Проблемы совместного боевого использования ввс и сухопутных войск в безъядерной войне

Общие военные проблемы /
Можно ли с достаточной степенью точности определить в мирное время боевые возможности и состояние ВВС вероятного противника? Что является определяющим при завоевании превосходства в воздухе — уничтожение самолётов противника на земле или в воздухе? Куда следует направить основные усилия ВВС — на оказание непосредственной авиационной поддержки сухопутным войскам или на цели ПВО? Что является основным в достижении успеха — использование ВВС или сухопутных войск и каковы основные принципы их совместного боевого применения?

Эти и некоторые другие вопросы, решаемые в начальный период безъядерной войны, рассматриваются в публикуемой ниже с некоторыми сокращениями статье, подготовленной французским институтом стратегических исследований. Затронутые в ней проблемы излагаются применительно к Центрально-Европейскому ТВД , где сосредоточена основная боевая группировка ВВС и сухопутных войск этого агрессивного блока.

В статье обращает на себя внимание умышленно тенденциозная трактовка основного предназначения ВВС и сухопутных войск НАТО на Центрально-Европейском ТВД, которое, по утверждению авторов статьи, заключается в решении главным образом оборонительных задач. Однако известно, что объединённые ВВС и сухопутные войска НАТО на этом ТВД предназначены прежде всего для ведения агрессивных наступательных действий против Советского Союза и других стран Варшавского Договора.

Необходимо также отметить, что данная статья носит характер теоретического исследования, поэтому, видимо, не все её положения соответствуют официальной точке зрения военного руководства Североатлантического блока.

Общие принципы


Оперативно-такиическое использование ВВС базируется, по существу, на различных тия авиационной техники и вооружеприемах боевого применения их огневых средств, эффективность которых в свою очередь находится в прямой зависимости от достигнутого уровня развития авиационной техники и вооружения.

Развитие авиационной техники и вооружения определяется долгосрочными прогнозами о вероятном характере их боевого применения. Оно направлено на достижение технического и тактического превосходства над потенциальным противником путём увеличения радиуса действия, практического потолка, скорости, огневой мощи авиационного вооружения и улучшения других тактико-технических характеристик самолётов. Любой успех одной из сторон вынуждает другую усиленно добиваться аналогичных или ещё более значительных достижений в соответствующих областях, но это удаётся осуществить не сразу. Однако любой внезапно достигнутый успех в развитии боевой техники обеспечивает той или иной стороне лишь временное превосходство.

В этих условиях разработка новой материальной части всегда ведётся с учётом перспектив развития науки и техники вероятного противника и на основе научного прогнозирования его технических достижений. Принятие на вооружение ВВС новых образцов боевой техники может снизить эффективность всего или части уже имеющегося арсенала вооружений противника. В то же время предвидеть будущее развитие боевой техники и вооружения, в том числе ВВС вероятного противника, чрезвычайно трудно.

Даже современное состояние ВВС сторон нелегко оценить с достаточной степенью точности, поскольку их эффективность в боевых условиях конкретно не известна. Так же трудно дать оценку уровню лётной подготовки личного состава ВВС противника в мирное время. Поэтому лишь начало военных действий может раскрыть истинное соотношение сил сторон, часто опрокидывая все предварительные прогнозы.

Все это приводит к заключению, что при сравнении ВВС двух вероятных противников практически невозможно дать точную оценку их боевых возможностей. Выводы же, сделанные на основе логической оценки соотношения сил, представляют собой лишь общие показатели, которые могут резко отличаться от реальных. Ошибки в ту или иную сторону в данной области могут достигать 30—50 процентов.

Только с началом военных действий выясняется фактическое соотношение сил, определяется реальная боевая эффективность авиационной техники и противодействующих ей средств. Для разработки и производства новых видов авиационного оружия требуется значительное время, и сложившееся к началу боевых действий соотношение сил может быть изменено далеко не сразу. В то же время наличие достаточных резервов боевой техники, вооружения и подготовленного личного состава позволит частично компенсировать потери, понесённые в первых операциях начального периода войны, и этим поддержать боевые возможности своих сил на необходимом уровне.

Использование авиационного оружия


Главной задачей любой воздушной операции является завоевание превосходства в воздухе путём уничтожения авиации противника на земле (нанесением бомбо-штурмовых ударов) и в воздухе (истребителями-перехватчиками и управляемыми ракетами класса «воздух—воздух»).

