В казармах бундесвера

Общие военные проблемы /
В результате серьезных политических перемен, происшедших во взаимоотношениях между Советским Союзом и , значительно рассеяна атмосфера откровенной вражды, которая в течение многих лет упорно нагнеталась правящими кругами Западной Германии. Это стало возможным благодаря последовательным и целеустремленным усилиям Советского Союза и других стран социалистического содружества, приведшим к подписанию Московского договора от 12 августа 1970 года.

Однако политика «восточных договоров» и их реализация по-прежнему встречают упорное сопротивление со стороны противников разрядки напряженности — влиятельных кругов западногерманских партии ХДС, ХСС и НДП, прессы концерна Шпрингера, реваншистских солдатских союзов и землячеств, руководства бундесвера. Они пытаются сорвать налаживание позитивных связен между СССР и ФРГ, выступают против взаимовыгодного советско-западногерманского сотрудничества, всячески саботируют наполнение заключенных договоров реальным содержанием, стремятся свести их практическое значение к минимуму.

Борьбу против сближения с Советским Союзом реакционные реваншистские организации ведут под флагом антикоммунизма, заменив «примитивные» антисоветские и антикоммунистические измышления 50 — 60-х годов новыми, более изощренными, нередко хорошо завуалированными вымыслами. Широкое хождение получили, например, вымыслы, извращающие правду о свободной жизни народов социалистических стран, о социалистической демократии, антикоммунизм пронизывает буржуазную, в том числе военную, печать. Антисоветская, антикоммунистическая пропаганда ведется в профсоюзах, учебных заведениях, во всякого рода землячествах, солдатских союзах, в казармах бундесвера. Все это свидетельствует о том, что политика антикоммунизма продолжается, хотя и претерпевает определенные изменения.

Главным фактором, определяющим содержание и направленность военно-политического курса ФРГ, является ее участие в агрессивном блоке . Ее политика в основном совпадает с политической стратегией , главная цель которой, как заявил американский конгрессмен Клар, «вот уже четверть века остается без изменений — препятствовать подъему коммунизма».

Если военная политика, политическая направленность военной доктрины остались, по сути дела, без изменений, если главное направление и основное содержание идеологической обработки военнослужащих (антикоммунизм и антисоветизм, воспитание верности буржуазному строю, готовность к выполнению воли правящих кругов) остались прежними, то в методике преподнесения антисоветских материалов появились определенные специфические моменты, вызванные к жизни политикой разрядки напряженности, проводимой Советским Союзом и другими социалистическими странами.

Заключенные договоры поставили под сомнение основные аргументы военной пропаганды, такие, как «агрессивный коммунизм», «советская угроза» и другие, с помощью которых воспитывалось не одно поколение военнослужащих бундесвера. «Как следует теперь разъяснять молодому поколению, которое призывается в армию, смысл их долга?» — вопрошает штраусовская газета «Байерн-Курир». Этот же вопрос задают себе многие буржуазные пропагандисты, военные и политические деятели Западной Германии. Об этом говорил, выступая по телевидению, один из основоположников системы теологической обработки, принятой на вооружение в бундесвере, отставной генерал Баудисин, подчеркнувший, что в условиях разрядки все труднее становится объяснять военнослужащим их цели и задачи. «Пока была конфронтация, — жалуется генерал, — было очень легко вызывать чувство страха с помощью ужасных образов, характеризующих врага».

Военные идеологи ФРГ ищут такие лозунги, которые не противоречили бы требованиям сегодняшней обстановки. «Политика мира, — пишет западногерманская газета «Вельт дер арбайт», — несет с собой трудности не только для политических деятелей, но и для тех, кто носит военную форму. Время примитивных клише подходит к концу».

В настоящее время в работе аппарата идеологической обработки западногерманской армии прослеживаются две тенденции. С одной стороны, официальная пропаганда, вынужденная считаться с духом времени, несколько перестраивает свою работу, смягчает антисоветские формулировки и лозунги. С другой — определенные круги стремятся сохранить в полном объеме аргументацию времен «холодной войны», формы и методы, с помощью которых создавался традиционный «образ врага», отождествленный с понятиями «Советский Союз » и «Советская Армия», а также обосновывалась необходимость укрепления бундесвера, продолжения гонки вооружений. Откровенные приверженцы «холодной войны», также как и сторонники осовременивания идеологической обработки, по-разному пытаются сохранить ту базу, которая более двух десятилетий лежала в основе идеологической обработки личного состава, преследовавшей одну цель — поставить солдата лицом на Восток.

