«Психологическая война» в планах империализма

Общие военные проблемы /
Идеологическая борьба в современных условиях — один из самых напряжённых участков классовой борьбы между социализмом и капитализмом. Воинствующие реакционные круги Запада продолжают вести активную борьбу против политики разрядки. Одним из главных направлений их деятельности на современном этапе является ведение подрывной пропаганды и идеологических диверсий, пресловутой «психологической войны» против Советского Союза и других социалистических стран.

Видную роль в организации и ведении подрывных акций играют военные ведомства империалистических стран с их мощной пропагандистской машиной. Среди них ведущее место принадлежит министерству обороны . Выполняя социальный заказ правящих кругов, Пентагон уделяет все большее внимание так называемым «специальным операциям», или «специальным методам войны». Под этими терминами в и других странах подразумевается весьма широкий комплекс действий, включающий подрывную пропаганду и другие формы идеологических диверсий, проводимых в боевых условиях и в мирное время. Главной целью подобной деятельности, по взглядам западных теоретиков, в военное время является политическое и военное ослабление противника, а в мирное время — дестабилизация неугодных империя аистам режимов.

«Психологическая война и другие виды специальных операций,— писал на страницах американской прессы один из «специалистов» в этой области полковник Лейдер,— представляют собой весьма перспективное средство борьбы против политически подготовленного противника. Оно особенно хорошо потому, что позволяет, не отказываясь, но и не прибегая к обычным средствам вооружённой борьбы, осуществить главную и самую важную цель — активизировать массы в нужной стране в гаком направлении, которое может вынудить местное правительство отказаться от своего курса, подорвет его решимость, разрушит духовные и другие ресурсы людей».

Не менее агрессивно высказывается и французский военный социолог Галюла, призывающий «шире использовать локальные войны и другие конфликты для проверки готовности вести неограниченную «психологическую войну» в условиях мировой ракетно-ядерной войны. Наличие в армиях , , других стран особых уставов, наставлений и инструкций, регламентирующих подрывную деятельность как в боевых условиях, так и в мирное время, определяющих её задачи, главное направление, основные формы и методы, состав, функциональные обязанности и тактику штабных органов и воинских формирований, предназначенных для ведения «специальных операций», является одним из показателей того значения, которое придают «психологической войне» правящие круги и командование вооружённых сил империалистических государств. К таким документам можно отнести наставления американской армии: «Психологические операции», «Противоповстанческие операции и войска», ряд уставных документов бундесвера, английской армии и т. п.

Большое внимание вопросам «психологической воины» уделяется и в ряде общевойсковых уставов армий . В частности, в Полевом уставе армии США этому полностью посвящена глава «Специальные действия», а также раздел «Психологическая война» в главе «Принципы войны и ведения операций».

«В настоящее время, — говорится в уставе, — идеологическое противоборство играет существенную роль во всех видах войн. Борьба за умы люден придаёт специальным действиям особую важность. Значение этих действий возрастает с расширением идеологической борьбы, с повышением эффективности средств массовой пропаганды, появлением новых видов оружия, усилением «психологической войны», наличием частей и подразделений специального назначения».

По взглядам командования вооружённых сил США, и других капиталистических государств, руководства НАТО, «психологическая война» предназначена для обеспечения всех видов боевой деятельности войск. Она имеет целью оказание морального воздействия на противника, а также на население нейтральных и союзных государств и тем самым должна способствовать успешному выполнению поставленной перед войсками задачи.

«Психологические операции в самом широком понимании этого термина, — говорится, например, в наставлении «Психологические операции», — представляют собой использование пропаганды и других средств политического, экономического, военного и идеологического характера для оказания определённого воздействия на настроения и поведение людей в интересах стороны, организующей эту деятельность. Психологические операции давно уже не ограничиваются только военным временем, они широко проводятся и перед войной, и после её окончания, являясь в значительной мере постоянным инструментом внешней политики».
Взгляды военных руководителей Запада на задачи соединений и объединений вооружённых сил в данной области сформулированы в некоторых уставах и наставлениях. Так, например, в Полевом уставе армии США прямо говорится, что «психологическая воина» преследует основную цель — снизить боеспособность войск противника. Ведение её осуществляется мобильно, централизованно и направлено на обеспечение непосредственной поддержки боевых частей. Мероприятия «психологической войны» проводятся в тесном взаимодействии с гражданскими органами и органами общественной информации.

