Реакционность традиций капиталистических армий

Общие военные проблемы /
Традиции — это исторически сложившиеся, устойчивые, передающиеся из поколения в поколение обычаи, нормы поведения людей, возникающие на основе отражения общественного бытия и развивающиеся под воздействием классовой идеологии. По своему содержанию и значению они могут быть передовыми или отсталыми, революционными или реакционными. Все зависит от того, интересы каких классов они выражают. Высшим типом традиций являются революционные, боевые и трудовые традиции рабочего класса, трудящихся масс.

Традиции — сложное многоплановое явление духовной жизни общества, имеющее глубокие материальные основы. Каждому обществу присущи свои традиции и их разновидности. Так, в капиталистическом обществе имеются и буржуазные, и пролетарские традиции, отражающие интересы двух противоположных классов.

Свои традиции имеет и наше советское социалистическое общество. Наиболее важными из них являются беспредельная преданность коммунизму и любовь к социалистической Родине, верность великому учению марксизма-ленинизма, непоколебимая стойкость и постоянная готовность к борьбе с врагами коммунизма за свободу и независимость народов, ненависть к империализму и поджигателям войны.

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий в 1969 году Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев отмечал: «Мировой социализм вбирает в себя все богатство и многообразие революционных традиций и опыта, порождаемого творчеством трудящихся разных стран».

Если прогрессивные, революционные традиции всегда направлены в будущее, способствуют освобождению рабочего класса и всех трудящихся от социального гнета, то реакционные традиции закрепляют прошлое, отжившее, сохраняют классовое неравенство антагонистического общества и господство буржуазии, являясь по своей сущности антинародными, антинациональными традициями.

С момента утверждения буржуазного строя и создания его военной организации идеологи капитализма стремятся использовать реакционные традиции как составную часть идеологической обработки личного состава для удержания армии в повиновении и подготовке ее к ведению агрессивных войн прежде всего против стран социализма.

Однако современные буржуазные социологи и военные деятели не дают ответа на вопросы: в чем сущность традиций вообще и воинских в частности, как возникло это сложное социальное явление, каким закономерным связям и причинным зависимостям оно подчинено, в чем состоит своеобразие воинских традиций и каковы тенденции их развития, как связаны традиции с другими явлениями социальной жизни, каковы принципы анализа и систематизации традиций? На эти и многие другие вопросы ясные, научные ответы дает лишь марксистско-ленинская теория.

Марксизм-ленинизм учит, что характерной чертой традиций капиталистических армий является их реакционность. Основу этих традиций составляют капиталистические производственные отношения, существование класса империалистической буржуазии, в руках которого армия — послушное орудие насильственного осуществления антинародной внутренней и внешнем политики.

В работах буржуазных военных социологов по проблемам традиций в империалистических армиях можно обнаружить характерные тенденции, из которых главной является стремление всячески восхвалять и развивать среди военнослужащих реакционные милитаристские традиции, возникшее в многочисленных захватнических войнах. При этом они часто опираются на явно отжившие традиции и обычаи, используют различные предрассудки, лишь бы они помогали удерживать в повиновении солдатские массы. В. И. Ленин указывал, что буржуазия сохранила от прошлого «неприятные традиции».

Буржуазные социологи пытаются также скрыть противоположность интересов эксплуататорского меньшинства и трудящихся, офицеров и рядовых, проявляющуюся в традициях, разговорами о их мнимом «единстве». Изучение действительного содержания воинских традиций они стремятся заменить описанием форм их проявления — ритуалов, церемоний, символики, где социально-классовая сущность замаскирована. Они используют традиции для воздействия не на сознание, на чувства и эмоции солдатском массы, делают акцент на частностях, деталях, зрительном восприятии.

Общим для буржуазных социологов является борьба с прогрессивными и революционными традициями, которые оказывают влияние на личный состав. В капиталистических армиях осуществляется комплекс мероприятий, направленных на то, чтобы не допустить проникновения в казарму прогрессивных взглядов и настроений, предупреждать и подавлять так называемые солдатские «бунты» и «мятежи». Военный социолог Фелд, выступая на VI Международном социологическом конгрессе, признал: «Помня о революционных традициях народа, наши правительства одно за другим стремились держать вооруженные силы в изоляции от населения».

Внимание буржуазных идеологов к проблеме традиций капиталистических стран особенно усилилось в последние годы. В США, странах Западной Европы, Японии появились книги, монографии, исследования, газетные и журнальные статьи, посвященные этому вопросу. Об использовании традиций в работе с военнослужащими идет речь в уставах и наставлениях капиталистических армий, в приказах и директивах, справочниках и пособиях, пропагандистских брошюрах и памятках командному составу.