Приведем пример, подтверждающий эту мысль. Если уполномоченный бундестага по вопросам бундесвера Шульц на страницах газеты «Франкфуртер рундшау» пишет, что в условиях разрядки и соглашений между Востоком и Западом не следует «персонифицировать образ врага в виде красного путала», как это делалось в эпоху «холодной войны», когда «фронт был ясно виден и образ врага можно было рисовать, используя только черную и белую краски», а газета «Вельт дер арбайт» советует на занятиях с личным составом называть в будущем противника «более анонимно», то милитаристский журнал «Альте камераден» ратует за сохранение старой аргументации. Он клевещет на Советские Вооруженные Силы, приписывая им «экспансионистский характер», утверждает, что они якобы готовятся к «агрессивной войне». «Вот истинный образ врага, — провозглашает журнал. — Поэтому надо избегать вкладывать в это понятие ошибочное содержание».

Несмотря на попытки внести изменения в систему обработки военнослужащих, в повседневной жизни войск, особенно в звене взвод — рота — батальон модернизация военной пропаганды чувствуется еще слабо.
Причины следует искать прежде всего в антикоммунистических взглядах подавляющего числа генералов, офицеров и унтер-офицеров. Они продолжают открыто воспитывать личный состав с натовских позиций ярого антикоммунизма, в духе вражды к Советскому Союзу и Советской Армии, стремятся не допустить ослабления «чувства внешней военной угрозы», пытаются посеять недоверие к миролюбивой внешней политике Советского Союза и других социалистических государств.

Приведем ряд примеров, подтверждающих такую позицию офицерского корпуса бундесвера. По сообщениям печати, в войска поступил циркуляр, в котором предписывалось не «персонифицировать образ врага». Один из командиров так прокомментировал его содержание: «Если мы сейчас и не говорим более о русских коммунистах как о врагах, то это не значит, что больше нет угрозы с Востока». Во многих подразделениях этот циркуляр замалчивается вовсе. «В офицерском корпусе до сих пор господствуют дух «холодной войны» и заимствованный у «третьего рейха» антикоммунизм», — писала газета «Ди тат». Министр обороны ФРГ Лебер неоднократно подчеркивал, что политическая разрядка «не влечет за собой никаких последствий в военном плане».

Беспокойство общественности по поводу реакционных взглядов офицерства разделяет и известный западногерманский журналист Гюнтер Вальраф. Он пишет, что реакционные офицерские кадры бундесвера — это не только несколько десятков членов НДП, которые по своим взглядам не отличаются от Штрауса, но и те, чьи руки лежат на кнопках управления, в распоряжении которых власть и оружие НАТО.

Сложившаяся обстановка в мире, борьба прогрессивных сил против милитаризма и реваншизма в ФРГ вынуждают командование бундесвера проводить дополнительные мероприятия по усилению идеологической обработки личного состава. Меняются некоторые стереотипы, господствовавшие длительное время. В западногерманской казарме делают вит, что отказываются от воспитания солдата-автомата, бездумно выполняющего приказ начальника, полагая, что такой солдат в современных условиях «не сможет выполнить возложенные на него задачи».

Используя достижения науки, средства массовой информации, командование бундесвера стремится, как пишет печать ФРГ, превратить солдата в «послушного единомышленника», сделать так, чтобы беспрекословное выполнение приказа было бы его «внутренним убеждением». По замыслам военных идеологов, «послушный единомышленник» — это тот новый тип солдата, который больше подходит к настоящим условиям. Выдвинут также тезис «об интеграции бундесвера с обществом», используя который пропагандистская машина твердит о «политической ответственности» военнослужащих по отношению к стране и народу.

Воспитывая «послушного единомышленника», требуя от военнослужащего «политической ответственности», буржуазная пропаганда в то же время разглагольствует о том, что армия якобы стоит вне политики. С помощью этого заведомо лживого лозунга, с одной стороны, пресекается всякая деятельность демократических сил и прогрессивных организаций в казармах, с другой — перед командными кадрами, выразителями интересов эксплуататорских классов, открываются широкие возможности для идеологической обработки личного состава в интересах военно-промышленного комплекса.

О том, как командование бундесвера препятствует проникновению демократических, прогрессивных взглядов в солдатские массы, свидетельствуют следующие факты.

Военнослужащих, участвующих в различных мероприятиях, проводимых демократическими организациями, заносят в так называемые черные списки и откровенно преследуют: подвергают арестам, денежным штрафам, запрещают увольнения, в порядке наказания переводят из одного гарнизона в другой, допрашивают в контрразведке и т. д. Нередки случаи обысков в казармах с конфискацией прогрессивной литературы.

Газета «Ди тат» опубликовала письмо рядового Шмита, который писал, что командир роты лейтенант Юнкер поручил ему подобрать из прессы и вывесить в роте материалы по актуальным политическим вопросам, что тот и сделал. В подборке оказались вырезки из демократической печати. Лейтенант сорвал вывешенное и, обвинив Шмита в «тенденциозном подборе», передал его в контрразведку. В казарме срочно был произведен обыск, конфискованы не только демократические газеты, но и личные письма и дневники солдата. «Со мной обращались, как с уголовным преступником», — заявил Шмит.

