империализма хорошо просматривается в ходе рассуждений автора о стратегиях и концепциях, имеющих доктринальное значение. Эти рассуждения для наглядности в обобщённом виде в соответствии с вышеназванными периодами приведены в таблице.



Если проанализировать приведённые в таблице за послевоенный период основы стратегии США, то и развитии её доктринальных положений можно проследить три этапа: первый — с окончания второй мировой войны до 1960 года включительно; второй — с 1961 по 1971 год; третий — с 1971 года по настоящее время. В практическом плане США создали военные базы и плацдармы на всех континентах мира, сколотили восемь пактов с 42 партнерами, заключили двусторонние соглашения с 30 другими странами, взяв под свои контроль «почти все некоммунистические государства».

Стратегия на первом этапе базировалась на иллюзорном всесилии американского империализма, предположении о его монополии на ядерное оружие и длительном ядерном превосходстве над СССР. Для этого этапа была характерна политика «с позиции силы», «отбрасывания коммунизма», «балансирования на грани войны». Отражением такой политики в военной области является стратегия «массированного ядерного возмездия», предусматривавшая путём глобального ядерного нападения уничтожение мировой социалистической системы и восстановление всевластия капитализма.

Война любого масштаба, по утверждению генерала Эткисона со ссылкой на документ совета национальной безопасности (№ SC 162/2 от 30 октября 1954 года), планировалась только с применением ядерного оружия. В строительстве вооружённых сил главный упор делался на стратегическую авиацию, имеющую на вооружении атомные бомбы, а также на тактическое ядерное оружие. Сухопутные войска реорганизовывались для ведения боевых действий в условиях атомной войны, их интересы значительно ограничивались.

Однако рост военного могущества Советского Союза и стран социалистического содружества, а также неодолимый процесс революционного преобразования мира опрокинули авантюризм атомных маньяков.
Политика «отбрасывания коммунизма» и «атомная стратегия» оказались несостоятельными.

Второй этап связан с переходом к политике «наведения мостов» с социалистическими странами, направленной на подрыв их изнутри путём «тихой ползучей контрреволюции». В военной области была принята стратегия «гибкого реагирования», которая, не отвергая идеи «массированного возмездия», в то же время предусматривала «подготовку и ведение любых войн: мировых или локальных, ядерных или обычных, больших или малых».

Стратегия «гибкого реагирования» требовала отказа от ориентации только на один вид вооружённых сил и перехода к строительству вооружённых сил на «сбалансированной основе», с тем чтобы иметь в их составе наряду с вполне современными стратегическими ядерными силами достаточно мощные силы общего назначения с обычным вооружением.

Третий этап начался в условиях крупных провалов внешней и внутренней политики США, показавших несостоятельность американского капитала как гаранта капиталистического мира. Несмотря на это, установка на мировое господство сохраняется. Она базируется на концепции «тотальных сил», предусматривающей использование всех экономических и военных ресурсов США и их союзников в планах «отражения коммунизма».

Третьему этапу соответствует стратегия «реалистического устрашения», которая, не отрицая многих положений стратегии «гибкого реагирования», в то же время вносит в них существенные изменения. Основу новой стратегии составляют три главных принципа, превосходство в стратегических силах, партнерство со значительным увеличением военного вклада союзников, переговоры с опорой на силу. Осуществление указанных принципов имеет целью сохранить руководящую роль США в империалистическом лагере, привлечь в более широких масштабах экономические и военные возможности союзников по военным блокам для борьбы против стран социалистического содружества, национально-освободительного движения и трудящихся капиталистических государств, выступающих за социальное освобождение.

В военном плане стратегия «реалистического устрашения» опирается на следующие концепции: «стратегической достаточности», «выбора целей», «полутора войн», «океанской стратегии», «стратегической мобильности». Эти концепции предполагают создание таких вооружённых сил, которые были бы способны вести любые войны и обеспечивали гарантированное уничтожение противника.

Оценивая третий этап в практическом плане с позиции сегодняшнего дня, генерал Эткисон считает, что концепция «тотальных сил» и стратегия «реалистического устрашения» для современных условий являются нежизненными. Как указывается в статье, арабо-израильская война 1973 года показала, что американские действия по оказанию «помощи» Израилю фактически были односторонними и не получили поддержки союзников. Введение арабскими странами эмбарго на нефть привело «к замешательству среди европейских государств , их разногласиям с США и дружественному расположению к арабским странам».