Такое «внимание» к традициям в буржуазных странах и их армиях объясняется рядом причин.

Некоторые политические и военные деятели осознают растущее влияние идей социализма на ход мирового развития. Они видят, как крепнут передовые традиции коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения. Поэтому буржуазные апологеты усиливают антикоммунистическую пропаганду, маскируют классовую сущность империалистических армий демагогическими рассуждениями об «общности» целей и задач командного и рядового состава, о мнимом «единстве» общества и армии. Отсюда и попытки представить традиции капиталистических армий как единые, выражающие якобы интересы всего общества, всех военнослужащих.


Обычными, повторяющимися на разные лады штампами стали такие словосочетания, как «атлантическая солидарность», «общие традиции армии», «традиции свободного мира», «дух солидарности», «единство интересов всех граждан», «присущие всем временам солдатские качества», «корпоративный дух товарищества», «объединение и гармоническое сочетание усилии всех для достижения единой цели», «необходимость всей нации защищать западный образ жизни», «неразрывная связь с прошлым», «армия существует для защиты нации» и т. п.

Капиталистическое общество и буржуазные армии едины, так же как едины и присущие им традиции,— вот что пытаются доказать апологеты империализма. «В США, Англии и Западной Германии общества, разделенного на классы, уже не существует,— пишет западногерманский профессор Лансгут. — Исчезли и те традиции, которые разъединяли людей в этом обществе».

«Традиции полкового духа — говорится в «Справочнике офицера ВВС США», — вот магическая сила, которая вселяет жизнь в военную организацию». В директиве министра обороны « и традиции» речь идет об особом «духе германского солдата» и «единых традициях как для армии, как и дли всей немецкой нации».

Подобными рассуждениями стремятся скрыть существующие противоречия между, с одной стороны, офицерами и генералами — верными слугами господствующих классов, а с другой — солдатами и сержантами, которые являются переодетыми в шинели представителями трудящихся. Хранители реакционных традиций пытаются держать рядовых в повиновении, уменьшить количество дезертирств и солдатских забастовок, отражающих действительное отношение солдат к традициям так называемого «свободного мира». Ф. Энгельс писал, что одной из действительных традиций солдат буржуазной армии является презрение к свои и начальникам.

В западногерманском военно-теоретическом журнале «Веркунде» в статье «К вопросу о традициях» было написано, что одной из целей воинских традиций является «сохранение и передача независимых от внешних форм бесценных качеств настоящего солдата: верность и повиновение, храбрость и товарищество, выполнение долга и готовность к самопожертвованию». За этим определением кроется тщательно замаскированная классовая позиция современной буржуазии, которая, жонглируя словами, стремится использовать воинские традиции для идеологической обработки личного состава армии.

Хотя общеизвестно, что американская армия является послушным орудием в руках правящих политических кругов, ударной силой мирового империализма, тем не менее в «Справочнике офицера» американской армии к воинским традициям отнесены неучастие в политике, точное выполнение поставленной задачи («военнослужащий должен показывать энтузиазм и aгрессивность в достижении цели»). В «Справочнике» говорится о традиции руководства («офицерам предначертано все время руководить»), подчиненности («солдатам предначертано все время исполнять приказы»), надежности, преданности и сотрудничества, о традиции службы («Военнослужащий есть слуга государства. Он идет туда, куда ему прикажут, выполняет те задачи, которые на него возложены. Ни он, ни армия в целом не решают, когда начнется война»).

Классово-политическая направленность, резкое разграничение роли офицеров и солдат в армии, стремление превратить солдат в покорных исполнителей воли господствующего класса — вот что прежде всего характерно для подобных «традиций».

Насаждая угодные правящему классу воинские традиции в армии, буржуазные социологи говорят о «патриотизме солдат», «верности» воинскому долгу и т. д. Однако, по определению К Маркса и Ф. Энгельса в буржуазной армии «… нет ни жизни, ни воодушевления, ни патриотизма, ни верности долгу. У нее нет национальных боевых традиций» (К Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 15, с. 125—126).

Отсутствие подлинного патриотизма в капиталистических армиях вынуждены иногда признать и сами апологеты капитализма.

Подавляющее большинство буржуазных военных социологов сводят воинские традиции к частным вопросам либо, как отмечалось выше, подменяют их описанием обычаев, ритуалов или даже правил этикета, либо обращаются к истории не армии в целом, а главным образом полков, отдельных частей и кораблей. К ним вполне применима оценка, данная в свое время В. П. Лениным буржуазному скептицизму: «Отчаяние в возможности научно разбирать настоящее, отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лег — деревьями, вот классовый смысл того модного буржуазного скептицизма, тон мёртвой и мертвящей схоластики» (В. И..Пении. Полн. собр. соч… т. 25. с. 44).

