«Психологическая война» в планах бундесвера

Общие военные проблемы /
Не смотря на определённые положительные сдвиги в международных отношениях между Востоком и Западом, которые стали возможными благодаря миролюбивой политике Советского Союза и других социалистических стран, противоборство между двумя социальными системами продолжает оставаться одной из ведущих закономерностей современного мира. Поворот от «холодной войны» к политике разрядки напряжённости, который вынуждены сделать некоторые круги ведущих империалистических государств в результате изменения соотношения сил в мире в пользу социализма, сопровождается усилением идеологической борьбы. Реакционные силы делают все возможное, чтобы дискредитировать принципы мирного сосуществования, поставить под сомнение миролюбивую политику стран социалистического содружества, торпедировать улучшение взаимоотношении между государствами с различным социальным строем.

«В этой связи нельзя не обратить внимание на то, что за последнее время некоторые круги на Западе фактически хотят обойти эти принципы окольным путём, — подчёркивал Л. И Брежнев в выступлении на Всемирном конгрессе миролюбивых сил. — предлагая нечто вроде нового издания «холодной» или, если угодно, «психологической воины».

«Психологическая война» — уродливое дитя монополистической буржуазии, плод её классовой ненависти главным образом к социалистическим странам — занимает большое место в общей системе идеологической борьбы империализма с коммунистической идеологией. «Психологическая война» есть не что иное, как система идеологического воздействия империализма на сознание, чувства и убеждения народных масс в первую очередь социалистических стран преимущественно через сферу общественной психологии. Она направлена против марксистско-ленинского мировоззрения, коммунистических идеалов и морали. С помощью своего главного метода — идеологических и психологических диверсий (распространение ложных слухов, дезинформация, угрозы применения силы, демонстрация военной мощи и т. п.) — она ставит перед собой цель: разрушить, парализовать или хотя бы ослабить политико-моральный и духовно-нравственный потенциал населения и вооружённых сил социалистических стран.

В ряде империалистических государств, в том числе и в , «психологическая война» превратилась в инструмент государственной власти. По взглядам западногерманских военных специалистов, она ведётся как в мирное, так и в военное время. В мирное время она рассчитана на различные слои населения вероятного противника. Не диапазон охватывает политические, нравственные, правовые и другие формы их сознания. В военное время основные усилия «психологической войны» сосредоточиваются на подрыве воли личного состава противника к сопротивлению с помощью дезинформация, снижения его боевых возможностей, устрашения и распространения панических слухов.

«Психологическая война», указывается, например, в «Словаре стратегических терминов», изданном в ФРГ, — это «использование аргументов, информации и действий для подрыва морали народов и армий других стран с целью разрушения их готовности следовать за своими вождями, а также для оказания влияния на общественное и индивидуальное мнение за границей».

Западногерманская пропаганда стремится всячески замаскировать классовую сущность «психологической войны». Для обмана народных масс ныне в ход пущены различные новые её обозначения, такие, как «интеллектуальная война», «духовная война», «война в четвёртой сфере». Более того, термин «психологическая война» в 1970 году был заменён «психологической обороной».

Характерно в этом отношении выступление бывшего гитлеровского генерала Шпейделя с лекцией «Духовная война», в которой он утверждал, что в современных условиях понятие «мир» и «война» утратили своё значение, что мир не означает приостановку борьбы государств, мирное соперничество с использованием дипломатических средств при разногласии мнений. Мир, по Шпейделю, является «продолжением войны иными способами, духовной борьбой, способствующей перевороту в лагере противника, подготовкой к новому вооружённому конфликту».

Согласно взглядам западногерманских теоретиков, «психологическая война» ведётся, во-первых, в сфере международных отношений против антиимпериалистических сил, прежде всего против социалистических стран, и, во-вторых, в собственной стране, среди населения и личного состава своих вооружённых сил. Второе направление в советской военной литературе рассматривается как идеологическая обработка населения и личного состава вооружённых сил капиталистических стран.

Оба эти направления подчинены единой цели — ослаблению позиций противника и укреплению собственных позиций. «Психологическая война», — говорится в брошюре бундесвера «Внутреннее руководство», — является планомерным воздействием на дух, волю и мораль отдельно взятого человека, групп люден или целых народов».