Среди основных задач, которые командование вооружённых сил империалистических государств намерено решить с помощью «специальных методов воины», — подрыв морального духа войск и населения противостоящей стороны, внесение раскола в коалицию противника, отрыв союзников, изоляция противника от других стран и т. п. Важной функцией «психологической войны» является также политическая дезинформация и дезориентация общественного и индивидуального сознания, внушение людям взглядов к понятий, выгодных той стороне, которая ведёт подрывную пропаганду, создание у людей ложных стереотипов мышления, ложных целей и идеалов. Недаром французский специалист в области ведения идеологических диверсий Нор в своей книге «Дезинформация — абсолютное оружие подрывной войны» квалифицирует зту деятельность как «оружие крайнего интеллектуального действия, агрессию против человеческого разума».

Военно-политическое руководство США, и других империалистических государств обращает особое внимание на совершенство ванне организации и структуры органов и формирований в вооружённых силах, занимающихся ведением «психологической войны», на их комплектование и всестороннюю подготовку личного состава, на их практическое использование в тех антинародных целях, которые пре следует империализм в борьбе против сил мира и прогресса.

В современных условиях реакционная военщина сохраняет под ружьём многочисленные войска «специального назначения». Наиболее показательны в этом отношении вооружённые силы США.

В настоящее время отделы «специальных методов войны» имеются в штабах двух основных группировок американской армии, находящихся за рубежом, — сухопутных войсках США в Европе и 8-й армии, дислоцирующейся в Южной Корее.

В соответствии с требованиями наставления «Психологические операции» такие отделы в боевых условиях должны развёртываться в штабах вооружённых сил США на каждом ТВД. В штабе армии (отдельного корпуса) имеется отделение «специальных операций» («психологической войны»), а в корпусах, входящих в армию, и дивизиях — офицеры «психологической войны».

Практическое ведение «специальных операций» в боевых условиях, а также в ходе различных военно-политических акций осуществляют особые армейские формирования — группы «психологических операций», батальоны и роты «психологической войны», а также войска «специального назначения», ведущие «психологическую войну» в ходе действий в тылу противника.

По сообщению иностранной прессы, основной единицей при ведении «психологической войны» является батальон радиопропаганды и издания листовок, именуемый обычно батальоном «психологической войны». Наставление «Психологические операции» определяет, что он состоит из штаба со штабной ротой, роты радиовещания, роты или взвода печатной пропаганды, а также специального подразделения по работе среди населения оккупированных районов противника или зависимой страны. Общая численность батальона составляет 50 офицеров и 300 сержантов, солдат и гражданских специалистов.

Штабная рота призвана изучать противника в военно-политическом отношении, вести разведку в интересах «психологической войны», готовить агитационно-пропагандистские материалы (листовки, телепрограммы радиопропаганды и звуковещания, различные фальшивки и т. п.). Она же организует распространение этих агитматериалов в войсках противника, а также ведёт работу среди военнопленных (изучение их настроений), получение сведении для использования в пропаганде, заброска в тыл противника и т. д.). Рота состоит из взвода пропаганды и трех отделений: разведки, связи и снабжения.

Рота радиовещания включает два взвода (стационарная радиостанция и подвижная радиостанция на автомашинах). Оборудование позволяет вести радиопропаганду в различных режимах, в коротковолновом и других диапазонах.

Рота (взвод) печатной пропаганды располагает различным полиграфическим оборудованием на автомашинах, позволяющим издавать листовки и другие печатные материалы на иностранных языках, а также готовить различные маскировочные издания, поддельные советские документы, продовольственные карточки и другие материалы, предназначенные как для обеспечения операций в тылу противника, так и для организации экономических диверсий.

По своему предназначению батальоны «психологической войны» делятся на стратегические и тактические. Первые предназначаются для ведения пропаганды на всю противостоящую страну и её вооружённые силы. Вторые имеют целью организацию подрывной пропаганды и других идеологических диверсий в боевых условиях против войск противника, а также населения прифронтовой полосы.

Как отмечается в наставлении «Психологические операции», на каждом ТВД в зависимости от его важности и условий местности может действовать один или несколько таких батальонов. В отдельных случаях батальон может придаваться полевым войскам, выполняющим особо важную задачу или действующим в отрыве от остальных сил.