Из опыта арабо-израильской войны 1973 года автор делает вывод, что американская стратегия в будущем должна учитывать зависимость союзников от эмбарго на нефть. По его мнению, энергетический кризис оказывает сильное влияние на сплоченность и единство действий стран НАТО.

В статье указываются другие важные факторы, оказывающие влияние на стратегию США. Например: разрядка напряжённости, инфляция и угроза повторения экономического кризиса, рост военного потенциала СССР, наличие нового энергетического центра в лице Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК).

«Мы вправе ожидать, — пишет автор, — что все эти особенности современной международной обстановки будут учтены при разработке стратегии США, так же как ею будут учтены поучительные уроки кризисов последних лет, их последствия и стратегические достижения за рубежом». В частности, по мнению Эткисона, уроки, извлечённые из опыта войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке (1973 год), свидетельствуют о том, что Соединённые Штаты «с обманчивой лёгкостью идут на применение вооружённых сил. Это может вовлечь страну в военные действия крупного масштаба в погоне за ограниченными целями». В условиях разрядки напряжённости, указывается в статье, США должны избегать прямого военного вмешательства в конфликты в периферийных районах, с тем чтобы не повторить «нового Вьетнама». В строительстве вооружённых сил усилия целесообразно сосредоточить на их качественном совершенствовании. При этом развитие стратегического вооружения следует осуществлять с учётом советско-американских соглашений. Уровень боевой подготовки резервных компонентов сил общего назначения должен удовлетворять требованиям ведения боевых действий в конфликтах крупных масштабов.

С целью ослабления политического и экономического влияния нового энергетического центра в лице Организации стран — экспортеров нефти со стороны США, по заявлению автора, возможны следующие варианты действий:

  • признание США и союзниками по НАТО экономической мощи стран — экспортеров нефти и обеспечение влиятельного положения НАТО в ОПЕК;
  • сотрудничество с арабскими государствами для обеспечения одностороннего влияния США в странах ОПЕК в ущерб союзникам по НАТО;
  • применение «стратегии, направленной против Организации стран — экспортеров нефти», путём политического и экономического давления на них всех стран НАТО вплоть до применения военной силы;
  • односторонняя акция США по оказанию давления на страны ОПЕК вплоть до применения военной силы при сохранении «нейтралитета» европейских государств НАТО.

Из всех вариантов наиболее выгодными для США автор считает первый и третий, предусматривающие объединение общих усилий с союзниками «в деле отыскания основы для примирения с ОПЕК», к менее желательным относит второй и четвёртый, которые могут привести к конфронтации США с ОПЕК и союзниками. При всех вариантах, указывается в статье, при разработке стратегии США необходимо учитывать действия Советского Союза в этом регионе и не допускать, чтобы «интересы его и арабских стран в какой-то степени совпадали». По оценке автора, на современном этапе развития международной обстановки «театром наибольшей опасности конфронтации между США и Организацией стран — экспортеров нефти, по-видимому, является Ближний Восток».

В статье Хелмса высказываются рекомендации о необходимости пересмотра существующих положений относительно боевого предназначения сухопутных войск США в сторону повышения их роли в достижении политических целей американского империализма В числе главных факторов, которые обусловливают изменение этих взглядов, называются:

  • установившийся паритет в стратегическом ядерном оружии СССР и США;
  • развернувшийся экономический кризис капитализма, показавший возрастающую зависимость США от других стран в отношении сырья, рынков сбыта и многочисленных экономических связей;
  • наличие мифической «советской угрозы» американским интересам в различных районах мира.

Автор считает, что в условиях ядерного паритета США и СССР действия известных американо-советских соглашений и продолжающихся переговоров по ограничению стратегических вооружений большое значение в глобальной политике США приобретают региональные соотношения сил. В решении этой проблемы, естественно, резко возрастает роль сил общего назначения, в том числе сухопутных войск. По его оценке, сухопутные войска при балансе стратегических ядерных сил являются единственно надёжным средством достижения военно-политических целей и создания выгодного соотношения сил в любом районе земного шара. Поэтому их необходимо развивать, совершенствовать, усиливать в количественном и качественном отношении, разрабатывать новые способы боевого применения.

