Проблема отмобилизования вооружённых сил в современных условиях

Общие военные проблемы /
В послевоенные годы исследовательская работа, проводимая в вооружённых силах основных капиталистических государств, предусматривала решение проблем, связанных главным образом с организационной структурой вооружённых сил, их боевым составом, вооружением и взглядами на боевое применение войск в условиях ракетно-ядерной войны.

За последние два-три года особую актуальность в ряде стран Западной Европы (, , скандинавские страны) приобрели вопросы совершенствования системы мобилизационного развёртывания и подготовки резервных формирований, а также организации службы тыла. О планах и мероприятиях, проведённых в этом направлении в ФРГ, сообщалось в нашем журнале ранее.

Ниже публикуется подборка переводов двух статей из журнала «Ревю де дефанс насьональ», в которых освещаются мероприятия французского военного командования по совершенствованию мобилизационной системы и усилению территориальной обороны страны. Перевод статьи подполковника Басто, начальника организационно-мобилизационного бюро штаба сухопутных войск Франции, публикуется с некоторыми сокращениями.

В связи с обсуждением в парламенте законопроекта о службе в армии правительство в прошлом году было вынуждено констатировать, что проблема мобилизации по^режнему актуальна. «Конечная цель действительной службы в вооружённых силах, — заявил государственный министр национальной обороны, — заключается не только в подготовке боеспособных частей и призывных контингентов, но также и в создании мобилизационных резервов».

Однако необходимость проведения мобилизации ещё не является очевидной для всех французов. В самом деле, учитывая, что основу нашей обороны составляет стратегическое ядерное оружие, многие сомневаются, по-прежнему ли целесообразен призыв резервистов. Имеет ли смысл усиливать эффект вышеназванного оружия развёртыванием массовой армии, и так ли уж это необходимо? Далее, будем ли мы располагать временем для проведения мобилизации? Сроки, которые требуются для организации призыва, сосредоточения, оснащения резервистов, кажутся сегодня несовместимыми с вероятной внезапностью и скоротечностью ядерного конфликта. Не подвергаем ли мы себя в современных условиях ведения войны огромному риску быть внезапно захваченными противником в момент проведения мобилизации?

И, наконец, если предположить, что наши резервные части и соединения будут развёрнуты вовремя, то целесообразно ли будет вводить их в бой, учитывая их весьма низкую боеспособность?

Короче говоря, оправдывается ли ещё в наши дни мобилизация? Возможна ли она и какова её эффективность?

Мнение широких масс и официальные концепции по этим вопросам зачастую сильно отличаются друг от друга.

Цель данной статьи — ознакомить общественность с тем, что предпринимается в сухопутных войсках, чтобы сделать систему мобилизации более эффективной, особенно в такой области, как применение принципа «локализации» с целью ускорения процесса мобилизационного развёртывания войск и обеспечения безопасности его проведения, а также в вопросе перестройки системы подготовки частей и соединений с целью повышения их боеспособности.

Необходимость мобилизации вытекает прежде всего из невозможности содержать в мирное время такое количество войск, какое потребуется в военное время.

Известно, что кое-кто, руководствуясь особой логикой стратегии «ядерного устрашения», считает возможным и желательным отказаться от любых видов обычных вооружённых сил. Поверхностный характер этого суждения наиболее наглядно проявляется при изучении практических условий использования ядерного оружия. Несомненно, в настоящее время нам не нужна такая же численность обычных вооружённых сил, какая требовалась ранее для ведения ^решающего сражения на сухопутном театре военных действий. Тем не менее, потребность «быть осведомлённым о намерениях противника», необходимость «определения порога нашей решимости полностью использовать угрозу применения стратегических ядерных сил» и, наконец, желание иметь возможность «выбрать момент для принятия правительством стратегического решения» — все это требует использования целого комплекса сил и средств, постоянное содержание которых превысило бы наши бюджетные возможности.

В наши дни мобилизация так же необходима, как и в прошлом. Несомненно, её размах и способы проведения должны соответствовать новым конечным целям. В настоящее время нет необходимости развёртывать «армию военного времени» и выдвигать её к границам под прикрытие фортификационных сооружений и кадровых соединений, совершая при этом крупные перевозки войск и боевой техники. Сейчас речь идёт только о том, чтобы с максимальной быстротой и наибольшей эффективностью провести доукомплектование имеющихся кадровых соединений, повышая тем самым их боеспособность и обеспечивая им оперативную поддержку.

