Концепция «Стратегической мобильности» вооружённых сил США

Общие военные проблемы /
Глобальный характер агрессивных устремлений империалистических кругов , отражением которых является современная военная доктрина, «требует военного присутствия» американских войск в различных районах земного шара. С их помощью политическое руководство США стремится укрепить и расширить свое влияние на всех континентах, «Если мы хотим серьезно подойти к нашей стратегической концепции, — говорил бывший министр обороны США Шлесинджер в докладе о военной программе на 1976-1980 годы, — нам необходимо иметь военные силы в Европе и Азии. Для обеспечения этих сил мы должны быть в состоянии контролировать подступы к Атлантическому океану и западной части Тихого океана. Мы должны дать почувствовать наше присутствие в Средиземном море и Индийском океане».

Концепция «стратегической мобильности», вытекающая из требований стратегии «реалистического устрашения», определяет одно из важнейших направлений в строительстве вооружённых сил США и предусматривает пути создания необходимого превосходства в силах над вероятным противником в определенном районе, в определённое время, для решения определённых задач.

Эта концепция не нова. Она была разработана еще в 1961 году в рамках стратегии «гибкого реагирования». В последние годы концепция «стратегической мобильности», по мнению Пентагона, приобрела ещё большее значение и считается сейчас одним из важнейших инструментов для осуществления традиционной американской политики «с позиции силы». Возрастанию роли этой концепции способствовали следующие факторы: изменившееся соотношение стратегических сил СССР и США, потеря США ряда заморских территорий и плацдармов, а также невозможность постоянно содержать крупные группировки вооружённых сил во всех «жизненно важных», с точки зрения политического и военного руководства США, районах мира.

Продолжая делать ставку на стратегические ядерные силы, американское командование значительное внимание уделяет развитию сил общего назначения и повышению их боевых возможностей. Считается, что силы общего назначения должны быть достаточно крупными, способными вести эффективные боевые действии с сильным противником в течение продолжительного времени, обладать высокой боевой готовностью, гибкостью, оперативно-тактической и стратегической мобильностью. По словам того же Шлесинджера, силы общего назначении «остаются главным козырем США в военной сфере», а политика «сдерживания», являющаяся составной частью американской военной доктрины, опирается на эти силы и «способность США удерживать определённые стратегические районы» мира.

Для решения своих внешнеполитических задач и достижения целей глобальной политики американское командование развернуло силы общего назначения в стратегически важных районах практически всех континентов и океанов земного шара, имея в метрополии сильный стратегический резерв в виде объединённого командования войск готовности. Возможность быстрого использования руководством США этого стратегического резерва для усиления имеющихся или создании новых группировок сил на заморских ТВД была положена в основу концепции «стратегической мобильности». Эта концепция предусматривает также способность вооружённых сил к осуществлению быстрых перебросок сил общего назначения с одного театра войны на другой в условиях обострения международной обстановки, в угрожаемый период или во время начавшейся войны с целью наращивания военных усилий в том или ином стратегически важном или «угрожаемом» дли США районе мира, возможность, кроме того, производить бесперебойное материально-техническое обеспечение передовых группировок вооружённых сил США и армий их союзников.

Претворить в действительность положения концепции «стратегической мобильности» призваны воздушные и морские транспортные средства, на которые возложена задача осуществления перебросок войск, боевой техники и военных грузов в любые «нужные» районы земного шара в соответствии с замыслами командования вооружённых сил США.

Таким образом, сущность концепции «стратегической мобильности» заключается в обеспечении политическому и военному руководству США возможности:

  • осуществлять военную поддержку внешнеполитического курса правительства с минимальным расходом сил и средств;
  • оперативно реагировать на обострение военно-политической обстановки в любом районе мира путём применении силы;
  • быстро усиливать развёрнутые в передовых районах на заморских ТВД или создавать новые стратегические группировки вооружённых сил для проведения военных акций, заблаговременно и целенаправленно размещая передовые группировки войск в различных районах земного шара, создавая условия для своевременной и быстрой переброски в любой район соединений стратегического резерва и осуществляя стратегический манёвр силами между театрами войны.

Концепция призвана придать силам общего назначения высокую подвижность и гибкость, способствуя тем самым созданию выгодных условий для развязывания войны (вооружённого конфликта) и её ведения. Концепции находит свое выражение в «демонстрации» американской силы в кризисных ситуациях мирного времени, а также в непосредственном её применении с началом войны.

