Военно-политическая обстановка в различных регионах мира

Общие военные проблемы /
Анализ современной глобальной обстановки свидетельствует о низкой вероятности развязывания крупномасштабной войны. Тем не менее в последнее время все чаще наблюдаются всплески нестабильности и насилия в различных регионах мира.

В этих условиях усиливается фактор неопределённости, обусловленный отсутствием среди государств единого видения будущего мирового развития, возможностью углубления кризиса мировой экономики из-за проблем в функционировании финансовых систем ряда ведущих стран.

Соединённые Штаты Америки стремятся любой ценой сохранить за собой статус единственной сверхдержавы. Американское руководство сделало ставку на поиск нового мощного врага, угроза со стороны которого способна сплотить вокруг как западных, так и восточных союзников. При этом Белым домом декларируется, что одним из основных вызовов международной безопасности является «реваншистская» деятельность президента Российской Федерации В. В. Путина, на смещение которого направлена внешняя политика администрации Б. Обамы.

Удобным предлогом для достижения поставленных целей послужила возникшая в результате многолетних целенаправленных усилий США кризисная ситуация вокруг Украины. В ней отчетливо проявились попытки Вашингтона дискредитировать Россию в глазах Европы, максимально разрушить её связи с европейскими государствами, лишить стороны выгод и преимуществ тесного взаимодействия, а также вытеснить с европейского рынка российские энергоносители и обеспечить комфортные условия для продвижения на нем интересов американских энергетических компаний.

Фактор «нарастающей российской угрозы» Белый дом задействует также в интересах преодоления углубляющихся противоречий внутри . Главная цель заключается в том, чтобы добиться согласия союзников на существенное увеличение военных расходов, обеспечить постоянное присутствие ВС США в странах Восточной Европы и Балтии, продолжить планомерное приближение блока к государственным границам РФ.

США всемерно способствуют формированию условий для осложнения внутриполитической ситуации в России и обстановки в приграничных с ней республиках, традиционно входящих в сферу её жизненно важных интересов. Так, действия российского руководства по крымскому вопросу Вашингтон преднамеренно преподносит в качестве повода для внесения элементов раздора и недоверия в отношения между РФ и теми её партнёрами по СНГ и ШОС, для которых проблема национальной разобщённости, или сепаратизма, имеет наиболее острый характер (Азербайджан, Армения, Казахстан и Молдавия). Кроме того, для противодействия дальнейшей консолидации стран -участниц ОДКБ Пентагон планирует более активно содействовать республикам бывшего СССР в сфере обороны и безопасности, включая подготовку проамерикански настроенных кадров, а также ускорить процесс интеграции Грузии в НАТО.

Вице-президент США в роли учителя новой, независимой УкраиныВице-президент США в роли учителя новой, независимой Украины

В обозримой перспективе антироссийская направленность деятельности Вашингтона будет последовательно усиливаться с целью принуждения России к смягчению позиций по ключевым для Белого дома направлениям. В долгосрочном плане США намерены как самостоятельно, так и с опорой на потенциал европейских союзников придерживаться курса на сохранение Украины как долговременного источника контролируемой нестабильности, используя его в качестве инструмента геополитического сдерживания.

В связи с этим показательными являются утверждённые согласительной комиссией конгресса США параметры военного бюджета страны на 2015 финансовый год, которые свидетельствуют о настойчивом стремлении Вашингтона законодательно принять комплекс мер по геополитическому сдерживанию России. В частности, американские законодатели санкционировали использование Пентагоном целевых средств в размере 925 млн долларов на расширение масштабов присутствия вооружённых сил США на территории восточноевропейских государств НАТО, а также в Черноморской и Балтийской зонах, на модернизацию размещённых в Европе объектов военной инфраструктуры, наращивание запасов ВВТ в рамках системы заблаговременного складирования, на оказание помощи Киеву в сфере обороны и безопасности и повышение возможностей союзников по реагированию на кризисы.