Боли вчера мобилизация представляла основу нашей военной мощи, то сегодня она является лишь завершающим этапом в создании этой мощи. Но её значение не уменьшилось: без поддержки резервов нашим войскам не хватит оперативной глубины, а их действия не будут так продолжительны, как этого требуют поставленные перед ними задачи.

В послевоенные годы наша система мобилизации приспособлялась к требованиям современных конфликтов.

В частности, уже не планируется растягивать на несколько недель формирование и переброску резервных войск с целью их сосредоточения. Более чем когда-либо мобилизация становится «операцией, при которой время работает против неё».

Считается, что правительство будет стремиться оттянуть на максимально возможный срок принятие решения о проведении мобилизации, поскольку такое решение в силу своих экономических последствий, а также психологического и политического эффекта оказывает сильное воздействие на ход событий. Но если уж это решение принято, то самая срочная и важная задача будет заключаться в том, чтобы как можно быстрее дать в распоряжение командования войска, в которых оно нуждается. И только краткосрочность мобилизации гарантирует возможность своевременно получить эти войска.


Стремление сократить продолжительность периода перехода войск на организацию военного времени вытекает из необходимости обеспечения самой элементарной безопасности.

Согласно закону 1959 года об организации обороны страны правительство мажет, в рамках «мер обеспечения», эшелонировать по времени призыв резервистов, что облегчило бы в соответствующий момент принятие необходимых решений и разгрузило бы мобилизационные центры.

Мобилизация в современных условиях не является «массовой мобилизацией». В соответствии с новыми конечными целями, которые мы определили, она касается только кадрового состава и некоторых возрастных категорий резерва (самых молодых). В сухопутные войска, которые являются главным «потребителем» резервистов (ВВС и ВМС вынуждены ещё в мирное время содержать максимальное количество кадрового личного состава), призывалось бы в настоящее время в четыре раза меньше людей, чем в 1939 году. Такое перераспределение личного состава позволило бы в течение нескольких дней сформировать все необходимые части и соединения.

Однако расширение угрожаемой территории, где противник может противодействовать мобилизационным мероприятиям, неопределённость в возможностях использования гражданских транспортных средств для переброски войск и боевой техники — все это ещё больше подчёркивает неприемлемость длительных перевозок между местами жительства резервистов и призывными пунктами.

Даже постепенная и выборочная мобилизация — продолжает оставаться «военным мероприятием», и только её «локализация» может гарантировать успех.

Концепция «локальной мобилизации» не нова, однако она порождает сегодня ряд практических проблем.

Для приписки резервистов к какой-либо воинской части учитываются три основных условия: возрастная категория, специальность и местожительство. Приписке подлежат самые молодые люди, военно-учебная специальность которых наиболее соответствует штатным должностям и местожительство наименее удалено от пунктов сбора по мобилизации.

Наличие людских мобилизационных ресурсов не позволяет выполнить одновременно и в равной степени эти три условия. И если в силу традиции и справедливости возрастной критерий считается главным фактором, то зато не существует никакой нормы, способствующей примирению условий (зачастую противоречивых), касающихся специальности и местожительства резервистов.

Усиление тенденции к локализации привело бы к нарушению очерёдности приписных контингентов (фактически к «старению» частей) или же к понижению требований в отношении использования резервистов, то есть к созданию менее боеспособных частей.

При распределении и зачислении призывников в учебные центры, осуществляемых в настоящее время на базе расширенной региональное, необходимо стремиться к более рациональному использованию резервистов с тем, чтобы обеспечить комплектование частей в мобилизационных центрах в соответствии с местными мобилизационными потребностями.

Для достижения этой цели, по-видимому, целесообразно иметь одинаковую структуру как кадровых, так и резервных полков и обеспечивать комплектование первых за счёт зон комплектования вторых. Таким образом, подготовленный личный состав полка каждый год возвращался бы в свою зону комплектования.

Эта схема, как частный случай, вполне применима лишь к частям, не предназначенным для переброски, но её распространение на все части и соединения, по-видимому, не может считаться реальностью главным образом из-за организационной структуры наших вооружённых сил.

В самом деле, если призываемые по мобилизации резервисты составляют весьма значительную часть личного состава сил оперативной обороны территории страны и поддерживающих формирований, то их доля в кадровых соединениях боевых сил незначительна. Таким образом, подготовка кадров по существующей системе значительно превышает потребности боевых сил в резервистах, но весьма недостаточна для обеспечения потребностей сил оперативной обороны территории страны, особенно частей и подразделений обслуживания, где использование большого количества гражданских лиц в мирное время способствует сокращению контингента военнообязанных.