Для уничтожения авиации на земле требуются прежде всего точные разведывательные данные о расположении самолётов на аэродромах и уверенность в том, что их дислокация не изменится к моменту нанесения удара. Для успешного поражения целей необходимы особые тактические приёмы подхода к аэродрому, принятие мер радиопротиводействия и предварительный вывод из строя радиотехнических средств воздушного наблюдения противника. Исходя из характера целей, степени их рассредоточения и укрытия, тактические приёмы должны обеспечить наиболее эффективное использование технических возможностей атакующих самолётов и их вооружения.

Эффективность удара с воздуха по аэродрому определяется отношением количества уничтоженных самолётов противника к числу самолётов, участвовавших в нанесении удара.
Если каждому самолёту выделяется только одна из целей, среди которых, как правило, имеются и объекты инфраструктуры, то эффективность удара всегда будет меньше 1. Чтобы она равнялась или превышала 1, необходимо выделять несколько целей каждому самолёту, который уничтожал бы за один вылет не менее двух из них.

Проблема уничтожения наземных целей имеет и ряд других особенностей. Цели могут быть расположены в глубине территории противника на различном удалении от линии фронта, а наносящие удар силы и средства — иметь ограниченный радиус действия. Учитывая это, противник может размещать некоторые свои объекты вне досягаемости большинства средств воздушного нападения, обеспечивая тем самым их относительную безопасность. Даже при расположении объектов в пределах радиуса действия боевых самолётов фактор удалённости гарантирует, как правило, относительно высокую степень безопасности объектов, особенно в том случае, если время, необходимое на преодоление расстояния до них, позволяет заранее оповестить о нападении и поднять в воздух истребители ПВО. На определённых рубежах, находящихся в глубине своей территории, обороняющаяся сторона имеет возможность осуществить эффективный перехват атакующих самолётов противника с помощью истребителей или систем ЗУРО, что в ещё большей степени обеспечивает безопасность объектов.

Дополнительные трудности нападающей стороне создаёт наличие на аэродромах специальных укрытий для самолётов. Например, укрытие в виде простого капонира требует прицельного бомбометания по каждому самолёту. Малоэффективны удары с воздуха по бетонированным укрытиям, если при этом не выводятся из строя системы, обеспечивающие открытие и закрытие дверей.

Уничтожение самолётов в воздухе осуществляется путём их перехвата истребителями или зенитными управляемыми ракетами. Перехват воздушных целей предполагает наличие и эффективное использование радиолокационной системы обнаружения и наведения. Эти системы имеют, однако, определённые технические ограничения при обнаружении воздушных целей (например, самолёты противника могут быть не обнаружены при подходе к объекту на малых высотах или при создании радиолокационным станциям радиоэлектронных помех). Наносящие удар самолёты могут также избежать перехвата с помощью соответствующих приёмов маневрирования. Иными словами, возможности перехвата в большинстве случаев ближе к 0,1, чем к 1. Таким образом, уничтожение авиации противника в воздухе, хотя и рассматривается в настоящее время в качестве одного из основных способов завоевания превосходства в воздухе, все ещё имеет незначительную боевую эффективность.

Заключение


Анализ особенностей оперативно-тактического использования ВВС приводит к следующим выводам:

  • Боевые возможности ВВС противоборствующих сторон очень трудно определить заранее.
  • Уничтожения авиации противника на земле можно достичь даже сравнительно малыми силами, но при условии, что эффективность их удара велика, а противовоздушная оборона противника дезорганизована или отсутствует.
  • Эффективность воздушного удара может значительно снизиться в том случае, если обороняющаяся сторона сумела вовремя принять меры к отражению внезапного воздушного нападения и хорошо организовать ПВО.
  • Боевые действия по уничтожению авиации противника в воздухе чаще всего завершаются довольно небольшим количеством успешных перехватов.

В связи с этим следует признать, что только при чрезвычайно благоприятных обстоятельствах или при подавляющем превосходстве в силах воздушные операции с применением обычных средств поражения могут обеспечить одной из сторон превосходство в воздухе, что порой может быть достигнуто путём проведения упорных воздушных боев в течение длительного периода.

Возникает вопрос, не является ли с точки зрения боевого использования авиации самым действенным «превентивный удар с воздуха» по самолётам противника на аэродромах, а не мероприятия оборонительного характера, направленные на обеспечение наивыгоднейших условий выживания собственных авиационных сил? Если этот вывод правильный, то авиация должна иметь надёжную защиту от внезапного нападения, глубоко эшелонированную систему авиабаз с сетью РЛС дальнего обнаружения. При этом передовые авиабазы должны располагать надёжными укрытиями для самолётов.

