Радикальный ислам как угроза международной безопасности

Общие военные проблемы /
Так называемая демократизация арабских и исламских государств по западным лекалам разрушает веками складывавшийся традиционный уклад их жизни и провоцирует новые вооружённые столкновения на этнической и религиозной почве. События «арабской весны» 2011-2014 годов привели к свержению правящих режимов в Тунисе, Египте (дважды), Ливии, Йемене, гражданским войнам в Сирии и Ираке, новым столкновениям между Сектором Газа и Израилем, вызвали волну масштабных акций протеста и терактов практически во всех арабских странах. Регион Ближнего Востока все больше погружается в атмосферу всеобщего хаоса и насилия, возникла реальная угроза распространения идей радикального ислама в мировом масштабе.

Летом 2014 года довольно громко заявила о себе международная террористическая группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), получившая известность как одна из ячеек «Аль-Каиды» на территории Ирака в период оккупации этой страны и их союзниками (2004-2006). К началу 2014 года её боевики установили контроль над третью территории Сирийской Арабской Республики (САР), проводили отдельные военные операции и совершали теракты в приграничных с САР районах Ливана и Ирака.

В июне-августе 2014 года отряды ИГИЛ, воспользовавшись восстанием суннитов против центральных властей Ирака, вторглись в эту страну, нанесли поражение правительственным войскам и захватили три из 18 провинций. К ИГИЛ примкнули местные антиправительственные суннитские группировки из числа бывших военнослужащих и представителей силовых структур Саддама Хусейна, а также несколько тысяч освобождённых из тюрем политзаключённых и уголовников. Боевики захватили валютные резервы ряда иракских банков, музейные ценности, установили контроль над крупным иракским городом Мосул с 2,5 млн населением, нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими предприятиями, стратегической плотиной и гидроэлектростанцией на р. Евфрат.

В качестве трофеев в распоряжение ИГИЛ попали поставленные иракской армии новейшие образцы американских вооружений (гаубицы, миномёты, ПТУР, ПЗРК, танки, бронетранспортёры, автомобили), боевые самолёты советского производства Су-21 и Су-23. Боевикам удалось завладеть также 40 кг радиоактивных веществ, которые хранились в Мосульском университете в качестве лабораторных материалов. Власти Ирака уведомили ООН о захвате членами группировки ИГИЛ военного склада в провинции Мутанна, где хранились около 2,5 тыс. подлежащих уничтожению реактивных снарядов и ракетных двигателей, а также отдельные компоненты боевых отравляющих веществ (ОВ), в том числе цианистый натрий, применяемый при производстве ОВ табун.

Этот объект активно использовался во время ирано-иракской войны (1980-1988). Предприятие в те годы производило боевые ОВ (табун, зарин, иприт, нервнопаралитический газ ви-икс и др.). И хотя к концу 1990-х годов все химическое оружие (ХО) в этой стране было уничтожено, распространённый с подачи западных спецслужб миф о наличии у С. Хусейна ХО послужил предлогом для вторжения туда войск США и их союзников.

Эксперты полагают, что захваченные боевиками ИГИЛ отдельные компоненты химоружия вряд ли сегодня представляют реальную угрозу для кого бы то ни было, однако могут быть использованы ими для восстановления технологий и мощностей по производству ОВ. Факты применения этим формированием химического оружия в Сирии и Ираке против правительственных войск уже имели место. Сообщалось также и об интересе боевиков ИГИЛ к отдельным образцам биологического оружия и процессу изготовления так называемой грязной бомбы из радиоактивных материалов.

Военные успехи ИГИЛ на иракском фронте сопровождались усилением его позиций и в Сирии за счёт перехода на сторону боевиков ряда подразделений воюющей с режимом Б. Асада Сирийской свободной армии (ССА) и более мелких группировок исламистов. Продолжался приток наёмников и из-за рубежа: арабских государств, США, стран ЕС, СНГ и ряда других. К настоящему времени общая численность вооружённых формирований ИГИЛ достигает свыше 80 тыс. человек (по оценкам некоторых зарубежных военных экспертов — не менее 200 тыс.), около 15 тыс. из которых не являются гражданами Ирака или Сирии.

Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади в конце июня 2014 года провозгласил создание на захваченных территориях Сирии и Ирака нового государства -«Исламского халифата» со всеми его атрибутами (халиф, его советники -шура, армия, спецслужбы, тюрьмы, губернаторства, шариатские суды, система налогов и сборов и т. п.). «Халифат» в настоящий момент протянулся от г. Ракка на севере Сирии до провинции Дияла на востоке Ирака. Аль-Багдади заявил о намерении ИГИЛ и дальше расширять границы «халифата» в первую очередь за счёт присоединения всей территории Сирии и Ирака, а также Ливана и Кувейта.


Боестолкновения отрядов ИГИЛ с курдскими ополченцами на севере Ирака и Сирии ведутся уже несколько месяцев и приобрели весьма ожесточенный характер. Кроме того, отмечались стычки этих бандгрупп с ливанскими силовыми структурами и шиитской группировкой «Хезболлах» в районе сирийско-ливанской границы.