Концепции «стратегической мобильности» предполагает, как указывается в иностранной печати, наличие или развёртывание передовых группировок вооружённых сил США в стратегически важных районах земного шара и содержание в высокой степени боевой готовности соединений и частей стратегического резерва на континентальной части. Наряду с этим предусматривается содержание необходимого количества воздушных и морских транспортных средств для осуществления переброски личного состава, вооружения и боевой техники соединений резерва.

Передовые группировки сил общего назначения вооружённых сил США в настоящее время представлены:

  • американскими войсками, входящими в объединённые вооружённые силы в Европе, на Атлантике и в бассейне Средиземного моря;
  • сухопутными войсками, ВВС и ВМС, развёрнутыми в ряде стран Дальнего Востока, на островах Тихого океана и в других районах земного шара.

В стратегический резерв американских вооружённых сил входят соединения и части регулярных сухопутных войск и тактического авиационного командования ВВС, дислоцированные на континентальной части США. Все они объединены в командование войск готовности, на которое возложены задачи:

  • поддержание в состоянии боевой готовности входящих в его состав соединений и частей;
  • планирование и обеспечение перебросок сил стратегического резерва для усиления передовых группировок вооружённых сил.

В случае необходимости специальным решением комитета начальников штабов отдельные части и соединения регулярных сил морской пехоты могут быть также использованы в качестве стратегического резерва.

В составе регулярных сухопутных войск, входящих в командование войск готовности, по данным зарубежной печати, в настоящее время имеются: два штаба корпуса (3 ак и 18 вдк), семь дивизий (в том числе: пд — одна, мд — две, бртд — две, вдд — одна, амд — одна), три отдельные бригады, бронекавалерийский полк, части боевого и тылового обеспечения.
Все они полностью укомплектованы личным составом, боевой техникой и оружием и находятся в состоянии высокой боевой готовности. Некоторые из этих формирований являются соединениями (частями) «двойного базирования». Вся их боевая техника и тяжёлое вооружение заскладированы в различных районах Европы, Ближнего и Дальнего Востока, а личный состав, находящийся на континенте США, запланирован к быстрой переброске в эти районы воздушным транспортом.

В тактическом авиационном командовании ВВС США в настоящее время имеются две воздушные армии (9-я и 12-я), в составе которых насчитывается 12 тактических истребительных авиакрыльев, два разведывательных авиакрыла, авиакрыло специального назначения, части боевого и тылового обеспечения. Всего в тактическом авиационном командовании около 40 авиационных эскадрилий (более 1000 современных боевых самолётов типа F-111, F-4, А-7 и других). Все соединения и части тактического авиационного командования содержатся в высокой степени боевой готовности, при этом большое внимание уделяется повышению их мобильности и способности действовать с необорудованных аэродромов, расположенных на заморских ТВД. С этой целью в системе боевой подготовки авиационных частей ТАК значительное место занимают вопросы переброски их на заморские территории.

Регулярные силы морской пехоты США насчитывают около 200 тыс. человек и включают три дивизии и три авиационных крыла морской пехоты. Основные её силы находятся на континентальной части США. Часть сил морской пехоты выделена в состав ударных группировок ВМС США на Средиземном море и в западной части Тихого океана и предназначена для высадки на чужие территории в качестве сил «первого броска». Так, в 6-м флоте США постоянно находится усиленный батальон морской пехоты, размещённый на десантных кораблях, а в составе Тихоокеанского флота (на о. Окинава) — основные силы одной из дивизий морской пехоты (3 дмп).

В концепции «стратегической мобильности» морской пехоте командованием вооружённых сил США отводится особая роль. Учитывая высокую подвижность морской пехоты и способность быстро высаживаться на необорудованное побережье, на её соединения возлагаются задачи по захвату и удержанию важных районов на слабо оборудованных заморских ТВД для последующего развёртывания на них новых стратегических группировок вооружённых сил США.