В упоминавшемся «Справочнике офицера» в качестве традиций называются и такие, как клятва поднятием правой руки, ношение планок и орденов, организация вечеров и представлений, присутствие офицеров на соревнованиях, где участвует их команда, а также на праздничных обедах в своих подразделениях на рождество и Новый год. К ним же относятся и правила поведения офицеров во время танцев, карточных игр, визитов, обедов и других мероприятий. По признанию самих буржуазных социологов, такие, казалось бы, «мелочи» помогают удерживать личный состав капиталистических армий в угодных господствующему классу строгих рамках поведения.

В подобном духе говорит о традициях майор американской армии Боутнер в книге «Военные обычаи и традиции». Он пишет о том, как возник полк, почему «генерал-лейтенант» старше «генерал-майора», прослеживает развитие видов и родов войск, эволюцию оружия. Автор останавливается на происхождении и особенностях формы одежды, погон, наград, воинской музыки, различных форм приветствий, смотров и порядка участия войск в парадах. В книге много внимания уделено истории создания различных частей и происхождению военных терминов.

В ряде буржуазных армий, особенно в английской большую роль играет поклонение животным — талисманам.

В книге имеется специальный раздел «Полковые традиции», где автор призывает беречь реликвии констатируя, что американцы «не чувствуют привязанности к традициям и находятся в положении высоко вознесшегося наполеоновского маршала, который был сыном мясника». Он восклицает: «Мы не можем изобрести традицию, но и не должны задирать носы перед той, которая уже есть и служит солдату».

«Солдатский жаргон» представляется автору также традиционным. «Собачья рожа», «наглое рыло солдата» — обычные, по мнению автора, но далеко не самые соленые выражения этого жаргона.

В главе «Служебные обычаи» выделены и такие «традиции»: «офицеры не должны заниматься хозяйственными целями», «при обращении к старшему необходимо употреблять слово «сэр», «нельзя возражать старшему», «неприлично офицеру дружить с солдатами» и т. п. Нетрудно заметить, что эти «традиции» помогают закрепить классовые привилегии за офицерским корпусом, который формируется в основном из представителей крупной и средней буржуазии.

Даже краткое рассмотрение книги Боутнера дает представление о тенденциозной направленности исследований традиций буржуазными авторами: основной упор делается на частные традиции, воинские ритуалы, обычаи службы и нормы поведения различных категорий военнослужащих.

Воинские ритуалы и церемонии, символика и реликвии всегда выполнять и выполняют важную роль по закреплению у военнослужащих капиталистических армии нужных господствующему классу традиций. Военные парады, факельные шествия, слеты различного рода недобитых вояк, пышные торжества и церемонии при закладке памятников, военных кораблей, в честь юбилеев войсковых частей и соединений — обычные формы проведения такой работы.

Значительной составной частью многих пышных церемоний, проводимых в буржуазных армиях, является пропаганда антисоветизма и антикоммунизма, прославление национализма, протесты против позитивных перемен, происходящих в мире. В ФРГ систематически проводятся встречи солдат и офицеров бундесвера с бывшими военнослужащими вермахта, членами различных реваншистских землячеств. «Бывшие» появляются на таких встречах с гитлеровскими орденами, знаменами свастиками на рукавах. Многим казармам, военным кораблям ФРГ присвоены имена нацистских преступников, некоторым частям бундесвера вручены на «хранение» знамена гитлеровских и даже кайзеровских войск.

В директиве «Бундесвер и традиции» написано: «Бывшие солдаты должны знать, что нынешние военнослужащие бундесвера чтят их заслуги и жертвы». И там же — «Бундесвер отвергает коллективное осуждение войск СС». «Отвага немецких солдат, — говорил фон Тадден, фюрер неонацистской партии НДП, — должна служить примером бундесверу. Пока отцы клеймятся как преступники, сыновья не могут быть хорошими солдатами». Во всем этом отчетливо видна пронацистская направленность воспитания военнослужащих бундесвера, стремление реакционных кругов ФРГ возродить фашистские традиции и в конечном счете реабилитировать нацизм.

Реакционные традиции насаждаются с помощью ритуалов и символики и в других буржуазных армиях. Например, английский военным социолог Херинг в книге «Обычаи и традиции королевских ВВС» к традициям относит девиз и эмблему ВВС, знамя и штандарты эскадрилий, различные знаки авиационных частей, знаки различия личного состава и опознавательные знаки самолетов, медали и награды военнослужащих, воздушные парады, оркестры, живые талисманы ВВС и т. д.

