Гонка вооружений в странах НАТО и её особенности

Общие военные проблемы /
В последние годы на мировой арене происходят важные позитивные перемены. Последовательная, целеустремлённая политика Советского Союза, проводимая в тесном сотрудничестве с братскими странами социализма, приносит свои положительные результаты. Оздоровляется политическая атмосфера в мире, углубляется разрядка международной напряженности, утверждаются принципы мирного сосуществования и сотрудничества между государствами с различным социальным строем. Однако опасность новой мировой войны не устранена. Она остается суровой реальностью наших дней, поскольку в мире продолжают активно действовать силы реакции и милитаризма.

По мере углубления общего кризиса капитализма правящие круги империалистических государств все в большей степени делают ставку на военную силу, на её непосредственное применение иди угрозу применения в интересах сохранения капиталистической системы в целом. Именно этим и объясняется тот факт, что по многих капиталистических странах продолжается гонка вооружений, проводимая под флагом антикоммунизма, антисоветизма. Определяющий тон в этом задают агрессивные блоки империализма, в первую очередь .

Основным показателем гонки вооружений в странах НАТО служит непрерывный рост их военных расходов. Так, если в 1970 году эти страны затратили на военные цели 103 млрд. долларов, а в 1972 году — 115 млрд., то в 1974 году они израсходовали уже около 132 млрд. долларов. Всего же за двадцать пять лет существования этой замкнутой империалистической группировки (с 1949 по 1974 год) её участники затратили на военные приготовления 1820 млрд. долларов.

Непрерывный рост военных ассигнований в странах НАТО не только затрудняет решение внутренних социальных проблем, но и деформирует экономику, порождает валютно-финансовые трудности, усиливает инфляцию. Тем не менее, как показывает анализ публикуемых в иностранной печати данных, сокращения военных расходов в этих странах в ближайшие годы не предвидится. Так, проектом военного бюджета , представленным на рассмотрение американского конгресса в феврале текущего года, общие военные ассигнования страны на очередной 1975/76 финансовый год намечены в размере 104,7 млрд. долларов, что примерно на 16 млрд. больше по сравнению с 1974/75 финансовым годом. Львиная доля этих средств предназначается на создание и закупки новых систем вооружения.

Тенденция к дальнейшему увеличению общих военных расходов наблюдается и в других странах блока. Например, в в 1975 финансовом году они определены в сумме 34 млрд. марок, тогда как в 1972 году они составили 28,7 млрд. марок. При этом по бюджету предусматривается увеличить те фонды средств, которые пойдут на оснащение бундесвера новыми образцами оружия и боевой техники.

Намерение руководителей НАТО и впредь расходовать на гонку вооружении огромные средства в последние годы встречает резкую критику со стороны не только трудящихся слоев населения и широкой общественности, но и трезвомыслящих государственных и политических деятелей на Западе. Наиболее громко эта критика раздается в Великобритании, Италии, Бельгии, Нидерландах и некоторых других западноевропейских странах, где кризисные явления в экономике, инфляция и снижение жизненного уровня населения в результате неоправданного роста бремени военных расходов проявляются наиболее остро. Достаточно сказать, что в последние годы темпы роста ежегодных военных расходов в западноевропейских странах НАТО были почти в четыре раза выше, чем в США.

Несмотря на проявления недовольства среди участников НАТО, Пентагон требует от своих партнеров по блоку усиления гонки вооружений, повышения их военных потенциалов. С этой целью в Вашингтоне даже была выдвинута концепция так называемого «зрелого партнерства», предусматривающая увеличение военных и финансовых усилии западноевропейских союзников США. Эти требования отчетливо прозвучали и на заседаниях высших руководящих органов Североатлантического союза в декабре 1974 года. В ходе этих заседаний высшие военные чины категорически выступили против проектов пересмотра военных бюджетов в сторону уменьшения, о которых говорили, ссылаясь на резкое обострение экономических трудностей, представители Великобритании, Италии, Бельгии и других стран. Более того, на заседании Еврогруппы НАТО, куда входят десять западноевропейских стран блока, под нажимом со стороны представителей США были утверждены планы усиления в 1975 году армий этих стран дополнительным количеством оружия и боевой техники. Одновременно намечено провести обширные работы по модернизации имеющегося в войсках вооружения.