Концепция «стратегической мобильности» предусматривает переброску войск и грузов на воздушных или морских транспортных средствах либо на тех и других одновременно. Однако здесь, отмечают иностранные военные специалисты, есть и слабые стороны. Самолёты способны осуществлять переброски на большие расстояния в минимально короткие сроки, но имеют ограниченные грузоподъёмность и размеры грузовой кабины. Морские суда, наоборот, способны брать на борт военную технику и грузы практически любого веса и габарита, однако скорость их доставки в несколько раз ниже, чем у самолётов. Поэтому, планируя переброски войск, американское командование стремится компенсировать недостатки одного вида транспорта преимуществами другого.

Для осуществления стратегических военных перебросок планируется привлекать в первую очередь транспортные самолёты военно-транспортного авиационного командования, десантные корабли и суда надводных сил флотов, а также транспортные и грузовые суда командования морских перевозок. Кроме того, при необходимости в стратегических перебросках войск могут использоваться самолёты гражданских авиационных компаний и суда торгового флота.

ВТАК организационно входит в состав ВВС, но в оперативном отношении подчиняется непосредственно комитету начальников штабов. В командование входят две воздушные армии (21-я и 22-я). 21 ВА выполняет задачи по обеспечению стратегических перебросок в зоне Атлантического океана, в Европу, на Ближний и Средний Восток, в Африку и Южную Америку. За переброски в зоне Тихого океана, в Азию и Австралию отвечает 22-я воздушная армия. В распоряжении ВТАК имеется до 70 авиационных эскадрилий различных военно-транспортных самолётов, из которых 17 эскадрилий (свыше 300 самолётов типа С-5А и С-141) в регулярных силах, а остальные в частях резерва ВВС.

Кроме стратегической транспортной авиации, к переброскам войск по воздуху, особенно в пределах театров войны, привлекаются самолёты тактической транспортной авиации, в составе регулярных сил которой насчитывается более 500 средних военно-транспортных самолётов типа С-130 «Геркулес«. Четыре авиакрыла регулярных сил тактической транспортной авиации находятся на территории США, две эскадрильи — в Европейской зоне, три — в Тихоокеанской зоне и 36 транспортных авиационных подразделений (более 370 средних транспортных самолётов) — в резерве ВВС. Для осуществления стратегических перебросок войск ВТАК располагает рядом авиационных баз: основными (на континенте США), конечными (на заморских территориях) и промежуточными (на основных маршрутах перелёта).

Состоящие на вооружении ВТАК военно-транспортные самолёты имеют следующие тактико-технические характеристики. Самолёт С-5А «Гэлекси» берёт на борт до 100 т груза, или 345 солдат с вооружением, или два средних танка М60. Его средняя крейсерская скорость 820 км/ч, практический потолок 10 000 м, а максимальная дальность полёта с грузом до 90 т без дозаправки в воздухе около 6000 км. Военно-транспортный самолёт С-141 «Старлифтер» может взять на борт 42 т груза, или 150 солдат с вооружением, или лёгкий танк. Средний транспортный самолёт С-130 может взять на борт 90 солдат с вооружением или 25 т груза.

По подсчётам американских специалистов, силы ВТАК при использовании только самолётов С-5А и С-141 способны за 15 сут перебросить из США в Юго-Восточную Азию 21 тыс. человек личного состава и до 34000 т военных грузов. Для переброски одной пехотной дивизии в полном штатном составе со всем имеющимся у нее вооружением и боевой техникой требуется до 270 рейсов самолётов типа С-5А и до 500 типа С-141.

По опыту учений «Биг лифт» и , на которых ежегодно отрабатывается переброска соединений «двойного базирования» из США в Европу по воздуху, для перевозки личного состава дивизии численностью до 12 тыс. человек без тяжёлой техники и вооружения и 1,5 тыс. т грузов планировалось 10-12 рейсов самолётов С-5А и до 130 рейсов самолётов С-141, на что при средних темпах перелетов требовалось 6-8 сут.

Для переброски средними транспортными самолётами одной воздушно-десантной (пехотной) бригады в составе трёх батальонов и насчитывающей 3900 человек личного состава требуется 90 рейсов транспортных самолётов типа С-130.

В напряжённые периоды войны в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке к воздушным переброскам войск Пентагон широко привлекал самолёты гражданской авиации. Так, в период американской агрессии во Вьетнаме коммерческие авиакомпании США перевезли с Американского континента в Юго-Восточную Азию до 60% личного состава и примерно 30% военных грузов. Как считают американские военные специалисты, в условиях «чрезвычайной» обстановки к стратегическим воздушным переброскам может быть привлечено свыше 240 самолётов типа Боинг-747, DC-10 и других из состава гражданских авиакомпаний, в том числе до 150 грузовых или грузопассажирских большой грузоподъёмности и до 90 пассажирских самолётов.