Командование бундесвера, служба контрразведки, реакционная печать обрушиваются с нападками на тех, кто выступает против гонки вооружений, за разрядку международной напряженности. Им откровенно инкриминируют подрывную деятельность. Ширингеровская газета «Бильд-цайтунг», например, называет демократически настроенных военнослужащих «красными в бундесвере», обвиняя их чуть ли не в шпионаже. По сообщению газеты «Ди тат», в кобленцском гарнизоне командир роты заявил перед строем: «Если в роте найдется парень с левыми взглядами, который к тому же является членом ГКП, ему надо дать по рукам».

Как заявили члены молодежной организации СДПГ «Молодые социалисты» на семинаре в Бонне, посвященном обстановке в вооруженных силах, « является важным внутриполитическим репрессивным органом капиталистического государства».

Наряду с преследованием прогрессивных сил, как уже отмечалось, поощряются антикоммунистические и реваншистские настроения среди личного состава. Двери казарм широко открыты для реакционных, в том числе и неонацистских, сил. Так, в период подготовки к выборам в баварский ланцаг в октябре 1974 года в казармах велась открытая пропаганда в пользу Штрауса и ХСС, распространялись листовки и приглашения участвовать в организуемых ими предвыборных собраниях и митингах.

В помещениях многих частей вывешены карты Германии в границах 1937 года. Отдельные казармы в угоду реваншистски настроенным элементам названы «Бреслау», «Померания», «Восточная Пруссия», «Мариенборк» и т. д. Германия в границах 1937 гида изображена и на страницах карманного справочника по военной подготовке, по которому занимается молодое поколение бундесвера.

Такова фактическая цена утверждению, что «бундесвер вне политики».

В борьбе против разрядки напряженности реакционные круги ФРГ используют те формы и методы, которые воздействуют на националистические чувства граждан, в первую очередь молодежи, из которой рекрутируется бундесвер. Наиболее удобной для этого является пропаганда «былого величия» Германии, истории «третьего рейха», милитаристских традиций, разбойничьих военных походов Гитлера. Все это явно нацелено на то, чтобы воскресить дух прошлого, создать атмосферу вражды по отношению к социалистическим странам.

Мировая печать отмечает, что ФРГ и ее вооруженные силы захлестнула так называемая «гитлеровская волна», начавшаяся в 1973 году выпуском различной литературы «о жизни фюрера». Шкала восхваления Гитлера и реабилитации фашистской идеологии широка. Она начинается с кинофильмов, книг и журналов о Гитлере, посвященных ему картин и пластинок, и кончается призывом найти «сильного человека», который «в конце концов» снова «наведет порядок» и «заговорит с русскими твердым языком».

Крупнейшие журналы «Штерн», «Шпигель» и другие из номера в номер помешают иллюстрированные статьи о Гитлере и его окружении. С марта 1974 года полумилионным тиражом выходит двухнедельный журнал «Третий рейх», который под предлогом критики гитлеризма откровенно пропагандирует гитлеровскую партию и ее руководителей.

Прогрессивная общественность ФРГ видит в издании «Третьего рейха» стремление возродить нацистские настроения. Газета «Ди цайт» писала, что «тоска по прошлому может привести к взрыву нацистских настроении сегодня». Основание для такого утверждения есть. В Баварии издательство «Пауль Лист» предприняло попытку опять-таки под предлогом критики фашизма переиздать «Майн кампф» Гитлера. На прилавках западногерманских магазинов появилась широко разрекламированная долгоиграющая пластинка «Нюрнберг, 1934» с речами Гитлера и Гесса. Фирма «Рихтер» в Дуйсбурге специализируется на переиздании песен и маршей «третьего рейха». Все это идет широким потоком в библиотеки, учебные заведения, школы, в казармы бундесвера.

«Гитлеровская волна» сопровождается антикоммунистической пропагандой, преследованием членов ГКП, ущемлением прав коммунистов и других демократов при приеме их на государственную службу и в учебные заведения. «Гитлеровская волна» в сочетании с антикоммунизмом дополняется «милитаристской волной». Огромными тиражами издаются литература, посвященная вермахту, мемуары гитлеровских генералов, воспоминания столпов «третьего рейха».

По данным печати, более чем в 1000 библиотек бундесвера имеется до 28% книг, восхваляющих фашистский вермахт. Среди них 132 истории дивизии вермахта, 24 сборника документов об их действиях на различных фронтах, 44 мемуарных издания, посвященных «выдающимся солдатам» вермахта, а также 94 биографии генералов, адмиралов и офицеров фашистской армии и флота. 17 июля 1972 года главный штаб бундесвера утвердил список книг, рекомендованных для воинских библиотек. Туда входят произведения военных преступников — фельдмаршала Кессельринга и генерала Шпейделя, ярого антисоветчика Гримма, бывшего офицера легиона «Кондор», воевавшего в Испании, Галанда и многих других.