В мае текущего года в Брюсселе состоялись очередные заседания руководящих органов НАТО. Во время их работы, как и прежде, доминировал дух продолжения гонки вооружений, стремления милитаристских кругов не допустить ослабления военных приготовлений в западноевропейских странах блока.

Разумеется, атлантические политики и генералы не могут просто игнорировать складывающуюся в мире новую ситуацию, как бы им того ни хотелось. Атмосфера разрядки международной напряженности и возникающие при этом экономические, социальные, правовые и другие проблемы заставляют правящие круги стран НАТО идти на определенные международное соглашения, предусматривающие некоторое ограничение средств вооруженной борьбы. Однако это вовсе не означает, что процесс материальной подготовки к войне в странах НАТО ослабевает. Наоборот, гонка вооружении в них усиливается, Она лишь приобретает новые, свойственные современному периоду международных отношений особенности.

Наиболее опасной тенденцией гонки вооружений в основных странах НАТО является качественное совершенствование стратегического оружия — межконтинентальных баллистических ракет, атомных ракетных подводных лодок и самолётов стратегической авиации Ведущее место в этом принадлежит США, которые в течение последних лет на модернизацию своего арсенала стратегического оружия тратят до 8 млрд долларов ежегодно.

К началу 1975 года Пентагон располагал 1054 установками для запуска межконтинентальных баллистических ракет: 54 2 и 1000 . Как отмечается в иностранной печати, американские военные руководители считают, что этого количества им вполне достаточно для сохранения «военного равновесия» в мире. Однако в последние годы идёт непрерывное наращивание ракетно-ядерного потенциал за счет обновления как самих ракет, так и усиления защиты пусковых шахт с находящимися в них ракетами от поражающих факторов ядерного взрыва.

Так, в соответствии с долгосрочной программой продолжается перевооружение ракетных частей, входящих в состав стратегического авиационного командования США. МБР «Минитмэн» 1 и некоторое количество МБР «Минитмэн» 2 заменяются более совершенными — «Минитмэн» 3. По сообщениям иностранных обозревателей, к середине 1975 года Пентагон рассчитывал иметь в составе САК 450 ракет «Минитмэн» 2 и 550 «Минитмэн» 3. Что касается ракет «Титан», то их предполагается сохранить до конца текущего десятилетия.

По данным зарубежной печати, ракета «Минитмэн» 2 имеет моноблочную ядерную головную часть с тротиловым эквивалентом примерно 2 Мгт. Ракета «Минитмэн» 3 оснащена многозарядной головной частью типа «Мирв». Она содержит три ядерных заряда, тротиловый эквивалент которых оценивается иностранными специалистами по 200 кт. Считается, что ракету с такой головной частью можно использовать для нанесения удара сразу по трем объектам, расстояние между которыми может быть до сотни километров.

Таким образом, не увеличивая общего количества межконтинентальных баллистических ракет, американские милитаристы надеются повысить свой стратегический ракетно-ядерный потенциал путем принятия на вооружение более эффективных, надежных и точных систем.

Повышая точность стрельбы межконтинентальных ракет, Пентагон стремится не только добиться военно-технического превосходства в области стратегического ракетно-ядерного оружия, но и обеспечить себе определенные «козыри» в ходе советско-американских переговоров по ограничению стратегических вооружении. В этом отношении весьма показательна пропагандистская кампания, развернувшаяся недавно в США в связи с появлением так называемой «доктрины Шлесинджера». В иностранной печати её называют еще «концепцией перенацеливания стратегических ракет» или «концепцией ограниченной стратегической войны».

Как известно, глава американского военного ведомства, выступая с заявлением о состоянии «обороноспособности» США на 1975 год, выдвинул идею о необходимости создания таких ракет, которыми можно было бы предельно точно поражать военные объекты (ракетные пусковые установки, склады ядерных боеприпасов, стратегические центры управления и т. п.). Применяя такие ракеты, утверждает Шлесинджер, можно будет якобы свести потери среди населения противника к минимуму и вместе с тем лишить его возможности нанести ответный удар. Иными словами, прикрываясь лозунгом весьма сомнительной «гуманности», американский министр обороны пытается вот уже который раз оправдать проводимую империалистами США гонку вооружений, обосновать ускоренное качественное совершенствование стратегических сил и добиться выделения для Пентагона новых ассигнований.