США намерены придерживаться курса на сохранение Украины как долговременного источника контролируемой нестабильностиСША намерены придерживаться курса на сохранение Украины как долговременного источника контролируемой нестабильности

В рамках предоставляемых объёмов финансирования антироссийской деятельности главе американского военного ведомства предписывается до мая 2015 года осуществить оценку способности и готовности США, а также других членов НАТО к выполнению союзнических обязательств по коллективной обороне с учётом возможностей РФ по ведению «гибридных войн» и вменяется в обязанность ежегодно к 1 июля готовить комплексную оценку состояния военной мощи Российской Федерации и перспектив её наращивания на 20-летний период.

В условиях, когда со стороны руководства силовых структур, военно-промышленного комплекса, неоконсервативных политиков и связанных с ними мощных лоббистских групп растёт недовольство утратой Вашингтоном лидирующих позиций в мире, администрация Б. Обамы бросила все силы на «превращение» России в «главного противника» Соединённых Штатов и мирового сообщества в целом и на создание предпосылок для смещения руководства нашей страны за счёт подрыва её экономики.

Украинская армия целенаправленно и цинично уничтожает православные храмы и церкви на ДонбассеУкраинская армия целенаправленно и цинично уничтожает православные храмы и церкви на Донбассе

Прямым следствием своей эффективной геоэкономической стратегии, построенной на жёстком санкционном режиме, Вашингтон считает ухудшение макроэкономических показателей РФ. Начавшееся летом 2014 года снижение цен на нефть в совокупности с ограничениями в отношении российских банков на внешних рынках кредитования направлены на существенное сокращение валютных поступлений в бюджет, что, по мнению американского руководства, должно привести к резкому спаду в экономике страны. Кроме того, для изоляции России постоянному давлению подвергаются государства, имеющие торгово-экономические связи с её компаниями, и прежде всего в области совместных энергетических проектов.

Одновременно Соединённые Штаты и другие страны Запада ведут работы, направленные на закрепление их военно-технического превосходства. В арсеналах Пентагона и союзников по НАТО осуществляется планомерное наращивание тактического высокоточного оружия, главным образом крылатых ракет воздушного и морского базирования, управляемых авиабомб различного калибра. До 80% повысилась доля использования таких средств поражения в военных конфликтах последних лет.

Росту эффективности применения высокоточного оружия способствует активно реализуемая в США программа развёртывания глобальной информационно-управляющей инфраструктуры вооружённых сил и интеграции на её основе систем разведывательно-информационного обеспечения, средств поражения и их носителей. Ключевые направления наращивания американского военно-технического потенциала определены в программах «Мгновенный глобальный удар» и «Противоракетная оборона».

В рамках первой отрабатываются технологии создания гиперзвукового оружия, которое позволит оперативно поражать наиболее важные цели в любых регионах земного шара. Прорабатываются две основные концепции такого оружия: планирующий гиперзвуковой аппарат для доставки боевой нагрузки на дальность несколько тысяч километров, который выводится на траекторию с помощью баллистической ракеты-носителя, а также гиперзвуковая управляемая ракета с дальностью стрельбы до 2000 км. США намерены приступить к развёртыванию такого оружия в период до 2025 года.

Вашингтон продолжает создавать глобальную систему ПРО. На Аляске и в Калифорнии развёрнуты 30 противоракет (ПР) ГБИ с дальностью перехвата до 3000 км. В период до 2025 года предусматривается их модернизация и увеличение количества до 65 единиц. Значительный потенциал имеют также ПР «Стандарт-3» с дальностью стрельбы до 500 км, развёртываемые на кораблях с системой и в наземном варианте в Румынии и Польше. В 2018-2020 годах следует ожидать появления нового поколения ПР «Стандарт-3» с дальностью стрельбы до 1 000 км, которые обеспечат перехват баллистических ракет большой дальности. К 2025 году количество противоракет «Стандарт-3» всех типов составит несколько сотен единиц.

Вашингтон продолжает создавать глобальную систему ПРОВашингтон продолжает создавать глобальную систему ПРО. На Аляске и в Калифорнии развёрнуты 30 противоракет ГБИ с дальностью перехвата до 3000 км.