В отдельных работах буржуазных военных социологов традиции сводятся просто к офицерскому этикету. В этом отношении характерна книга англичанина Страдлинга «Обычаи этикета», в которой основное внимание уделяется правилам приема пищи, визитам, обращению с женщиной, женитьбе, разводу, переписке и т. д. И все это автор называет традициями, сложившимися в английской армии.

При всем разнообразии ритуалов, символов и церемоний как форм проявления традиций буржуазных армий их сущность одна: они служат интересам господствующих классов. Стремление буржуазии использовать их в своих классовых интересах тонко и едко высмеяли еще К. Маркс и Ф. Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии»: «Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собой народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом» (Соч., т. 4, с. 448).

В теоретической и практической деятельности по внедрению в капиталистических армиях нужных господствующему классу традиций представители буржуазии широко используют религию. Американский социолог Нибур заявил: «Общество как божественное установление едино. Едины и те традиции которые оно выработало». Свою важнейшую задачу церковь видит в «освящении» и закреплении в обществе и армии угодных господствующему классу милитаристских традиций. Известно, что гитлеровские солдаты воевали с девизов «С нами бог». Присяга американского военнослужащего заканчивается словами: «Да поможет мне бог». Во время приема присяги молодые солдаты большинства империалистических армий кладут руку на библию и «именем бога» клянутся выполнять любой приказ командования. Обычным является «освящение» оружия, раздача иконок, ладанок, «святых писем» и т. д. Каждому американскому солдату выдается молитвенник и карманная библия. В бундесвере, напримep, в настоящее время больше священников, чем было в гитлеровском вермахте.

Религиозные традиции отличаются большой консервативностью, враждебностью науке и перелови социальным идеям и силам. Именем бога духовенство и его представители в армиях — капелланы ратуют за господство эксплуататоров и беспрекословное подчинение им, проповедуют воину против «инакомыслящих». Ф. Энгельс назвал религиозные традиции «великой консервативной силой».

Для идеологического одурманивания военнослужащих используются различные «теории» об их превосходстве над народами и армиями других государств, насаждаются великодержавный шовинизм, национализм, оголтелый расизм. В связи с этим формируются и такие реакционные традиции, как жестокость и ненависть к солдату другой национальности, эгоизм, агрессивность и другие.

Традиции капиталистических армий оказывают определенное воздействие на личный состав. Однако по мере разоблачения агрессивном сущности войн, которые ведут или готовятся вести эти армии, раскрывается и реакционная сущность их традиций, что неизбежно влечет за собой снижение морально-боевых качеств военнослужащих, как это произошло в американских войсках во время войны США против народов Индокитая.

Кроме того общего, что характерно для традиций всех империалистических армий, можно отметить специфическое, присущее каждой армии в отдельности. Так, особенностью бундесвера является всячески раздуваемая традиция реваншизма. Реваншистские настроения бундесвера усиливаются тем обстоятельством, что около половины офицерского корпуса ФРГ родом из областей, которые входят в настоящее время в состав Польши, Чехословакии и Советского Союза. В вооруженных стах США процветают расизм, культ денег, традиции высокомерия. В армии и флоте Великобритании сохраняется приверженность к ритуалам и старинным церемониям, культ монархии.

Таковы традиции армий основных капиталистических стран, которые, как уже отмечалось, по своей сущности реакционны и антинародны.

Качественно иными, прогрессивными и революционными являются воинские традиции социалистических государств, основу которых составляет социалистический общественным и государственный строй, наличие дружественных классов рабочих и крестьян и единая идеология — марксизм-ленинизм.

Традиции социалистических армий — высший исторический тип воинских традиций. Советские воинские традиции впитали в себя революционный опыт борцов за социализм, боевой опыт русской армии. Эти традиции родились в огне Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, окрепли и развились в годы Великой Отечественной войны, в годы мирного социалистического строительства и в настоящее время формируются в сознании и поведении советских воинов на основе целенаправленного идейно-политического и морально-психологического воспитания, осуществляемого Коммунистической партией Советского Союза.

Верность социалистической Родине, преданность делу коммунизма, честность и отвага, мужество и героизм в бою, чувство войскового товарищества и взаимопомощи, чувство дружбы народов, патриотизма и интернационализма, непримиримость к национализму, шовинизму и расизму, коммунистическое отношение к воинскому труду, умение сочетать личные интересы и интересы коллектива — вот те черты и качества воинов армий стран социалистического содружества, которые вырабатываются в духе воспитания их на славных традициях Советских Вооруженных Сил и других армий Варшавского Договора.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.