Примером настойчивых поисков более совершенных систем стратегического ракетного оружия могут служить также проводимые в последние годы в США эксперименты, направленные на исследование возможностей по созданию межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых после сбрасывания их с самолётов. Как сообщала иностранная печать, в октябре 1974 года по программе М-Х был осуществлен такой эксперимент с ракетой «Минитмэн» 1. По мнению американских экспертов, создание нового вида стратегического оружия диктуется якобы необходимостью «спасти межконтинентальные ракеты от ядерного удара» в случае войны.
Кроме того, считается, чти запуск таких ракет с воздушной пусковой установки дает возможность увеличить дальность полета ракеты.

Боевые возможности американской стратегической авиации повышаются главным образом за счет перевооружения стратегических бомбардировщиков В-52 и FB-111 управляемыми ракетами класса «воздух—земля», имеющими максимальную дальность стрельбы 300 км. По данным иностранной печати, в настоящее время ими вооружены 280 самолётов В-52 (всего их в составе САК ВВС США насчитывается около 410) и 70 FB-111. Самолёт В-52 может нести до 20, a FB-111 — до шести таких ракет, тротиловый эквивалент ядерного заряда каждой из которых примерно 200 кт.

В декабре 1974 года в США начались летные испытания первого опытного образца нового стратегического бомбардировщика В-1 (см. рисунок), который, как считают, заменит устаревающий В-52. Согласно имеющейся долгосрочной программе, к 1985 году предполагается построить 244 самолёта В-1, каждый из которых сможет нести до 32 ракет «Срэм».

Американский стратегический бомбардировщик В-1
Рис. 1 Американский стратегический бомбардировщик В-1

В последние годы программа создания самолёта В-1 находится под огнем критики со стороны американских налогоплательщиков. Дело в том, что расходы на её реализацию из-за возникающих технических проблем и продолжающейся инфляции в стране с каждым годом растут. Так, если первоначально стоимость работ по выполнению программы оценивалась в 9,9 млрд. долларов, то к 1970 оду она возросла до 11,1 млрд., а к середине 1974 года — до 18,6 млрд. долларов.

В проведении своей агрессивной политики американские милитаристы большие надежды возлагают на атомные ракетные подводные лодки, которые находятся на вооружении военно-морских сил США с 1960 года. В настоящее время в составе ВМС насчитывается 41 атомная подводная лодка, каждая с 16 ракетами на борту.

В 1970 году командование ВМС США приступило к перевооружению своих атомных ракетных подводных лодок, которое предполагается закончить к 1977 году. К этому сроку планируется иметь в строю 31 подводную лодку с ракетами и 10 с ракетами А3. Цель перевооружения состоит в том, чтобы, не увеличивая общего количества атомных подводных лодок-ракетоносцев, расширить их боевые возможности за счет установки на них более мощных ракет, головные части которых снаряжены несколькими ядерными зарядами. Головная часть пакеты «Поларис» А3 имеет три ядерных заряда суммарной мощностью 1 Мгт, а у «Посейдона» — 10—14 мощностью по 50 кт. Ракета «Посейдона» но сравнению с «Поларисами» обладает большей точностью стрельбы за счет применения новой инерциальной системы управления. Её боеголовки имеют аппаратуру индивидуального нацеливания.

Три года назад в США была примята программа создания до 1985 года новой подводной ракетно-ядерной системы, получившей название «Трайдент». Она должна включать более совершенные подводные лодки, каждая из которых будет нести 24 межконтинентальные баллистические ракеты дальностью стрельбы до 12 тыс. км. Ракеты предполагается оснастить многозарядными головными частями. Первая лодка по планам Пентагона должна вступить в строй в 1978 году. Её строительство потребует огромных средств. Так, если создание 41 подводной лодки с ракетами «Поларис» в свое время обошлось американским налогоплательщикам в 10 млрд. долларов, то стоимость только 10 новейших лодок системы «Трайдент» составит примерно 15 млрд. долларов.

Качественные и количественные изменения происходят и в арсеналах стратегического ядерного оружия Франции и Великобритании, хотя по своим масштабам работы в этой области намного уступают тем, которые проводятся в США.