В чем же причина появления нового террористического монстра радикальных исламистов в регионе?

Во-первых, ИГИЛ опирается на практически неограниченную финансовую, материальную и военную помощь со стороны ряда государств и радикальных исламистских (ваххабитско-салафитских) организаций Персидского залива. Другие его спонсоры (США и страны Запада), хотя и заявляют о своей поддержке сил так называемой умеренной сирийской оппозиции, но в конечном итоге значительная часть их «подопечных» с оружием в руках оказывается в рядах ИГИЛ или тесно взаимодействует с ним.

Во-вторых, захват боевиками ИГИЛ нефтепромыслов, нефтеперерабатывающих заводов, трубопроводов, складов ГСМ, а также одной из крупнейших в регионе ГЭС, снабжающей Ирак электроэнергией, и плотины, которая позволяет контролировать подачу воды в центральные районы страны, дал им возможность не только обеспечить свои нужды в ГСМ, электроэнергии и воде, но и успешно торговать этими стратегическими ресурсами. При этом ИГИЛ не гнушается зарабатывать деньги и на контрабандной торговле оружием, боеприпасами, наркотиками, похищении людей, изготовлении фальшивых денежных знаков, похищенных из музеев экспонатах, рэкете и грабежах на пограничных КПП и блокпостах. К настоящему времени ИГИЛ стала одной из богатейших террористических организаций в мире с годовым бюджетом в несколько миллиардов долларов США.

В-третьих, в силу того что ИГИЛ, продолжая борьбу с режимом Башара Асада в Сирии и оказывая давление на шиитское правительство в Ираке, объективно является потенциальным противником Ирана, Вашингтон и его союзники ограничиваются лишь точечными ракетно-бомбовыми ударами по позициям террористов с целью затруднить ведение масштабных наступательных операций. При этом авиаудары не могут привести к существенному ослаблению военного потенциала группировки. Вероятнее всего, США не ставят целью разгромить ИГИЛ, а лишь пытаются направить его дальнейшую экспансию в нужном для себя направлении — на Дамаск и Тегеран.

Парад боевиков-джихадистов ИГИЛ
Парад боевиков-джихадистов ИГИЛ

Таким образом, самопровозглашенный «Исламский халифат» и его военные преступления в Ираке и Сирии стали возможны с молчаливого одобрения, если не сказать, при косвенной поддержке их Вашингтоном, его западных и региональных союзников.

К сожалению, история ничему не учит заокеанских стратегов, которые продолжают «наступать все на те же грабли». Не так давно они инициировали создание «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном, заигрывали с исламским движением талибов в Афганистане, а в настоящее время способствовали появлению ИГИЛ во главе с Абу Бакром аль-Багдади.

Можно не сомневаться, что «халифат» не останется в очерченных ему спонсорами рамках с ограниченными по времени и территории целями. Десятки тысяч боевиков — выходцев из западных и других стран рано или поздно вернутся к местам своего прежнего проживания и продолжат там свой джихад («священную войну»). Примеры тому уже имеются.

Боевики ИГИЛ на параде в г. Мосул (Ирак)
Боевики ИГИЛ на параде в г. Мосул (Ирак)

Сиюминутная политика «двойных стандартов» и деления террористов на выгодных и невыгодных (своих и чужих), которую проводят Вашингтон и Брюссель, объективно усиливает угрозу терроризма во всем мире. При этом нельзя забывать, что террористы уже не ограничиваются в своей преступной деятельности использованием традиционных методов и обычных вооружений. Как было отмечено выше, сегодня они весьма близки к обладанию оружием массового поражения, ведут кибервойны, применяют для реализации своих целей последние достижения в области науки и техники.

Успеху исламистов ИГИЛ способствует и то, что сегодня они могут рассчитывать на поддержку свыше 10 млн суннитов в Ираке и Сирии. Свергнув режим Саддама Хусейна в Ираке, США и их западные союзники разрушили существовавшую систему государственного управления в этой стране. Составлявшие основу государственности сунниты были выброшены из политической жизни, их представителям не дали возможности поступить на госслужбу, работать в нефтегазовой и других отраслях экономики.

Новая элита в лице представителей шиитского большинства оказалась раздробленной и неспособной управлять государством. Часть из шиитов во власти пыталась лавировать между интересами Вашингтона и Тегерана, другие ориентировались на одного из этих зарубежных партнёров. Мало кто из них понимал, что их миссия заключается в сплочении иракцев на национально-патриотической основе и обеспечении интересов всех граждан страны, независимо от их этнической или конфессиональной принадлежности.

Одновременно все руководители из числа шиитов продолжали проводить дискриминационную политику в отношении суннитов и игнорировать законные права и свободы курдского меньшинства. Именно это и послужило причиной утраты доверия иракцев к центральным властям, нарастания шиитско-суннитских противоречий, сопровождавшихся масштабными терактами, акциями протеста населения суннитских провинций.

Свой вклад в активизацию деятельности местных суннитских группировок в Ираке внесли и монархии Персидского залива, в первую очередь Саудовская Аравия и Катар, которых явно не устраивало новое шиитское правительство страны и его сотрудничество с Тегераном. По каналам спецслужб, различных неправительственных организаций и фондов Эр-Рияд и Доха оказывали финансовую, материальную и военную помощь суннитским группировкам в Ираке, стремясь свергнуть или ослабить шиитский режим в Багдаде.