Особое место среди этой литературы занимает журнал «Ландсер» («Земляк-фронтовик»), выпускаемый издательством «Эрих Пабель». Журнал специализируется на прославлении «Восточного похода» гитлеровского вермахта и рассчитан главным образом на молодежь. Всего начиная с 1957 года издательство выпустило более 800 названий подобной милитаристской и шовинистической продукции: «Наступление на Березину», «Ураганный огонь на Донце», «Бастион в русском тылу», «Лесной ад под Витебском» и многие другие. По признанию самих издателей, «журнал имеет целью реабилитировать земляков-фронтовиков, а также показать в истинном свете их лицо молодым солдатам сегодняшнего бундесвера и общественности».

Характеризуя подобную «литературу», западногерманский публицист Бернд пишет: «Без всякой критики, убийственно хладнокровно дается злобная милитаристская апологетика, восхваление войны и невероятной жестокости на войне… Во всем господствует антирусский жаргон».

Одним из направлений идеологического растления военнослужащих является воспитание в них агрессивных эмоций путем пропаганды жестокости и насилия. По подсчетам журналистов, только в течение недели по телевидению ФРГ было показано 416 преступлений с убийством 103 человек. В течение этой же недели 12 иллюстрированных издании ФРГ описали и показали 37 актов жестокости, 51 убийство и 39 других преступлений.

В ФРГ действует более 600 милитаристских солдатских союзов и объединений: «Союз немецких солдат», «Немецкий солдатский союз», «Стальной шлем», «Союз немецких моряков», «Объединение немецких летчиков» и другие. Эти организации открыто проводят свои сборища, на которых нередко присутствуют целые подразделения бундесвера. В то же время сурово наказываются военнослужащие, участвующие в мероприятиях, проводимых демократическими организациями. Так, ефрейтор Майнке из разведывательного батальона 7 мпд был посажен под арест на 18 суток за то, что принял участие в возложении венков у памятника жертвам фашизма.

В казармах бундесвера растет число откровенных неофашистов. По сообщению газеты «Ди тат», 376 членов НДП состоят на военной службе.

Пронацистские настроения среди определенной части личного состава нередко выливаются в открытые демонстрации. Об этом свидетельствуют следующие факты. Начальник военного склада обер-фельдфебель Кронер в день рождения Гитлера вывесил его портрет. На учебном корабле ВМС ФРГ «Дойчланд» группа унтер-офицеров демонстративно отметила день рождения Гитлера. Надев поверх военной формы коричневые рубахи со свастикой — форму членов фашистской партии, они приветствовали друг друга возгласами «Хайль, Гитлер!». «Празднование» проходило под звуки записанных на пленку нацистских песен, маршей и речей фюрера. Нацистский шабаш стал известен общественности. Командование бундесвера сделало вид, что ничего серьезного не произошло. Инспектор ВМС (в то время адмирал Кюнле) представил происшествие как «шутку» молодежи. Органы юстиции констатировали лишь «отсутствие вкуса» у унтер-офицеров, и дело было прекращено. Участники нацистского шабаша продолжают служить на корабле и «воспитывать» своих подчиненных.

Идеологическая обработка активно ведется в ходе боевой подготовки войск. Она дополняется не менее интенсивной муштрой личного состава — традиционной формой обучения и воспитания военнослужащих, заимствованной бундесвером у рейхсвера и вермахта. С ее помощью не только сводят на нет человеческое достоинство солдата, но и умышленно развивают в нем низменные инстинкты, вытравляют прогрессивные настроения и демократические взгляды.

Западногерманский военный социолог Мозен, проводя социологические исследования в 17-й мотопехотной бригаде, пришел к выводу, что многие командиры обращаются с солдатами «как с дрессированными собаками».

Таков облик казармы бундесвера, таковы некоторые направления идеологической обработки западногерманских военнослужащих.

Западногерманский бундесвер, созданный наиболее реакционными кругами монополистического капитала ФРГ, является серьезной силой в агрессивном блоке НАТО. В его распоряжении находится разнообразная техника и оружие. Он располагает пропагандистской машиной, оснащенной современными средствами массовой информации, заставляющей основную массу личного состава думать и поступать так, как это угодно военному руководству. Отсюда настоятельная необходимость бдительно следить за процессами, происходящими в бундесвере, за деятельностью тех сил в Западной Германии, которые противодействуют разрядке напряженности.

Все это требует повышения политической бдительности и постоянной боевой готовности личного состава Советских Вооруженных Сил, всемерного у крепления обороноспособности и могущества нашей Родины.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.