В настоящее время в соответствии с долгосрочной военной программой, рассчитанной на 15-летний период (с 1960 по 1975 год), продолжается совершенствование французских стратегических ядерных сил, которые включают баллистические ракеты наземного базирования, атомные ракетные подводные лодки и бомбардировщики-носители ядерного оружия 4.

По данным иностранной печати, вооруженные силы Франции к началу текущего года уже располагали двумя эскадрильями баллистических ракет S-2 (дальность стрельбы 3000 км, мощность ядерного заряда 150 кт) по девять пусковых установок в эскадрилье. В составе ВМС находятся три ПЛАРБ, на каждой из них 16 ракет класса «корабль—земля». Две лодки оснащены ракетами М-1 (дальность стрельбы 2600 км, мощность моноблочной ядерной головной части около 500 кт), а на третьей в 1971 году установлены ракеты М-2. По сравнению с М-1 они имеют более современные средства преодоления системы ПРО и дальность стрельбы до 3200 км. Планом развития подводной ракетно-ядерной системы предусматривается ввод в строй еще двух ПЛАРБ (в 1976 и 1978 годах). Для них создаются новые ракеты М-20 с термоядерной головной частью мощностью 1 Мгт и М-1, для которой разрабатывается многозарядная головная часть. Предполагается, что ракетами М-4 впоследствии будут перевооружены все пять французских подводных лодок. В иностранной печати сообщалось, что командование ВМС Франции обсуждало вопрос о строительстве в конце текущего десятилетия шестой ПЛАРБ.

Основу стратегических ядерник сил Великобритании составляют атомные ракетные подводные лодки. Первоначально предполагалось построить пять таких подводных кораблей. Однако из-за финансовых затруднений их построено только четыре, вопрос о строительстве пятой ПЛАРБ окончательно еще не решен. Каждая английская подводная лодка оснащена 16 американскими ракетами «Поларис» А3. Их разделяющиеся головные части с тремя зарядами каждая изготовлены в Великобритании.

В основу строительства вооруженных сил стран НАТО на современном этапе положены требования стратегии «гибкого реагирования», которой командование блока официально руководствуется с 1967 года. Как известно, эта стратегия предусматривает подготовку и ведение агрессивных войн различного вида — всеобщей ядерной, ограниченной ядерной и войны с применением только обычного оружия. Поэтому, исходя из возможного характера будущей войны, руководители стран НАТО проводят обширные мероприятия, предусматривающие повышение боевых возможностей сил общего назначения, которые включают сухопутные войска, а также ВВС и ВМС (без стратегических ядерных сил). Основной упор при этом делается на качественное улучшение оружия и боевой техники этих видов вооруженных сил.

В сухопутных войсках стран блока усилия направлены на дальнейшее повышение огневой и ударной мощи частей и подразделений, их мобильности, внедрение средств автоматизированного управления системами оружия и войсками в целом. В США например, недавно принята на вооружение новая ракетно-ядерная система оперативно-тактического назначения (дальность стрельбы 5 — 120 км), которой заменяются устаревшие УР и НУР . По последним данным иностранной печати, ракетами «Ланс» решило оснастить свои войска командование бундесвера (поступление их в войска должно начаться уже в текущем году), а также военные ведомства Великобритании, Италии, Бельгии и других стран.

На вооружение сухопутных войск Франции поступают ракеты Плутон» с ядерным зарядом мощностью 15 кт. Они предназначены для поражения крупных объектов в оперативно-тактической глубине (дальность стрельбы до 120 км).

Артиллерийское вооружение в странах НАТО совершенствуется за счет увеличения дальности стрельбы орудий, их подвижности, поражающего действия боеприпасов. Основным видом артиллерии в армиях ведущих стран НАТО становится самоходная артиллерия, обеспечивающая войскам возможность ведения маневренных боевых действий. В последние годы разрабатываются новые образцы самоходной артиллерии. Для них создаются боеприпасы новых типов, в том числе активно-реактивные и с кассетными боевыми частями, которые заряжены противотанковыми минами. Не прекращаются также работы по созданию новых полевых орудий на мехтяге, поступление которых в войска стран блока ожидается по второй половине 70-х годов.