В ещё более грубой форме осуществлялось вмешательство внешних сил во внутренние дела Сирии. Здесь протестные акции против режима Башара Асада открыто поддержали США, их западные союзники, монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, , Иордания и другие арабские страны.

Создавая оппозиционную Дамаску Сирийскую свободную армию, все внешние противники Асада долгое время старались не замечать нараставшую мощь исламистских группировок «Джебхат ан-Нусра» и ИГИЛ. Расчёт Вашингтона и его сателлитов был прост: «Используем джихадистов в качестве передового отряда и ударной силы, свергнем с их помощью Асада, а там разберёмся с этими радикалами...».

Но переход на сторону ИГИЛ некоторых подразделений ССА и боевиков «Джебхат ан-Нусра» в Сирии, установление контроля джихад и стами над третью территории Ирака и провозглашение «Исламского халифата» коренным образом изменили ситуацию в регионе. Мало того, что ИГИЛ, создав многочисленную и хорошо вооружённую группировку боевиков, практически подчинило себе и объединило под знамёнами халифата подавляющее большинство антиправительственных сил в Ираке и Сирии, так оно ещё открыто заявило о намерениях продолжить джихад по всему миру.

Эти агрессивные заявления и практические действия, а также жестокие демонстративные казни западных граждан несколько изменили отношение Вашингтона и его союзников к ИГИЛ. Под давлением общественного мнения была наспех сколочена коалиция западных стран и монархий Персидского залива, которая приступила к планомерным ракетно-бомбовым ударам по позициям боевиков.

Вашингтон игнорирует сирийские власти, по-прежнему считает Башара Асада нелегитимным президентом и рассчитывает остановить дальнейшую экспансию ИГИЛ, привлекая для этого оппозиционную ССА, иракских и сирийских курдов, иракскую шиитскую милицию. Любые формы сотрудничества Вашингтона с Тегераном в совместной борьбе с этой группировкой также отвергаются. В сложившейся ситуации даже западные эксперты признают, что война с ИГИЛ может продлиться как минимум несколько лет.

По мнению зарубежных экспертов, в связи с провозглашением «Исламского халифата» возможны следующие сценарии развития событий:

«Исламскому халифату» удастся закрепиться на завоеванных территориях и завершить создание всех необходимых структур исламского государства. Такой вариант наиболее вероятен при некоторой трансформации правящей верхушки «халифата» в сторону отхода от крайне радикальных салафито-ваххабитских взглядов к более умеренным исламистским и прагматичным.
Продолжение войны с «неверными» (шиитами, курдами, христианами, умеренными суннитами, атеистами и т. п.) в целях расширения своей территории за счёт присоединения новых земель.

Перечисленные выше сценарии могут длиться неопределённо долго, поскольку «Исламский халифат» и образующие его военно-политические группировки сегодня обладают практически неограниченными финансовыми, материальными и людскими ресурсами, современными вооружением и военной техникой. При этом надо учитывать рост популярности идей радикального ислама, которые в условиях упадка морали и ценностей западного мира становятся все более притягательными для десятков миллионов мусульман.

Существует реальная угроза расползания получивших боевой опыт в Ираке и Сирии джихадистов по всему миру, а также их объединения с уже существующими ячейками «Аль-Каиды» и исламского движения талибов. Последние уже выразили свою готовность тесно взаимодействовать с ИГИЛ. Вслед за естественным распространением ислама по планете за счёт миграции мусульман и как одной из наиболее популярных религий неуклонно следуют и его радикальные взгляды, которые умело используют для достижения своих эгоистических целей отдельные группы лиц и организации.

Главной проблемой в Ираке сегодня является продолжающаяся изоляция суннитского населения. Не наладив отношений между Багдадом и суннитскими провинциями, «Исламский халифат» победить не представляется возможным. США и их западные союзники свыше восьми лет пытались военным путём «навести порядок» в так называемом суннитском треугольнике, но лишь спровоцировали население на восстание.

В Сирии без правительства Башара Асада также нельзя выкорчевать корни исламского радикализма. Дамаск неоднократно выражал готовность к продолжению мирного диалога с умеренной суннитской оппозицией и курдами, поэтому было бы целесообразно возобновить переговоры в Женеве под эгидой ООН.

Эффективность борьбы с ИГИЛ во многом зависит от способности и желания Вашингтона и западных стран перекрыть каналы переброски новых джихадистов, финансовой и материальной поддержки боевиков со стороны своих региональных союзников (монархий Персидского залива), а также прекратить контрабандную торговлю «халифата» нефтью и другими товарами. При этом полная блокада «халифата» является непременным условием его дальнейшего разгрома. Свою позитивную роль в борьбе с исламистами мог бы сыграть и . В условиях некоторого смягчения международных санкций в отношении Тегерана было бы правильно подключить к борьбе с ИГИЛ эту мощную региональную державу, одного из признанных лидеров мусульманского мира.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.