В вопросах организации распространения агитматериалов батальоны «психологической войны» взаимодействуют с ракетно-артиллерийскими подразделениями сухопутных войск, имеющими на вооружении агитационные снаряды и мины, агитационные боевые части к тактическим управляемым ракетам, а также с частями ВВС — крыльями и отдельными эскадрильями специального назначения, в составе которых имеются самолёты и вертолёты с мощными звуковещательными установками для устной пропаганды, оборудованные для подвески агитационных авиабомб, парашютной тары и контейнеров с листовками.

Для действий в составе корпуса (или полевой армии) предназначены отдельные роты «психологической войны» (рота звуковещательных установок и издания листовок). Каждая состоит из штаба и трёх взводов: печатной пропаганды, звуковещательных установок и оперативного. Последний выполняет примерно те же задачи, что и штабная рота батальона «психологической войны».

Как правило, рота дислоцируется вместе со штабом объединения и действует в полном составе. Однако в период агрессивной войны США во Вьетнаме взводы роты придавались соединениям, выполнявшим наиболее важные задачи В это же время в американской армии были созданы новые формирования по ведению идеологических диверсий и других акций такого рода — группы «психологических операций». Две из них (4-я и 7-я) находились непосредственно в зоне боевых действий или вблизи от неё (в Японии, на Филиппинах, в Таиланде), 2 я группа составляла как бы стратегический резерв, дислоцируясь в США (гарнизон Форт-Брэгг, штат Северная Каролина).

Группа состоит из четырёх батальонов «психологической войны», каждый из которых имеет штаб со штабной ротой и две оперативные роты. Группы, находившиеся в зоне боевых действий, вели операции рассредоточенно — батальоны придавались корпусам, а в отдельных случаях и дивизиям, организуя операции «психологической войны» в интересах обеспечения их боевой деятельности. Как правило, одна из оперативных рот батальона выполняла задачи непосредственной поддержки боевых частей и вела «психологическую войну» на переднем крае, в ходе боя, патрулирования, прочёсывания или «умиротворения» населения. Такая рота имела на вооружении звуковещательную технику, смонтированную не только на специальных машинах, но и на танках, бронетранспортёрах, автомобилях, вертолётах. Рота общей поддержки вела работу в ближнем тылу противника, а также в своём тылу, среди «умиротворенного» населения. Обработка велась с помощью печатной продукции, распространяемой силами приданного авиационного подразделения, а также радиопропаганды через широковещательные радиостанции или специальные радиопередатчики на строго фиксированной волне. Для приёма программ на селению раздавались малогабаритные приёмники, работающие только в одном диапазоне.

Для распространения печатных агитматериалов командование армии США имело в своём распоряжении 14-е специальное авиакрыло тактической авиации, вооружённое несколькими десятками самолётов и вертолётов, которые были оборудованы подвеской для агитационных бомб и других средств, а также могли вести звуковещание с воздуха через бортовые громкоговорящие установки.

После поражения США в Индокитае и вывода оттуда американских войск число формирований «психологической войны» в армии было несколько сокращено: одни из них прошли реорганизацию, другие были переведены в национальную гвардию или резерв армии. В настоящее время, по данным зарубежной печати, в сухопутных войсках США имеется 4-я группа «психологической войны» в составе трёх батальонов и трех отдельных рот, дислоцирующаяся на территории США в гарнизоне Форт Брэгг.

Одним из важных элементов структуры органов «психологической войны» армии США является находящийся в гарнизоне Форт-Брэгг (штат Северная Каролина) так называемый центр «специальных методов войны». Он включает научно исследовательский отдел и техническое бюро «войск специального назначения», занимающиеся различными изысканиями в области организации и содержания «психологической войны», а также ряд учебных подразделений и тыловых частей этой службы.

Большое внимание к вопросам организации и проведения идеологических диверсий и других подрывных акций проявляют правящие круги и командования вооружённых сил других империалистических государств, в первую очередь стран — участниц НАТО.

В вооружённых силах ФРГ в настоящее время решением этих вопросов занимается ряд органов как в главном штабе бундесвера, так и в штабе сухопутных сил. Практическая организация «психологической войны» возложена на 3-й отдел главного штаба вооружённых сил и на соответствующие отделы (отделения) в нижестоящих штабах.

Для проведения идеологических диверсий в боевых условиях, а также в ходе различных провокационных акций, осуществляемых против соседних стран (ГДР, ЧССР и других) в периоды усиления международной напряжённости, в составе бундесвера имеются два отдельных батальона «психологической войны».