При совершенствовании танков в армиях основных стран НАТО главное внимание уделяется повышению их огневой мощи, подвижности и защитных свойств. Этим требованиям, как считают иностранные военные специалисты, отвечают танки . Серийное производство этих танком развернуто в ФРГ не только для бундесвера, но и для армий других стран НАТО. К концу текущего десятилетия предполагается завершить разработку в США основного боевого танка ХМ1. В течение нескольких лет в ФРГ и Великобритании создается перспективный танк, который, как считают иностранные специалисты, по огневой мощи, маневренности н броневой защите превзойдет последние образцы танка «Леопард».

Большое внимание командования армий стран НАТО обращают на оснащение своих войск боевыми машинами пехоты, бронетранспортерами и другими бронированными машинами, объём производства которых в последние годы быстро растет. Считается, что широкое применение таких машин повысит тактическую мобильность пехоты и усилит её боевые возможности. Наиболее интенсивные работы по созданию новых боевых машин пехоты и бронетранспортеров отмечаются в США, Великобритании, ФРГ и Франции.

Проанализировав опыт войны 1973 года на Ближнем Востоке, иностранные специалисты пришли к выводу, что успех в современном бою во многом зависит от того, в какой степени войска оснащены противотанковыми средствами. Поэтому не случаен тот огромный интерес, который проявляют к этому виду оружия специалисты США, ФРГ, Франции и других западных стран, где широким фронтом идут поиски новых, более эффективных образцов ПТУРС, которыми планируется вооружить не только наземные боевые машины, но и вертолеты. Большое внимание уделяется также оснащению войск легкими зенитными ракетными системами.

Публикуемые в иностранной печати данные свидетельствуют о том, что военно-воздушные силы основных стран НАТО находятся на пороге полного переоснащения, в ходе которого самым тщательным образом учитывается опыт агрессивных воин, развязанных милитаристами в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке.

Во второй половине 60-х годов командование ВВС США и некоторых западноевропейских стран блока, считая многие образцы самолётов устаревшими, приступили к активной разработке новых тактических самолётов, которые обладали бы не только высокими лётными и боевыми свойствами, но и были сравнительно просты по конструкции и дешевы в производстве. В гонку вооружений сразу включились многие авиационные фирмы США, Великобритании, ФРГ, Франции, Италии и других стран. В США были созданы истребители F-15 и YF-16, штурмовик A-10. В Великобритании и Франции был построен многоцелевой самолёт , а во Франции истребитель «Мираж» F1. Английские, западногерманские и итальянские фирмы заканчивают совместное создание многоцелевого самолёта , а западногерманские и французские — истребителя . В стадии проектирования и разработок в этих странах находятся еще несколько образцов самолётов тактической авиации.

Появление такого обилии новых самолётов и проектов создания более совершенных образцов привело к острой конкурентной борьбе среди поставщиков авиационной техники для ВВС стран НАТО.

Так, в течение длительного времени между военно-промышленными комплексами США, Франции и Швеции продолжилось острейшее соперничество за «заказ века» на поставку 350 самолётов для ВВС Бельгии, Нидерландов, Норвегии и Дании, стоимость которых оценивается в 2,5 — 3 млрд. долларов. Совсем недавно эта борьба закончилась в пользу американской фирмы «Дженерай дайнэмикс», предложившей свой еще не запущенный в серийное производство самолёт YF-16.

Одновременно с совершенствованием и обновлением самолётного парка происходит модернизация авиационного вооружения, и в первую очередь ракет, предназначенных для поражения воздушных и наземных целей.

В связи с появлением новых образцов зенитного управляемого оружия во многих странах приступили к созданию авиационных ракет с более сложными системами наведения, которые обеспечивают снижение потерь авиации при действии против наземных объектов. Большое внимание уделяется также авиационным средствам радиопротиводействия.

Строительство военно-морских сил стран НАТО в настоящее время направлено главным образом на дальнейшее расширение их ударных и противолодочных возможностей. Наиболее ярко эта тенденция проявляется в ВМС США, Великобритании и Франции. В состав их флотов непрерывно поступают новые надводные и подводные корабли (в том числе с атомными энергетическими установками), оснащенные зенитным и противолодочным вооружением, противолодочными и многоцелевыми вертолетами. Большое внимание уделяется также развитию морской пехоты и военно-морской авиации.