Авиационные части в глубоком тылу должны находиться в постоянной готовности к немедленным боевым действиям совместно с частями, базирующимися на передовые аэродромы.

Совместные боевые действия ВВС и сухопутных войск в войне без применения ядерного оружия. Группировка ВВС НАТО на Центрально-Европейском ТВД. По данным Лондонского института стратегических исследований, на Центрально-Европейском ТВД в составе ВВС стран — участниц НАТО (без Франции) имеется 50 лёгких бомбардировщиков, 1500 истребителей-бомбардировщиков, 720 истребителей-перехватчиков и 530 самолётов-разведчиков.

Если не принимать во внимание истребители-перехватчики и самолёты-разведчики, которые будут выполнять специальные задачи, в составе объединённых ВВС НАТО на Центрально-Европейском ТВД насчитывается 1550 боевых самолётов, то есть до 50 самолётов на одну дивизию сухопутных войск.

Учитывая, что около одной трети самолётов обычно являются небоеготовыми, страны НАТО располагают в этом районе примерно 1000 боевых самолётов (30 единиц на дивизию), которые могут совершить до 2000—3000 самолёто-вылетов в день. Часть их будет обязательно выделена для нанесения ударов по РЛС противника и его передовым аэродромам. Следовательно, при самых благоприятных условиях в интересах непосредственной поддержки сухопутных войск может быть совершено около 1400 — 2000 самолёто-вылетов, что не соответствует их реальным боевым потребностям.

Некоторые выводы


Командование НАТО, планируя боевое использование авиации, учитывает, что ВВС стран— участниц блока не имеют достаточного количества истребителей-перехватчиков.

Если противник предпримет массированные налёты авиации, то он вынудит нас использовать для целей ПВО все наши истребители-перехватчики и значительную часть истребителей-бомбардировщиков. По нашим предположениям, потери авиации с той и другой стороны с начала боевых действий составят до 10% в день. При таком расчёте за 10 дней боевых действий будет уничтожено примерно 66% авиационных сил. Авиация НАТО, выделенная для оказания непосредственной поддержки сухопутным войскам, сможет производить максимально до 1000 самолёто-вылетов в день. При этих условиях воздушное сражение было бы нами практически проиграно за 10 дней.

Если противник сосредоточит усилия своих ВВС на обеспечении прикрытия сухопутных войск и их поддержки с воздуха, то в этом случае действия авиации НАТО по нанесению ударов будут сопровождаться большими потерями. Кроме того, общее превосходство противника в воздухе на основных операционных направлениях затруднит любой маневр сухопутными войсками НАТО в зоне боевых действий (особенно в светлое время суток).

Любой анализ возможных вариантов действий военно-воздушных сил сторон даёт только приблизительную картину вероятного развития событий. Несмотря на это, можно сделать следующие выводы:

  • Боевые действия авиации противника, проводимые на всю оперативную глубину ТВД, не создают большой опасности для ВВС НАТО при условии их рассредоточения и хорошей организации ПВО.
  • Если противник сосредоточит усилия ВВС на авиационной поддержке сухопутных войск, то оперативная обстановка из-за острого недостатка истребителей-перехватчиков, по-видимому, будет складываться не в пользу НАТО. Командование блока в этом случае может предпринять лишь ограниченные контрнаступательные действия с участием сухопутных войск и авиации и ценой значительных потерь в самолётах и живой силе попытается удержать занимаемые позиции. Таким образом, эффективные совместные действия сухопутных войск и ВВС НАТО являются решающим фактором достижения успеха.
  • Нанесение ударов авиацией НАТО только по наземным целям может привести к тому, что противник будет использовать истребители-перехватчики исключительно для ПВО и ограничит применение своих истребителей-бомбардировщиков. Вследствие этого эффективность авиационной поддержки сухопутных войск противника может быть значительно снижена. В таких условиях действия сухопутных войск НАТО могут развиваться почти нормально. В то же время это может вызвать тяжёлые потери в своих самолётах — до 20%. В данном случае война в воздухе может быть проиграна в течение пяти дней, что приведёт в свою очередь к общему поражению НАТО, тем более что необходимость использования ВВС на большую глубину вынуждает развернуть основную группировку авиации на передовых аэродромах, а это сделает её ещё более уязвимой. В такой обстановке авиация получит лишь ограниченную возможность оказывать непосредственную поддержку сухопутным войскам.