Однако принцип «локализации» имеет и свои недостатки. Чрезмерная локализация приписки может повредить поддержанию боеспособности кадровых войск. При комплектовании войск специального назначения (альпийских и аэромобильных частей) строгое соблюдение принципа приписки к частям в соответствии с заранее установленными территориальными рамками привело бы к отказу от использования большого количества добровольцев и специалистов.

Даже если путём строгой локализации будут обеспечены быстрота и безопасность мобилизационных мероприятий, то это ещё не доказывает их целесообразность. И можно ли быть уверенным в том, что столь быстро отмобилизованные части способны выполнять свои задачи? В самом деле, маловероятно, чтобы до начала военных действий имелась бы какая-то пауза, которая позволила бы организовать боевую подготовку отмобилизованных частей. Более вероятно предположить, что эти части должны будут через весьма короткий срок вступить в бой. Только хорошо подготовленные и сколоченные части будут в состоянии успешно действовать в сложной обстановке, а хорошая обученность резерва, как известно, является прежде всего результатом службы в кадровых войсках.

С другой стороны, подготовка резервиста не может считаться завершённой в день увольнения. Действительно, сохранение военных знаний, главным образом практических, требует минимального их обновления, теоретического и практического закрепления. Кроме того, поскольку происходит процесс омоложения командного состава частей, то необходимо непрерывное совершенствование знаний.

Таким образом, степень подготовленности резервистов оказывает непосредственное влияние на мобилизацию. Поэтому специализированные курсы стажировки командного состава и периодические сборы представляют собой наиболее эффективные способы повышения уровня подготовки резервистов.

Слаженность и натренированность частей представляют собой сложную проблему, когда речь идёт о резервных частях, сформированных наспех из людей, прибывших со всех концов страны, разных по происхождению, озабоченных личными интересами и не привыкших к коллективной жизни. Все это, конечно, значительно замедляет интеграцию частей. С давних пор наблюдается стремление компенсировать эту начальную уязвимость отмобилизованных частей путём включения в их состав подразделений кадровых войск. Однако теперь метод создания «кадрового ядра», по-видимому, будет приносить больше вреда, чем пользы.

В самом деле, включение кадровых подразделений в состав отмобилизовываемых частей ослабляет кадровые войска, причём это ослабление будет ощущаться тем сильнее, чем больше будет численность выделяемых кадровых подразделений. В то же время «цементирующее воздействие кадровых подразделений» проявится только тогда, когда они составят довольно значительную долю от общего состава развёртываемой части (соединения), в противном случае они просто растворятся в общей массе создаваемого формирования. Выделение большого количества подразделений из состава кадровых войск причинило бы им такой ущерб, что ещё до окончания мобилизации они были бы вынуждены приступить к доукомплектованию.

Кроме того, слаженность частей и подразделений, по-видимому, меньше зависит от организационных мероприятий, чем от условий для установления соответствующих взаимоотношений между людьми.

Здесь важное значение имеет то, чтобы в бою люди знали своего командира, а командиры — подчинённых, чтобы каждый верил в свои способности и в боеспособность своего подразделения. Это требование взаимного знания и доверия приводит к поискам какого-то нового метода, с помощью которого ещё до мобилизации, то есть в мирное время, можно было бы приобщить резервные подразделения и части к коллективному существованию.

Именно с этой целью недавно была проведена реорганизация систем мобилизации двух десятков пехотных, танковых и артиллерийских полков (сил оперативной обороны территории страны), которые будут формироваться в тех же гарнизонах, где находятся кадровые полки, за счёт которых они развёртываются. Развёртываемые полки получат при мобилизации только очень незначительное количество кадровых военнослужащих, но зато они начнут функционировать задолго до того, как фактически будут созданы.

Новый метод, подлежащий внедрению, плохо согласуется с сохранением функций мобилизационных центров по формированию частей. В самом деле, ведая, как правило, весьма значительным числом формирований и в силу этого имея в своём распоряжении тысячи людей, создавая крупные запасы материальной части и снаряжения, эти центры занимаются в основном административными и техническими вопросами. Поэтому задача мобилизации реорганизуемых частей, не входящая в компетенцию этих центров, переложена на кадровые войска, с которыми отныне эти части поддерживают теснейшую связь.

Кроме того, каждый раз, когда позволяли обстоятельства, командование принимало решение о включении резервных полков в разряд кадровых частей. Развёрнутые при мобилизации подразделения могли таким образам обслуживаться и находиться на довольствии в существующих органах снабжения. Этим значительно облегчается задача командного, состава резервных частей в области тылового обеспечения. Наличие же сокращённого штаба и собственных средств управления позволяет командирам резервных частей осуществлять все функции в области боевого использования подразделений.