В целом анализ основных тенденций и достижений в научно-технических исследованиях и разработках в США позволяет спрогнозировать переход на рубеже 2020-2025 годов на новую технологическую базу в организации и ведении военных действий, в том числе с применением вооружения с принципиально новыми возможностями.

Продолжается достаточно быстрый рост могущества Китая. При сохранении существующих темпов развития можно ожидать, что уже в обозримой перспективе Пекин по своим военным возможностям вплотную приблизится к Вашингтону. Поэтому весьма вероятно в ближайшие годы усилится соперничество этих двух государств, и прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Учитывая уровень военной мощи США и КНР, в том числе наличие у них ядерных потенциалов, стороны будут избегать прямого вооружённого столкновения и применять в отношении друг друга главным образом политические, экономические, информационные и другие невоенные средства.

Продолжается быстрый рост могущества КитаяПродолжается быстрый рост могущества Китая

Не менее значимыми будут и другие субъекты межгосударственных отношений, уровень развития и военная мощь которых позволит им существенно расширить границы своего влияния и претендовать на лидирующую роль в региональном или даже мировом масштабе. Уже сейчас все решительнее заявляет о себе на мировой арене Индия. Возрастает роль такой организации, как БРИКС, объединяющей пять стран (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) с населением почти в 3 млрд человек и обладающей крупными развивающимися экономиками, колоссальными трудовыми и природными ресурсами, огромными внутренними рынками. Повышается авторитет в мировой политике государств Латинской Америки. Стремясь освободиться от давления со стороны США, страны региона предпринимают усилия по укреплению своего суверенитета и военного потенциала. Активизируется исламский мир, получающий широкий доступ к достижениям цивилизации, аккумулирующий значительные финансовые средства благодаря экспорту природных ресурсов, расширяющий географию своего фактического присутствия за счёт иммиграции и обращения в ислам жителей немусульманских стран. К претендентам на лидирующие позиции в регионах можно отнести также , , Саудовскую Аравию, Турцию и ряд других государств.

Нарастающая конкуренция между блоковыми объединениями, отдельными государствами, другими субъектами международных отношений за мировое и региональное влияние, доступ к сырьевым и энергетическим ресурсам, рынкам сбыта предопределяет высокую вероятность обострения существующих и возникновения новых конфликтов и очагов нестабильности. Военная сила по-прежнему рассматривается как инструмент реализации национальных интересов различных государств. Происходит явная «экономизация» вооружённых конфликтов — в их основе зачастую лежат чисто экономические приоритеты развитых стран мира.

Серьёзное влияние на вопросы обеспечения безопасности в Евроатлантическом регионе оказывает Североатлантический союз. В настоящее время руководство альянса сосредотачивает усилия на трансформации НАТО в глобальный инструмент «поддержания мира и стабильности», закреплении позиций блока за пределами зоны его ответственности.

В соответствии с решениями саммита НАТО в Великобритании (4-5 сентября 2014 года) основными направлениями деятельности альянса на среднесрочную перспективу определены укрепление евроатлантических связей, наращивание коалиционного военного потенциала, развитие партнёрской политики. Союзники по блоку подтвердили взаимные обязательства в рамках коллективной обороны, а также закрепили намерение в течение ближайших десяти лет довести уровень национальных военных расходов до 2% ВВП.

Продолжается реализация мероприятий по усилению передового военного присутствия альянса в Восточной Европе. На авиабазах и в военных городках Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии развёрнуты группы тактической авиации ВВС государств — членов НАТО и подразделения сухопутных войск и морской пехоты ВС США. Наращивается корабельный состав коалиционных оперативных соединений, несущих боевую службу в акваториях Балтийского, Чёрного и Средиземного морей, расширяется программа оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО. В руководящих органах блока активно прорабатывается вопрос о создании в структуре сил первоочередного задействования межвидового формирования экстренного реагирования численностью до 5 тыс. человек со сроком развёртывания 48 ч.