За последнее время в ФРГ заметно усилилось внимание к вопросам организации и ведения «психологической войны». Западногерманские идеологи объясняют это тем, что роль морального фактора в современной войне все больше возрастает. Во многом учтён опыт второй мировой войны, когда военная машина гитлеровской Германии разбилась о несокрушимый боевой дух Советской Армии. Ставка гитлеровской Германии на массовое использование танков, авиации и автоматического оружия оказалась битой. Не удивительно, что в книге «Итоги второй мировой войны», изданной в ФРГ, говорится: «Необходимо воспитывать своих командиров и солдат так, чтобы они по меньшей мере битой равноценны советским… Будем воспитывать их столь же стойкими и упорными.
Расплата за легкомыслие в этой области будет ужасной».

Моральная и психологическая подготовка населения ФРГ и личного состава бундесвера приобретает все больший вес в системе мероприятий, проводимых государством. «Слова — это снаряды XX столетия. Крупная газета имеет больше значения, чем десять авианосцев. Кино и телевидение играют большую роль, чем десять эскадр», — пишет западногерманская печать.

В «психологической войне» против социалистических стран, а также в идеологической и психологической обработке собственного населения принимают участие многие звенья государственного аппарата и органов пропаганды ФРГ.

Непосредственной организацией «психологической войны» занимаются министерства (обороны, иностранных дел, внутренних дел и по внутригерманским отношениям), федеральное ведомство печати и информации В этих же целях используются и такие органы, как попечительский совет «Неделимая Германия», «Федеральный союз по изучению Востока» и другие центры, деятельность которых контролируется правительством ФРГ.

Особое место в организации и ведении «психологической войны» отводится федеральному ведомству печати и информации, которое является главным поставщиком материалов для подрывной пропаганды против социалистических стран, и особенно против ГДР. Расположенные в ФРГ и Западном Берлине средства массовой информации, в первую очередь радио и телевидение, буквально «простреливают» территорию ГДР на всю глубину.

В Центральной Европе насчитывается свыше 360 стационарных широковещательных станций и 47 телецентров. Особенно много средств массовой информации размещено в ФРГ. Здесь расположены крупные радиостанции, ведущие подрывные радиопередачи: «Голос Америки», недавно объединённые «Свобода» и «Свободная Европа» (Мюнхен), «Немецкая полна» и «Дойчландфунк» (Кёльн) и другие.

Только радиостанция «Немецкая волна» ведёт передачи на 28 языках, в том числе на девяти языках народов социалистических государств. 67% её программ направлено против социалистических государств. Ежегодно в течение 30 000 ч ведутся передачи, рассчитанные на слушателей в странах Варшавского Договора, треть из них — на немецком языке.

В крупнейших городах ФРГ: Мюнхене, Гамбурге, Кёльне, Штутгарте, Бонне, Нюрнберге, Висбадене — имеются телевизионные студии. Около 30% их передач предназначены для населения стран — участниц Варшавского Договора. Большинство телепередач насыщено целенаправленной пропагандой антикоммунизма, националистических взглядов и «западного образа жизни», восхвалением военной мощи армий стран — членов агрессивного блока и их военной техники, описанием учений и маневров. Много внимания уделяется пропаганде буржуазной «свободы» и «демократии», «атлантической солидарности».

Вопросами подрывной пропаганды против социалистических стран занимается более 100 различных исследовательских институтов и обществ. В них насчитывается 2000—2500 штатных сотрудников, непосредственно занимающихся «изучением стран коммунизма», в первую очередь Советского Союза и ГДР. Как сообщало радио ФРГ, количество так называемых «специалистов по ГДР» увеличилось на 50% по сравнению с 1968 годом.

Наиболее важными центрами по изучению ГДР являются: «Институт немцев Востока» (Дюссельдорф), «Институт восточного права» (Мюнхен), «Германская служба академического обмена» (Бад-Годесберг), «Институт международных связей» (Штутгарт), «Восточноевропейское общество» (Мюнхен), «Рабочее сообщество по изучению Восточной Европы» (Тюбинген) и другие. Эти и им подобные центры занимаются сбором информации и анализом положения в социалистических странах, изучают специфику различных слоев и категорий населения, на которых рассчитано психологическое воздействие, и обеспечивают подготовленными материалами органы, непосредственно ведущие «психологическую войну».