Однако не следует допускать, чтобы эта новая «мобилизационная нагрузка» была слишком обременительной для кадровых частей.

На протяжении нескольких лет мы наблюдаем рост количества подготавливаемых резервистов, и в частности командного состава запаса, способного быстро взять на себя функции управления войсками. Именно поэтому среди подготовленного таким образам командного состава отмечается большее, чем прежде, желание принять участие в деятельности по организации национальной обороны. В этих условиях казалось возможным и обычным активнее приобщить резервистов к проблеме их собственной мобилизации.

Теперь специальные группы командного состава запаса (добровольцы) будут комплектовать свои части и подразделения, осуществлять постоянную поименную проверку личного состава, регулировать процесс формирования, организовывать обучение. С началом мобилизации именно эти группы при помощи кадровых офицеров будут заниматься приёмом резервистов, их экипировкой, распределением по подразделениям и, наконец, укомплектованием подразделений командным составом.

Командный состав кадровых войск сохранит свои функции по организации хранения мобилизационных запасов материальной части и снаряжения. Его главная задача будет заключаться также в повседневной помощи командирам запаса в деле руководства подразделениями и частями. Установление шефства над мобилизуемыми ротами, эскадронами, батареями позволит добиться эффективных результатов в подготовке всех, даже самых мелких, подразделений резервистов. Подобное сотрудничество позволит кадровым командирам и командирам запаса лучше узнать и оценить друг друга.

Активное участие командного состава запаса в подготовке, а при необходимости и в выполнении мобилизационных мероприятий является краеугольным камнем мобилизационной системы.

Комплектование кадровых частей личным составом, предназначенным для выделения в резервные подразделения и части, обязательно должно осуществляться по территориальному принципу. Подавляющее большинство военнообязанных будет учитываться, отбираться, обучаться, призываться, зачисляться в части и увольняться на местах, то есть в частях, дислоцирующихся в данном районе. Кроме того, возможно и целесообразно доказать будущим резервистам (ещё в период их действительной службы) разумность прикомандирования их к определённой части. Отбор, который будет проводиться командным составом запаса при каждом увольнении, отныне будет осуществляться на основе заключений командиров учебных подразделений, а также с учётом личных планов, семейного положения и профессии отбираемых лиц. Закрепление отобранных резервистов за определёнными частями предполагается узаконить более чётко. Будущие резервисты заблаговременно будут знать своих командиров. Более частые, но менее продолжительные, чем прежде, учебные сборы позволят углубить установившиеся таким образом связи командиров со своими подчинёнными. Более разукрупнённая локализация, допускающая комплектование подразделений и частей в масштабах департаментов и даже городских округов, позволила бы, благоприятствуя контактам, пробудить и поддерживать у всего личного состава чувство принадлежности к одному постоянному коллективу.

Конечно, эти новые методы не могут в одинаковой степени использоваться при мобилизации всех без исключения частей и подразделений. Практическое их применение потребует чёткого выделения двух категорий воинских частей (подразделений): кадровых и резервных, которые отличаются структурой и имеют по меньшей мере сходственное предназначение, а также близко расположенные (если не совместные) пункты дислокации и формирования. Внедрение новой мобилизационной реформы в конечном счёте зависит от создания мобилизационных ресурсов в районе дислокации кадровых войск.

Высшее командование намерено подчеркнуть конкретными мероприятиями то важное значение, которое оно придаёт этой особой форме участия резервистов в проведении мобилизации. Однако какова бы ни была эффективность этих намерений, именно там, где завязываются личные контакты, то есть в военных округах и районах, проводимые мероприятия будут наиболее значительными. Только на этом уровне может лучше всего проявиться призвание, компетентность, дух соревнования и выручки.

Приспособление системы приписки резервистов к потребностям мобилизации (оно носит в основном технический характер и в силу своей природы должно проводиться в национальном масштабе) и реорганизация наших резервных формирований (её следует осуществлять децентрализованно ввиду различного уровня местных возможностей) фактически являются двумя компонентами одного мероприятия, цель которого заключается в обеспечении наибольшей эффективности системы мобилизации.

Нам необходимо ещё несколько месяцев, чтобы комплекс проводимых исследований, а также принятые решения -принесли наиболее ощутимые результаты. Однако уже сегодня наша новая ориентация, характеризующаяся стремлением к реализму, позволяет утверждать, что система использования наших резервов обрела свою надёжность.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.