В партнёрской деятельности альянса большое внимание уделяется вопросам практического взаимодействия.
Наиболее значимые проекты намечается реализовывать в рамках утверждённых на саммите новых инициатив — «Развитие оперативной совместимости» и «Содействие внеблоковым государствам в укреплении их потенциала в сфере безопасности и обороны». Особое место отводится проблеме оказания всесторонней помощи Украине и Грузии. Помимо этого, Брюссель продолжает оказывать поддержку Боснии и Герцеговине, Македонии и Черногории в интересах их подготовки к вступлению в блок.

Продолжается реализация мероприятий по усилению передового военного присутствия НАТО в Восточной ЕвропеПродолжается реализация мероприятий по усилению передового военного присутствия НАТО в Восточной Европе

Руководство Европейского союза прилагает активные усилия по закреплению за организацией статуса одного из геополитических центров. В этой связи наряду с развитием экономики объединённой Европы и стимулированием её устойчивого роста большое значение придается наращиванию антикризисного потенциала организации. По состоянию на 1 января 2015 года Брюссель проводит 18 операций и миссий в различных регионах мира, пять из которых военные.

Важное внимание руководство ЕС уделяет укреплению связей с государствами постсоветского пространства (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия, Украина) в рамках инициативы «Восточное партнёрство» (ВП), которая по сути является инструментом для распространения влияния Запада на бывшие республики СССР. По оценкам Брюсселя, в 2014 году наиболее значимым результатом на этом направлении деятельности стали подписание и ратификация соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли с Грузией, Молдавией и Украиной.

В ходе развития украинского кризиса Европейский союз ярко продемонстрировал зависимость своего внешнеполитического курса от Соединённых Штатов Америки. По указке Вашингтона государства ЕС ввели в 2014 году санкции против Российской Федерации, которые наносят существенный ущерб в первую очередь национальным экономикам стран — членов этой организации.

Другим ярким примером влияния США на европейские элиты явилась ситуация вокруг строительства газопровода «Южный поток». Реализация данного проекта была сорвана вследствие неконструктивной позиции Еврокомиссии и отдельных государств ЕС, поощряемых Вашингтоном. По мнению независимых экспертов, подобными мерами, направленными на ослабление европейской экономики и обострение разногласий между партнёрами по Евросоюзу, США стремятся гарантировать себе конкурентное преимущество и закрепить ключевое влияние на процессы принятия Брюсселем наиболее важных решений по актуальным международным проблемам.

В то же время не все государства едины в стремлении ускоренно сблизиться с Евросоюзом в рамках инициативы «Восточное партнёрство». Так, Ереван пересмотрел свою позицию в отношении данной организации и принял решение о вхождении в Евразийский экономический союз, что крайне негативно было воспринято руководством ЕС. В свою очередь, Минск и Баку, обвиняемые Брюсселем в нарушении принципов демократического управления, предпочитают не форсировать процесс взаимодействия с ЕС.

Совершенный на Украине националистическими силами государственный переворот, поводом для которого, по заявлению его инициаторов, послужил отказ команды В. Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, привёл к усилению центробежных сил на юго-востоке республики и в Крыму, где значительная часть населения не признала новых киевских властей и реализовала свое право на самоопределение. В результате проведенных плебисцитов Республика Крым и город Севастополь вошли в состав Российской Федерации, а самопровозглашенные Донецкая и Луганская Народные Республики заявили о своём суверенитете.

Украинский режим не смирился с утратой Крыма и потерей контроля над частью территории Донбасса и, получив одобрение Запада, с середины апреля начал боевые действия на юго-востоке страны против собственного народа. Однако заявленные Киевом цели не были достигнуты.

Украина во взаимодействии с НАТО продолжает принимать меры по наращиванию потенциала национальной армии, не исключая реализацию силового сценария восстановления контроля над Донбассом, а также создание политических условий для возвращения Крыма под свою юрисдикцию.