Необходимо также отметить, что противник способен противопоставить действиям нашей авиации достаточные авиационные силы. Последнее может обеспечить ему определённое превосходство как в воздухе, так и на поле боя. Таким образом, борьба в воздухе не принесёт желаемых результатов, если в ходе её не удастся дезорганизовать действия ВВС противника.

Некоторые итоги


Из изложенного выше следует, что при соотношении ВВС сторон 1: 2 более слабой стороне невозможно предпринять какие-либо успешные действия, за исключением только тех случаев, когда эта сторона имеет в своём распоряжении самолётный парк с более высокими лётно-тактическими характеристиками.

Анализ показывает также, что наибольшие потери в самолётах противник понесёт при организации совместных наступательных действий сухопутных войск и авиации, так как соотношение сил не обеспечивает достижения полного превосходства в воздухе и оказания необходимой поддержки сухопутным войскам.

В подобных условиях цель воздушного сражения будет заключаться в прикрытии и авиационной поддержке сухопутных войск путём ведения активных боевых действий против ВВС противника. Это требует создания основной авиационной группировки на передовых аэродромах для нанесения ударов по авиации противника, осуществляющей непосредственную поддержку сухопутных войск. Воздушное сражение, ведущееся при глубоко эшелонированной и надёжно прикрытой системе базирования ВВС, вероятно, будет осуществляться непосредственно в зоне боевых действий сухопутных войск.

Некоторые взгляды на ведение совместных боевых действий ВВС и сухопутных войск с применением обычных средств поражения

Предыдущие оценки основаны на чисто теоретическом анализе возможных результатов совместных боевых действий ВВС и сухопутных войск. Теперь необходимо определить роль и место ВВС и сухопутных войск в ходе безъядерной войны.

Совместные боевые действия ВВС и сухопутных войск без применения ядерного оружия обычно будут свойственны только начальной фазе войны, когда стороны одновременно стремятся исключить её перерастание в ядерную и в то же время избежать поражения. Следовательно, это временная и неустойчивая фаза войны, когда одна из сторон в случае успеха может задержать противника и заставить его пойти на переговоры. Не исключено, что провал переговоров вынудит одну из сторон первой ограниченно применить ядерное оружие, что также приведёт к стабилизации обстановки и переговорам.

Учитывая вышесказанное, совместные боевые действия ВВС и сухопутных войск без применения ядерного оружия не представляют собой законченного этапа войны: быстрая победа одной из сторон заставила бы другую применить ядерное оружие. К неограниченному применению ядерного оружия может прибегнуть та сторона, которая понесёт наибольшие потери и будет находиться на грани поражения.

Следовательно, период безъядерной войны будет не слишком продолжительным.

Что касается боевых действий сухопутных войск в начальный период войны без применения ядерного оружия, то они могут носить в основном оборонительный или контрнаступательный характер с тем, чтобы избежать перерастания боевых действий в ядерный конфликт, постараться удержать противника от активных действий и уклониться от непосредственного соприкосновения с его главными силами. Поскольку наземная обстановка является главным определяющим фактором успеха или поражения, все силы, а следовательно и ВВС, должны использоваться в интересах сухопутных войск и концентрировать свои усилия на ослаблении группировки противника.

Многое, конечно, будет зависеть от характера действий противника, который попытается переложить на обороняющуюся сторону ответственность за инициативу в применении ядерного оружия. Наиболее вероятно, что противник прибегнет к глубоким танковым прорывам, которым будут предшествовать действия воздушнодесантных войск. В этом случае обороняющаяся сторона обязана иметь возможность нанести ответные удары, располагая при этом достаточными силами для нейтрализации танковых прорывов. Группировка сухопутных войск должна строиться в линию с глубоким эшелонированием резервов. Для борьбы с воздушнодесантными войсками противника средства противовоздушной обороны следует содержать в высокой степени боевой готовности.

Таким образом, совместные боевые действия ВВС и сухопутных войск должны быть построены на компромиссе между оптимальной стратегической целесообразностью и необходимостью избегать слишком опасных ситуаций. В то же время существует гипотеза, согласно которой военные действия, проводимые с решительными целями, могут постепенно перерасти во всеобщую войну без применения ядерного оружия. Это будет возможно лишь в том случае, когда общая оперативная обстановка или твёрдая воля одного из противников смогли бы убедить другого в необходимости поддерживать военное противоборство на неядерном уровне. При этом не исключается, что боевые действия сторон могли бы преследовать решительные цели и носить наступательный характер.

Редакционная статья французского журнала «Стратежи», январь—февраль—март 1971 года
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.