Наиболее многочисленным флотом среди стран блока располагают США. Несмотря на это, как отмечается в иностранной печати, наращивание их военно-морского потенциала продолжается ускоренными темпами путем замены устаревших боевых кораблей и вспомогательные судов. Долгосрочными программами предусматривается дальнейшее совершенствование имеющихся и строительство новых многоцелевых авианосцев, фрегатов, эскадренных миноносцев, подводных лодок, десантных и других кораблей. В частности, количество атомных торпедных подводных лодок со временем предусматривается довести до 90 единиц (сейчас их 61), исключив из состава флота все дизельные подводные лодки. Продолжается разработка кораблей нового типа — на подводных крыльях и воздушной подушке.

Большие количественные и качественные изменения происходят и в ВМС, Великобритании, несмотря на экономические и финансовые трудности, создавшиеся в стране в последние годы. Продолжается строительство атомных подводных лодок с торпедным вооружением, крейсеров, эскадренных миноносцев УРО, сторожевых кораблей. Многие эскадренные миноносцы и другие корабли перевооружаются ракетным оружием.

Французские ВМС к 1976 году получат еще четыре к имеющимся 19 дизельным подводным лодкам. В перспективе намечается построить до 20 торпедных подводных лодок с атомными энергетическими установками. В 1974 году в состав флота введен новейший сторожевой корабль УРО, а в постройке находятся три фрегата и три эскадренных миноносца с ракетным оружием, несколько сторожевых и десантных кораблей.

В ФРГ усиленными темпами идёт строительство более мелких кораблей — дизельных подводных лодок и ракетных катеров, которыми оснащают не только западногерманский флот, но и продают та границу.

Создание новых, более сложных и эффективных образцов оружия и боевой техники в странах НАТО влечет за собой расширение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Использование научно-технических достижений в военных целях особенно усилилось в последние годы. Об этом можно ездить по размерам средств, выделяемых на проведение НИОКР военного назначения, например в США, которые по масштабам научных исследований и разработок военного характера намного опережают своих партнеров по блоку. Но данным американской печати, в бюджете 1972/73 финансового года Пентагону по статье НИОКР было ассигновано около 8 млрд. долларов. На 1975/76 финансовый год на эти цели предусматривается ассигновать примерно 10,2 млрд долларов.

Следует отметить, что, кроме государственного финансирования, в странах НАТО значительные суммы на военные исследования выделяют те монополии, предприятия которых производят продукцию для военных ведомств. В сферу военных исследований вовлечены также крупные учебные заведения и научные организации. По данным иностранной печати, военными исследованиями только в основных странах НАТО занято свыше 400 крупнейших научно-исследовательских организаций.

В последние годы значительно возрос объём фундаментальных теоретических и прикладных исследований, используемых при создании новейших образцов оружия и боевой техники. Например, американским военным бюджетом на 1973/1974 финансовый год из всех средств на НИОКР выло выделено примерно 27% на исследования и разработки в области ракетной техники, 20% — авиационной техники, 20% — радиоэлектроники, средств связи и другого оборудования.

Занимая ведущее место в НАТО по масштабам научных исследований и разработок военного назначения, США не отказываются и от использования военно-научного потенциала своих западноевропейских союзников. В этих целях американские милитаристы активизируют свои усилия по координации НИОКР как в рамках всего блока, так и с отдельными его участниками. Однако, как отмечается в иностранной печати, такое стремление наталкивается на противодействие со стороны представителей военных органов и промышленных фирм западноевропейских стран, которые отдают себе отчет в том, что эта «координация» чревата для них потерей прибылей. Тем более эти страны, как неоднократно признавали представители Пентагона, уже сейчас располагают возможностями разрабатывать такие системы оружия, которые по своим качествам превосходят американские образцы и пользуются спросом на международном рынке вооружения.

Таким образом, расширение НИОКР и их интеграция в странах НАТО способствует усилению гонки вооружений.

Одним из проявлений гонки вооружений в странах НАТОО на современном этапе является также расширение военно-промышленного сотрудничества, сопровождающегося образованием межгосударственных военно-промышленных союзов на основе объединения монополий нескольких стран, координирующие свою деятельность при выполнении военных заказов. Оно отражает прежде всего стремление руководства блока к более эффективному использованию имеющиеся материальных, финансовых и людских ресурсов в области разработки и производства новых, дорогостоящих образцов оружия и боевой техники.