Брюссель намерен активизировать сотрудничество с участниками «Восточного партнёрства» и добиваться их окончательного отрыва от России. Для удержания стран ВП в орбите своего влияния Евросоюз планирует усилить на них политико-экономическое давление с целью сокращения существующего уровня взаимодействия между ними и РФ в рамках СНГ и ОДКБ.

Непростой остаётся обстановка и вдоль южных границ России. Ситуация в Закавказье по-прежнему весьма неустойчива и конфликтоопасна. Главным очагом напряжённости в регионе остается противостояние Азербайджана и Армении из-за Нагорного Карабаха. Любой серьёзный инцидент на линии соприкосновения противоборствующих сторон способен спровоцировать военный конфликт в Закавказье.

По оценке западных экспертов, несмотря на смену главы государства в Грузии, в ближайшей перспективе внешнеполитический курс страны останется в целом неизменным. К основным приоритетам нового грузинского руководства, пришедшего к власти по результатам парламентских (2012) и президентских (2013) выборов, можно отнести интеграцию республики в евроатлантические и европейские структуры, расширение сотрудничества с США и НАТО, активизацию отношений с западными странами.

В ближайшие годы Тбилиси продолжит предпринимать шаги по созданию условий для возврата Абхазии и Южной Осетии под свою юрисдикцию. Грузинские власти будут активно стремиться втянуть население указанных республик в совместные проекты в экономической, образовательной, культурной и информационной областях, а также в сфере здравоохранения, которые должны сформировать общественное мнение о целесообразности возвращения в состав единого государства. Кроме того, большое опасение вызывает деятельность экстремистских группировок на сопредельных с Россией территориях (преимущественно на юге) по продвижению идей исламского фундаментализма в районы РФ, где преобладает мусульманское население.

Следует особо подчеркнуть, что незаконные вооружённые формирования и другие группировки экстремистской направленности, действующие в стране, прежде всего на Северном Кавказе, получают поддержку из-за рубежа — из некоторых стран зоны Персидского залива, от международных террористических структур, других субъектов. Территория Северного Кавказа стала объектом повышенного внимания зарубежных антироссийских центров, ведущих подрывную работу, поощряющих сепаратистские настроения, антигосударственную деятельность.

Ещё одной острой проблемой международных отношений остаётся ситуация вокруг Ирана, ядерная и ракетная программы которого рассматриваются странами Запада и Израилем как угроза своим национальным интересам. В течение длительного времени этот вопрос является центром глобальных противоречий, источником большой конфликтной опасности, что не исключает высокую вероятность силового сценария развития обстановки.

Отказ Ирана от политики открытой конфронтации с Западом и усилия руководства республики по урегулированию ситуации вокруг национальной ядерной программы создали условия для снижения региональной напряжённости. Реализация подписанных в ноябре 2013 года в Женеве рамочного соглашения Тегерана с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) и совместного плана действий с «шестёркой» международных посредников (постоянные члены Совета Безопасности ООН и Германия) позволили значительно продвинуться в вопросе разрешения иранской «ядерной проблемы».

В обмен на частичное ослабление экономических санкций Тегеран существенно ограничил деятельность в ядерной сфере, а также ликвидировал вызывавшие серьёзную озабоченность США и стран Запада запасы обогащённого до 20% гексафторида урана. В ходе состоявшихся в течение года интенсивных консультаций между представителями Ирана и «шестёрки» посредников сторонам удалось значительно сблизить свои позиции и разработать варианты компромиссных решений. Однако сохраняющиеся разногласия не позволили достичь окончательных договорённостей в предусмотренные «совместным планом действий» сроки. В интересах скорейшего завершения процесса выработки соглашения о всеобъемлющем урегулировании иранской «ядерной проблемы» было принято решение о продлении действия данного документа до июля 2015 года и продолжении переговорного процесса.

Ядерная и ракетная программы Ирана рассматриваются странами Запада и Израилем как угроза своим национальным интересам
Ядерная и ракетная программы Ирана рассматриваются странами Запада и Израилем как угроза своим национальным интересам

Ситуация в Сирийской Арабской Республике (САР) по-прежнему остаётся в центре внимания международного сообщества. Обстановка в стране сохраняет тенденцию к дальнейшей дестабилизации, что обусловлено деструктивной деятельностью Соединённых Штатов и их союзников, направленной на свержение правительства Б. Асада.