Один из них дислоцируется в г. Андернах. Он состоит из трёх рот (стратегической радиопропаганды, оперативной радиопропаганды и связи) и предназначен главным образом для ведения подрывных операций в эфире, активного идеологического воздействия как на войска противника, так и на население его тыловых районов, союзных государств и нейтральных стран. Другой батальон (штаб в Клаусталь-Целлерфельд) решает иные задачи — издание и распространение подрывной печатной продукции, а также ведение устной агитации через мощные звуковещательные станции. Он имеет в своём составе полиграфическую роту, располагающую различной печатной техникой, роту звуковещательных установок и, кроме того, одну роту, оснащенную агитационными аэростатами и другой техникой для распространения агитпродукции. Этот батальон предназначен для действий преимущественно в прифронтовой зоне, хотя в отдельных случаях планируется распространять издаваемые здесь листовки и другие материалы и в тылу противника.

Помимо частей центрального подчинения, в вооружённых силах ФРГ имеются также три отдельные роты «психологической войны» (по одной при штабе каждого армейского корпуса), шесть отдельных взводов, приданных штабам военных округов, а также ряд подразделений в ВМС и ВВС.

Вопросы подготовки кадров, изучения возможностей и перспектив «психологической войны», создания новых технических средств и т. п. возложены на школу «психологической обороны», находящуюся в Эйскирхене, и учебно-испытательный центр, дислоцирующийся в Кельн-Оссендорфе.

Вооружённые силы империалистических государств располагают известным опытом организации и ведения «психологической войны» и других «специальных операций» в различных видах боевых действий, а также в мирное время при организации провокаций, военных демонстраций и т. д. После второй мировой войны специальные формирования вооружённых сил США, Великобритании, Франции, ФРГ и других империалистических государств десятки раз участвовали в «специальных операциях» против миролюбивых стран (ведение печатной и радиопропаганды, засылка в их тыл специальных подразделений для диверсий, организация «противопартизанских операций» в своем тылу и т. д.).

Широкое распространение «психологическая война» в сочетании с диверсионными действиями подразделений «зелёных беретов» получила в годы вооружённой агрессии международного империализма в Корее в 1950—1953 годах. В значительных масштабах она проводилась англо-франко израильскими войсками против арабских стран во время империалистической агрессии на Ближнем Бостоке в 1956 году, в период англо-американской интервенции в Ливане и Иордании в 1958 году. Большое внимание операциям такого рода уделяло командование войск США во время высадки в Доминиканской Республике в 1956 году (батальон «психологической войны» десантировался здесь в составе первого эшелона десанта), в ряде операций, проводимых Пентагоном под ширмой Организации американских государств против патриотических сил в странах Латинской Америки. Ведением «психологической войны» широко занималось командование израильской армии в период агрессивной войны против арабских стран осенью 1973 года.

Наибольшего размаха операции «психологической войны» в боевых условиях получили в ходе империалиетической агрессии США в Индокитае. В общей сложности частями «психологической войны» вооружённых сил США и сайгонской марионеточной армии в Индокитае было распространено, по данным газеты «Старз энд страйпс», более 11 млрд. экземпляров различных листовок, объем устного вещания через громкоговорящие установки превысил 30 тыс. ч.

В современных условиях, обобщая опыт вьетнамской войны, американская военщина и её союзники разрабатывают не только новые формы и методы ведения «психологической войны», но и новые технические средства для проведения подрывных операций. В ходе различных учений и маневров в Западной Европе и в других районах американские, западногерманские, английские и другие войска самым активным образом отрабатывают вопросы «психологической войны», «противопартизанских операций», воздействия на население. Тщательно изучаются возможности ведения «чёрной пропаганды», то есть подрывных операции с использованием суеверий, предрассудков, сфабрикованной «информации» и т. п.

События последнего времени свидетельствуют что силы империализма активизируют деятельность на идеологическом фронте, ведя подрывную работу против стран социалистического содружества, и в первую очередь против Советского Союза и его Вооружённых Сил. Однако даже самая ухищренная стратегия и тактика идеологических диверсантов, специалистов «психологической войны» США, ФРГ и других империалистических держав не в состоянии поколебать стойкость советских воинов, их безграничную преданность идеалам марксизма-ленинизма, верность своей социалистической Родине и принципам пролетарского интернационализма.
  • alldmi
  • 0
  • ?

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.