Опыт переброски войск во Вьетнам и особенно американские переброски вооружения и боевой техники в в ходе вооружённого конфликта на Ближнем Востоке в 1973 году показали, как считает американское военное руководство, что быстрый манёвр силами и средствами благодаря переброскам по воздуху может явиться одним из важнейших факторов, оказывающих решающее влияние на ход и исход боевых действий. Так, с 14 октября по 14 ноября 1973 года самолёты ВТАК США совершили 566 рейсов и доставили из США в Израиль 22 300 т военных грузов. При этом самолётами С-5А (145 рейсов) было перевезено почти 50% всех грузов, в числе которых было значительное количество средних танков M60 и М48, 155-мм гаубиц, самолётов, вертолётов и противотанковых средств. Эти военные переброски, по мнению американского командования, способствовали быстрому восполнению больших потерь в израильской армии и стабилизации положения на Синайском фронте. В связи с этим командование вооружённых сил США принимает меры как по увеличению возможностей ВТАК, так и по дальнейшему совершенствованию гражданской авиации с таким расчетом, чтобы совместными усилиями они были бы в состоянии в случае необходимости перебрасывать по воздуху с территории США на любой заморский ТВД еженедельно одну дивизию в полном составе с вооружением и боевой техникой.

Несмотря на то что для достижения большей оперативности в стратегических мобильных перебросках главный упор в настоящее время делается на военно-транспортную авиацию, объём морских перевозок, и особенно грузов, продолжает занимать в вооружённых силах США доминирующее место. Так, в период агрессии во Вьетнаме на долю морских перевозок американских вооружённых сил приходилось 96% всех грузов, доставленных из США в Юго-Восточную Азию. По мнению американских специалистов, даже при более интенсивных воздушных перевозках морской транспорт будет перевозить большую часть грузов, необходимых в ходе любого вооружённого конфликта, в котором будут участвовать США и ближайшие годы.

Для переброски войск командование морских перевозок имеет суда, находящиеся в строю и являющиеся собственностью федерального правительства, а также суда, вводимые в строй из резервного флота национальной обороны в периоды обострения военно-политической обстановки или в случае войны. Кроме того, при необходимости сюда могут включаться и зафрахтованные суда частных судовладельческих компании США.

В целях экономии средств в мирное время в командовании морских перевозок содержится в строю минимальное количество транспортных судов, основная же часть находится в резервном флоте. Однако большинство из них весьма давней постройки, преимущественно периода второй мировой войны. Командование вооружённых сил США предпринимает меры, чтобы добиться в ближайшее время обновления резервного морского флота путем постройки и приобретения новых, совершенных транспортных средств.

Большие надежды в области морских стратегических перевозок возлагаются на корабли торгового флота США. Командование морских перевозок в соответствии с программой подготовки торгового флота на случай войны заключило с частными судоходными компаниями контракт на передачу в распоряжение вооружённых сил до 120 транспортных судов различных классов, из них половину в 30-дневный срок с момента возникновения чрезвычайной обстановки.

С целью увеличения возможностей по переброске войск частные компании торгового флота США ведут работы по строительству более совершенных морских транспортных средств с учетом требований вооружённых сил. В частности, федеральное правительство субсидирует строительство 300 судов частных компаний по проектам, одобренным министерством обороны.

Учитывая необходимость осуществления большого объёма морских военных перевозок из США в случае возникновения войны в Европе между странами блока НАТО и Варшавского Договора, командование вооружённых сил США намерено широко привлечь для этой цели торговые суда своих союзников по блоку. В соответствии с подписанным в 1973 году соглашением около 300 судов торгового флота стран НАТО (главным образом сухогрузные, для перевозки крупнотоннажной и крупногабаритной военной техники), которые часто посещают в мирное время порты Восточного побережья США и Мексиканского залива, учитываются и регистрируются соответствующими планирующими американскими военными органами и могут быть использованы для военных перевозок. Они могут также направляться под погрузку в определённые, заранее предписанные американские порты, где в соответствии с планами сосредоточиваются войска и боевая техника, предназначенные для стратегических перебросок. Американское командование считает, что морской транспорт, имея большие возможности по тоннажу и объёму перевозок, тем не менее не может начать воинские перевозки ранее, чем через две-три недели после начала мобилизации. В связи с этим основная тяжесть стратегических перевозок в первый месяц войны ляжет на транспортную авиацию.