Военно-промышленное сотрудничество в странах НАТО возникло в конце 50-х годов, когда США под видом оказания «помощи» навязали странам Западной Европы ряд программ так называемого «взаимного развития вооружения». В то время американские монополисты сумели, как известно, разместить в Европе ряд заказов на производство американских образцов вооружения и внедрили свои стандарты в производство многих западноевропейских стран. В результате такого «сотрудничества», которое проводилось под флагом «подготовки к отражению советской агрессии», возрождаемая после второй мировой войны экономика западноевропейских стран приобретала однобокий характер и оказалась в известной зависимости от США. На это, собственно, и рассчитывали американские монополистические круги.

С ростом военно-экономического потенциала западноевропейских стран их монополии, занятые в сфере военного бизнеса, все активнее стали оказывать противодействие американскому капиталу и развернули широкую деятельность по налаживанию между собой связей при разработке и производстве вооружений. В настоящее время сложилась такая обстановка, когда военные монополии ведущих западноевропейских стран НАТО (ФРГ, Франции и Великобритании) в погоне за прибылью заняли не только прочное место к странах этого блока на своем континенте, но и поставляют США собственную военную продукцию. Например, только в ФРГ Пентагон сейчас закупает свыше 30 различных образцов оружия, военной техники и снаряжения.

Чтобы укрепить свои позиции в конкурентной борьбе с монополиями США, западноевропейские страны НАТО заключили между собой большое количество двусторонних и многосторонних соглашений и военно-промышленном сотрудничестве. Эти соглашения координируются в рамках Еврогруппы НАТО.

В Еврогруппе, как известно, имеются специальные рабочие группы, координирующие «военную политику и практические мероприятия», проводимые её членами в военной области. К ним, в частности, относится группа «Евронад», которая объединяет так называемых «национальных директоров по вопросам вооружений», ответственных за оснащение войск стран — участниц Еврогруппы, разрабатывает и координирует планы военно-технического сотрудничества в рамках блока. В последнее время отмечается активизация деятельности этой группы по координации совместных проектов, предусматривающих усовершенствование имеющихся и создание новых стандартных образцов вооружения, которые должны поступить в войска западноевропейских стран блока в ближайшие годы.

Военно-промышленное сотрудничество в странах НАТО приобрело различные формы. Это организация производства вооружения по лицензиям, оказание взаимного технического содействия в процессе производства, координация в области распределения заказов готовой продукции, разработка общих программ НИОКР, совместное производство отдельных образцов вооружения, обмен научно-технической документацией и другие. Например, США заключили двусторонние соглашения «о взаимном обмене патентными правами и технической информацией в целях обороны» с ФРГ, Великобританией, Бельгией, Нидерландами, Данией, Норвегией, Турцией и другими странами. В ранках этого соглашения подписано свыше 100 договоров об обмене секретной военно-технической информацией.

Разумеется, военно-промышленное сотрудничество в странах НАТО не проходит так гладко, как это пытается иногда представить западная пропаганда. Ведется ожесточенная борьба за долю прибыли, получаемой в ходе такого выгодного бизнеса, каким стало в этих странах производство средств вооруженной борьбы. Непримиримые противоречия часто не позволяют добиться единства в вопросах выбора конструкции вооружения и прийти к согласованным решениям. Вместе с тем нельзя недооценивать роли военно-промышленного сотрудничества в странах НАТО, которое способствует усилению в них гонки вооружении.

Приведенные в статье данные, безусловно, не исчерпывают всех особенностей гонки вооружении, проводимой странами НАТО на современном этапе. Они касаются главным образом одной стороны процесса подготовки к войне — качественного совершенствования средств вооруженной борьбы, что представляет огромную опасность для человечества.

Советский Союз, руководствуясь принципами ленинской миролюбивой внешней политики, является решительным сторонником прекращения гонки вооружений. Отражая волю советского народа, XXIV съезд КПСС подчеркнул: «Борьба за прекращение
гонки вооружений как ядерных, так и обычных, за разоружение — вплоть до всеобщего и полного — будет и впредь одним ил важнейших направлений внешнеполитической деятельности КПСС, Советского государства». Вместе с тем советский народ понимает, что до тех пор, пока опасность возникновения новой войны не устранена, необходима высокая бдительность и дальнейшее укрепление Советских Вооружённых Сил, находящихся в постоялой боевой готовности к решительному отпору любой агрессии.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.