Возрастание роли сухопутных войск автор объясняет также существенными изменениями позиции США в мире. Соединённые Штаты с углублением экономического кризиса капитализма все в большей степени становятся зависимыми от других стран «многополюсного мира» и особенно уязвимыми от стран, владеющих стратегическим сырьем. Эта зависимость в обозримом будущем имеет тенденцию не к уменьшению, а к росту. По данным зарубежной печати, если вначале текущего десятилетия США из каждых 100 потребляемых баррелей нефти (1 баррель ранен 159 л) ввозили 23 барреля, в октябре 1973 года (накануне эмбарго) указанная цифра составляла 38 баррелей, то в марте 1976 года она поросла до 41 баррелей. При сохранении нынешних масштабов потребления нефти США к 1980 году вынуждены будут импортировать половину всей потребляемой ими нефти, в том числе 60% с Ближнего Востока (из стран — членов ОПЕК).

В статье отмечается отрицательное влияние на экономику США энергетического кризиса, вызванного якобы главным образом нефтяным бойкотом арабских стран в 1973—1974 годах. При этом автор утверждает, что в данном случае вооружённые силы США, и в частности сухопутные войска, по своей структуре и предназначению не были готовы к «защите американских интересов за границей». Поскольку в перспективе американский импорт нефти с Ближнего Востока ещё больше увеличится, в интересах «гарантированного обеспечения нормального функционирования торговых соглашений» предлагается использовать в кризисных ситуациях сухопутные войска для захвата источников сырья и «сохранения стабильности положения в районах, богатых нефтью». Но для этого следует иметь специально подготовленные сухопутные войска.

«Война во Вьетнаме продемонстрировала нам тщётность конфронтации обычных вооружённых сил с партизанскими силами при слишком удлинённых путях сообщения...». Если, по мнению автора, оставить структуру сухопутных войск без изменений, то их возможности по «защите национальных интересов США за рубежом» приведут к нежелаемым результатам.

Для большей убедительности автор вновь ссылается на опыт арабо-израильской войны 1973 года, который, по его мнению, показал, что в современном противоречивом и многополярном мире Соединённые Штаты не могут быть уверены в традиционной поддержке своей внешней политики даже со стороны союзников. Поэтому рекомендуется и впредь быть готовыми к проведению односторонних действий в условиях резкой критики со стороны других стран. Обеспечить эту готовность призваны сухопутные войска США своим постоянным присутствием в Западной Европе и переброской их в нужный момент с континентальной части США в любой другой район земного шара, где по обстановке требуется присутствие американских сил устрашения.

При рассмотрении вопроса о так называемой «советской угрозе» разглагольствования автора выглядят до смешного наивными — в статье говорится о «защите от советской агрессии любой части западного полушария, будь это Южная, Центральная или Северная Америка». Для «обоснования» утверждается, что Советский Союз якобы имеет возможность обеспечить высадку десанта на любом побережье в западном полушарии, и эти возможности стратегия Пентагона должна обязательно учитывать.

Крики о «советской угрозе», мнимом «советском экспансионизме», как известно, доносятся из стран НАТО не впервые. О их распространении товарищ Л. И. Брежнев с трибуны XXV съезда КПСС говорил: «Главным мотивом сторонников гонки вооружений является утверждение о так называемой советской угрозе. Этот мотив используется и тогда, когда нужно протащить более высокий военный бюджет, урезывая расходы на социальные нужды, и когда разрабатываются новые виды смертоносного оружия, и когда пытаются оправдать военную активность НАТО. На самом деле, конечно, никакой советской угрозы не существует ни для Запада, ни для Востока. Все это чудовищная ложь — от начала до конца. Советский Союз не собирается ни на кого нападать. Советскому Союзу война не нужна».

Автор упомянутой статьи распространяет лживые домыслы о «советской угрозе» для того, чтобы вслед за своими боссами из Пентагона оправдать наращивание военной мощи США и «доказать» необходимость выделения ещё больших ассигнований на дополнительное развертывание сухопутных войск в интересах «защиты западного полушария».