Другая категория морских транспортных средств — десантные корабли и суда надводных сил флотов — предназначены для обеспечения переброски боевых десантных частей вооружённых сил США, и прежде всего соединений и частей морской пехоты. В настоящее время амфибийные силы ВМС США насчитывают 65 десантных кораблей, в том числе: семь десантных вертолётоносцев, пятнадцать десантно-вертолётных кораблей-доков, свыше двадцати танкодесантных. Абсолютное большинство этих кораблей современной постройки со скоростью хода 20 узлов. На этих кораблях надводные силы американских ВМС способны одновременно перебросить и высадить на необорудованное побережье экспедиционную дивизию и экспедиционную бригаду морской пехоты, а также обеспечить их боевые действия. Военное ведомство ведёт большие работы по проектированию и строительству более совершенных морских транспортных средств. В частности, в постройке находятся пять универсальных десантных кораблей, каждый из которых сочетает в себе качества десантного вертолётоносца, десантного грузового транспорта и десантного корабля-дока. Один такой корабль может брать на борт усиленный батальон морской пехоты или сухопутных войск.

Усиление передовых группировок вооружённых сил ударными частями ВВС, входящими в состав тактического авиационного командования, предусматривается осуществлять параллельно с перебросками соединений сухопутных войск и морской пехоты или самостоятельно. В зависимости от обстановки мобильные переброски ударных сил тактической авиации на заморские ТВД производятся либо с дозаправкой в воздухе и промежуточными посадками, либо только с дозаправкой в воздухе.

С 1969 года основным способом мобильных перебросок тактической авиации из США в Европу и на Ближний Восток является беспосадочный перелет авиационных частей и подразделений с дозаправкой в воздухе. Часть эскадрилий тактических истребителей, тактических разведчиков и других подразделений и частей ТАК наряду с соединениями сухопутных войск командования войск готовности включена в систему «двойного базирования».

Переброска авиационных частей из США на заморские ТВД может осуществляться с использованием на конечных пунктах оборудованных и действующих военно-воздушных баз (аэродромов) США и их союзников или так называемых «пустых» баз в различных частях мира, которые в соответствии с планами в течение 72 ч могут быть приведены в полную готовность к приему и обслуживанию самолётов. Для этого авиационные части ТАК могут оснащаться специальными аэротранспортабельными комплектами аэродромного и технического обслуживания.

На ежегодных учениях «Крестид кэп» и «Крик би» авиационные эскадрильи ТАК отрабатывают мобильные переброски из США на авиабазы в Европе. По опыту перегонки самолётов из США в Израиль в период вооружённого конфликта на Ближнем Востоке в 1973 году эскадрилья тактических истребителей в составе 24 самолётов F-4 может осуществить перелет за 12-15 ч. при этом чистое время перелета одного самолёта составляет немногим более 7 ч.

В целях обеспечения действенности концепции «стратегической мобильности» командование вооружённых сил США, кроме содержания в полной готовности сил стратегического мобильного резерва и необходимого количества воздушных к морских транспортных средств, предусматривает проведение целого ряда специальных мероприятий. К основным из них относятся:

  • подготовка и содержание необходимого количества аэродромов, портов (баз), дорожной сети и транспорта на континентальной части США и заморских ТВД;
  • накопление запасов материально-технических средств, тяжёлого оружия и боевой техники на некоторых важных ТВД;
  • содержание в США плавучих складов вооружения сухопутных войск и многочисленных баз снабжения материальными средствами на океанском побережье США;
  • создание глобальной системы связи и навигации для устойчивого управления воздушными и морскими перевозками;
  • периодическое проведение специальных учений по стратегическим переброскам и усилению группировок войск.

Таким образом, концепция «стратегической мобильности» вооружённых сил США, отражающая одну из сторон современной американской стратегии, свидетельствует об агрессивной направленности военной доктрины американского империализма, стремящегося силой оружия упрочить свои военно-стратегические позиции в мире и навязывать свою волю другим народам в целях укрепления своего диктата.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.