Важная роль в организации идеологических и психологических диверсий против социалистических стран как в мирное, так и в военное время отводится бундесверу.

К созданию аппарата «психологической войны» военное руководство ФРГ приступило вскоре после сформирования первых соединений бундесвера. Ещё в 1958 году Штраус, будучи министром обороны ФРГ, охарактеризовал основное направление развития этого аппарата следующим образом «В области «психологической войны» следует продолжать традиции вермахта, и в этих целях необходимо создать в бундесвере свои эффективные центры».

За годы существования бундесвера аппарат «психологической войны» претерпел значительные изменения, постоянно совершенствовалась его структура. Были также уточнены и конкретизированы задачи аппарата и формирований «психологической войны».

Как отмечала западногерманская печать, перед силами и средствами «психологической войны» бундесвера ставится задача воздействовать не только на вооружённые силы противника, но и на гражданское население. Как свидетельствуют различные зарубежные источники, эта работа проводится по трём направлениям: ведение «психологической войны» в мирных условиях, подготовка к её ведению при конфликтных ситуациях и обострении международной напряжённости, а также ведение её в ходе войны.

В современных условиях, особенно в связи с заключением ФРГ договоров с СССР, ПНР, ЧССР и ГДР, в деятельности органов «психологической воины» отмечаются некоторые изменения. Так, прекращены запуски агитаэростатов с листовками на территорию ГДР. Вместе с тем значительно активизировалось участие аппарата «психологической войны» бундесвера в системе средств массовой информации ФРГ, усилилась его работа среди гражданского населения. Офицеры «психологической войны» участвуют в составлении специальных радио- и телевизионных программ, которые в значительной степени рассчитаны на военнослужащих ГДР и молодёжь призывного возраста.

Аппарат «психологической войны» продолжает использовать для идеологических и психологических диверсий граждан ФРГ, посещающих Советский Союз, ГДР и другие социалистические страны.

Таким образом, силы и средства «психологической войны» бундесвера в мирное время включены в общую систему идеологических диверсии, направленных против населения и вооружённых сил стран Варшавского Договора.

Аппарат и формирования «психологической войны» бундесвера активно готовятся и к действиям в боевых условиях. Вопросы «психологической войны» регулярно отрабатываются на крупных учениях бундесвера и НАТО В частности, они заняли значительное место в планировании и проведении командно-штабных учений НАТО .

По взглядам командования бундесвера, «психологическая война» состоит из психологических операций, имеющих целью подорвать моральный потенциал вооружённых сил противника, и «психологической консолидации», призванной поднять и сохранить моральный дух личного состава своих войск, а также ослабить воздействие на него психологических акций противника. Как писала западногерманская газета «Франкфуртер альгемайне цайтунг», задача аппарата и формирований «психологической войны» бундесвера состоит в том, чтобы «возбуждать неуверенность у противника и вносить спокойствие в свои собственные ряды».

Подготовкой бундесвера к ведению «психологической войны» в мирное время руководит министерство обороны ФРГ через 7-й подотдел по общим военным вопросам. В главном штабе вооружённых сил вопросами «психологической войны» занимается 10-е отделение 3-го отдела, а в главном штабе сухопутных войск — 3-й отдел. В штабах командований территориальных войск и военных округов имеются отделения «психологической войны», а в штабах армейских корпусов — специально подготовленные офицеры.

В задачу руководящих органов этого аппарата входит разработка наставлений и инструкций по ведению «психологической войны», подготовка агитационно-пропагандистских материалов для войск, подбор, подготовка и расстановка кадров для формирований «психологической войны», создание специальных подразделении.

К специальным частям и подразделениям «психологической войны» относятся: два батальона (подчинены непосредственно главному штабу вооружённых сил), три роты (армейским корпусам) и шесть взводов (военным округам).