В результате рассмотрения изложенных выше военно-политических факторов автор однозначно утверждает, что существующий ныне состав сухопутных войск США не соответствует внешнеполитическим целям. По его мнению, потребности в сухопутных войсках США на 1973—1990 годы должны определяться: во-первых, необходимостью сохранения в полном составе имеющегося контингента американских войск в Западной Европе; во-вторых, способностью сухопутных войск решать задачи по защите интересов США за границей путём немедленной переброски их с Американского континента в любой район земного шара для ведения ограниченных боевых действий и выполнения функций по обеспечению стабильности положения; в-третьих, готовностью сухопутных войск к обороне своей территории и Американского континента в целом.

Хелмс считает, что в Западной Европе сокращение американских войск недопустимо, так как это якобы может привести к резкому обострению обстановки внутри НАТО, ослаблению блока, а в условиях греко-турецких противоречий, выхода Франции и Греции из военной организации НАТО — даже к его развалу. Исходя из этого, а также учитывая возможность возникновения на Европейском театре войны вооружённого конфликта, предлагается (в плане реализации политических обязательств США перед союзниками) укреплять качественно и количественно американские сухопутные войска в Европе (не считаясь с экономическими затратами), повышать их боеспособность, мобильность, огневую мощь, противотанковые возможности. Содержать их в таком высоком качественном состоянии и боевой готовности, чтобы они отвечали интересам американского империализма.

Что касается выполнения функций «защиты интересов США за границей», то в составе сухопутных войск, по мнению автора, необходимо иметь дополнительно шесть — восемь дивизий. Эти дивизии должны иметь хорошую боевую подготовку и обладать способностью к быстрой переброске и развертыванию в любом районе мира и умению вести боевые действия на любой местности. Их не следует оснащать тяжёлым оружием, основу боевого состава должны представлять пехота, артиллерия на механической тяге и лёгкие разведывательные машины типа М551 («Шеридан»).

Отличительными особенностями боевых свойств дивизий, по мнению Хелмса, могут быть:

  • быстрота развертывания;
  • ограниченность по времени боевых действий;
  • лёгкость и быстрота последующего их вывоза (возвращения) из района боевых действий на континент.

Для них нет необходимости создавать сложную систему связи, управления и материально-технического обеспечения. Снабжение целесообразно иметь по воздуху или морем. В последнем случае рекомендуется использовать порты, однако главный упор следует делать на готовность к рассредоточенной выгрузке материальных средств на необорудованный берег с широким применением контейнеризации грузов. При таком варианте снабжения необходимо предусматривать меры по охране районов выгрузки материальных средств, так как они могут явиться выгодными целями нападения для противника.

Упомянутые дивизии рекомендуется наделять приоритетом в укомплектовании личным составом, техникой, оружием и постоянно держать их в состоянии высокой боевой готовности (включая средства переброски).

Решение другой важной задачи — обеспечение зашиты территории США от вымышленной «советской агрессии», по замыслу автора, следует возложить на регулярные войска, национальную гвардию и резерв армии. Для этого в составе регулярных войск необходимо иметь как минимум шесть — восемь бригад, полностью укомплектованных личным составом и оружием. Целесообразно также, считает автор, значительно повысить боевые и мобилизационные возможности национальной гвардии и резерва армии, с тем чтобы в случае чрезвычайной обстановки немедленно довести их формирования до штатов военного времени и использовать наравне с регулярными войсками.

Изложив свои взгляды на предназначение сухопутных войск в будущем, автор заявляет, что «предлагаемая им стратегия согласуется с принципами разрядки напряжённости и позволяет США продолжать переговоры об ограничении стратегических вооружений и взаимном сокращении вооружённых сил в Европе с позиции силы».

В действительности политика с «позиции силы», как известно, не согласуется с принципами разрядки напряжённости. «Мир с позиции силы» или «мир на основе силы» есть уродливая форма «холодной войны», попытка подорвать разрядку, опорочить её. В данном вопросе автор статьи, конечно же, идёт в общем потоке крикливой шумихи, поднятой военными деятелями НАТО о якобы односторонней выгоде политики разрядки лишь для Советского Союза.

Клеветнические измышления барабанщиков «холодной войны» обязывают советских воинов постоянно помнить указания XXV съезда КПСС о том, что «противники разрядки напряжённости и разоружения обладают ещё немалыми ресурсами. Они действуют активно, в разных формах и с разных направлений. Хотя возможности агрессивных действий империализма теперь значительно урезаны, его природа остается прежней». Поэтому войны Советских Вооруженных Сил должны бдительно следить за происками врагов мира, быть верным стражем мирного труда советского народа.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.