1-й радиобатальон «психологической войны» (дислоцируется в Андернах) состоит из четырёх рот: штабной и снабжения, редакционной, радиовещания, связи. По сообщениям западногерманской печати, он укомплектован опытными специалистами, прошедшими соответствующую подготовку в школе «психологической войны» и получившими навыки работы на различных радиостанциях ФРГ. Так, журнал «Шпигель» сообщал, что 50% офицеров батальона — это опытные специалисты радиопропаганды, 30% из них ранее работали в различных редакциях. Среди офицеров есть экономисты, социологи, этнографы, языковеды.

В батальоне методам «психологической войны» обучаются представители молодёжных редакций ряда радиостанций, в том числе «Дойчландфунк». Полученные навыки закрепляются практически при составлении передач, рассчитанных на молодёжь ГДР. Как правило, лица, прошедшие подобную подготовку, зачисляются в резерв и приписываются на случай войны к определённым формированиям «психологической воины».

Батальон систематически ведёт радиопередачи с целью тренировки личного состава. На его вооружении имеются СВ и УКВ радиостанции. В одном из интервью для печати командир батальона подполковник Хаушильд следующим образом определил цели радиопропаганды в мирное время — «взломать духовные преграды коммунистической системы и наполнить мозги людей по ту сторону собственной информацией».

2-й батальон «психологической войны» (Клаусталь-Целлерфельд) состоит также из четырёх рот: штабной и снабжения, печатной пропаганды, звуковещательных станций, агитаэростатов и реактивных установок (для распространения печатной продукции). Он специализируется на изготовлении печатных материалов и ведении звуковещательных передач. Это — новый батальон, формирование которого завершилось в 1973 году. Командир батальона подполковник Хагеман заявил: «Задача нам ясна: подготовить наши подразделения так, чтобы они были во всеоружии на случай войны».

Оба батальона «психологической войны» активно участвуют в идеологической обработке личного состава бундесвера, то есть осуществляют так называемую «консолидирующую пропаганду».

В статье посвящённой 2-му батальону, которую опубликовала газета «Зюддойче цайтунг», говорится, что задача батальона состоит в том, чтобы «Психологически нацеленно воздействовать на мировоззрение п поведение личности вне бундесвера», способствовать «выполнению ею поставленной задачи».

Роты «психологической войны» армейских корпусов (181-, 281- и 381-я) состоят из взвода печатной пропаганды и трёх взводов звуковещательных станций Наряду с задачами «психологической войны» они могут выполнять также задания по дезориентации противника.

Взводы «психологической войны» военных округов в военное время» преобразуются в роты такого же состава, что и роты армейских корпусов В их задачу, помимо воздействия на войска противника, входит ведение «консолидирующей пропаганды» на население ФРГ.

Продолжая расширять и совершенствовать органы «психологической войны», командование бундесвера уделяет большое внимание вопросам подбора и обучения кадров для её аппарата и формирований.

На первом этапе создания бундесвера подготовка таких специалистов проводилась в . Однако впоследствии командование бундесвера в основном отказалось от практики посылки офицеров в учебные центры США и организовало подготовку специалистов «психологической войны» непосредственно в ФРГ.

В настоящее время основным центром подготовки этих кадров для бундесвера является школа «психологической войны» в Эйскирхен. При ней созданы курсы по переподготовке офицеров и унтер-офицеров запаса, приписанных к формированиям «психологической войны». В Кёльн-Оссендорф расположен учебно-испытательный центр «психологической войны».

Судя по материалам западногерманской печати, подготовка специалистов «психологической войны» осуществляется и в некоторых военных училищах. В высшей командной академии в Гамбурге также изучаются вопросы ведения «психологической войны».

Таковы в общих чертах взгляды западногерманских военных специалистов на «психологическую войну».

Враждебная нам «психологическая война» империализма в современных условиях приобретает ожесточённый характер. Однако в идеологической борьбе побеждают передовые, революционные идеи. Советские воины, как и весь советский народ, твёрдо уверены в превосходстве и окончательной победе марксистско-ленинской идеологии над реакционной идеологией буржуазии. Но вместе с тем мы не можем не учитывать тот факт, что подготавливаемая и проводимая империалистами «психологическая война» обусловливает необходимость дальнейшего повышения политической бдительности советского народа и его вооружённых защитников, их готовности дать решительный отпор любым провокациям.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.