Наиболее значимым событием в 2014 году стало проведение в январе-феврале двух раундов переговоров правительства Б. Асада с представителями сирийской национальной коалиции революционных сил и оппозиции. Несмотря на благоприятную возможность достичь в ходе них компромисса и попытаться урегулировать конфликт мирным путём, стороны не подписали каких-либо конкретных договорённостей. Это связано с тем, что делегация оппозиции по рекомендации своих западных кураторов сосредоточила своё внимание исключительно на вопросе формирования переходного управляющего органа, который, по мнению противников режима, должен контролировать не только исполнительную, законодательную и судебную власть, но и вооружённые силы, а также спецслужбы страны. Одновременно выдвигалось неприемлемое для Дамаска требование отставки действующего президента Сирии Башара Асада.

В июне 2014 года в Сирии состоялись очередные президентские выборы, на которых убедительную победу одержал действующий президент Б. Асад, набрав более 80% голосов избирателей. Впервые в истории страны данное мероприятие проводилось с соблюдением всех демократических норм и международных требований. Вместе с тем Запад и ряд государств Ближнего Востока отказались признать их результаты.

23 июня успешно завершилась международная операция по вывозу сирийского химического оружия за пределы страны для последующего уничтожения. Благодаря поддержке России и других дружественных Сирии государств Дамаск полностью выполнил взятые на себя обязательства. Всего в 2014 году проведено 20 операций по транспортировке отравляющих веществ (пять — в январе-феврале, 13 — в марте-апреле и две — в июне). В результате из Сирии было вывезено и нейтрализовано более 1 300 т химического оружия и прекурсоров. В настоящее время на предприятиях компаний «Веолиа энвайронментал» ( и США) и «Экокем» (Финляндия) продолжаются работы по ликвидации отдельных химикатов и реакционных масс. На завершающей стадии находится решение вопросов, связанных с разрушением бывших объектов производства и хранения ОВ.

Следует отметить, что, несмотря на проявленные Дамаском открытость и готовность к сотрудничеству с международным сообществом при проведении данной операции, Соединённые Штаты по-прежнему стремятся использовать тему химического оружия против сирийцев. Предпринимаются попытки переложить ответственность за применение террористическими группировками в ходе боевых действий промышленных токсичных химикатов, в частности хлора, на ВС САР, с тем чтобы легитимизировать использование против Дамаска военной силы и все-таки реализовать в этой стране ливийский сценарий.

Ситуация с Сирии сохраняет тенденцию к дальнейшей дестабилизации, что обусловлено деструктивной деятельностью США и их союзниковСитуация с Сирии сохраняет тенденцию к дальнейшей дестабилизации, что обусловлено деструктивной деятельностью США и их союзников

Проводимая США и их союзниками недальновидная политика в отношении Дамаска и стремление любой ценой свергнуть правительство Б. Асада привели к усилению террористической угрозы не только для государств региона, но и в мировом масштабе. Характерно, что превращение ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра» и Исламского фронта в мощную силу произошло при непосредственном участии стран Запада и монархий Персидского залива. Указанные группировки на ранних этапах конфликта рассматривались Соединёнными Штатами как часть сирийской антиправительственной оппозиции и пользовались их всесторонней поддержкой и покровительством.

Нарастив свой потенциал и захватив значительные территории в Сирии и Ираке ИГИЛ фактически вышла из-под американского контроля. Более того, её лидер А. Аль-Багдади заявил о создании собственного государства — «Исламского халифата» и объявил джихад против «неверных». Помимо этого, группировка намерена добиваться вооружённым путём создания «Всемирного халифата» на пространстве от Марокко до Малайзии.

Экспансионистские планы ИГИЛ подкрепляются наличием у неё значительных финансовых средств. Захват сирийских и иракских нефтяных месторождений позволил исламистам организовать контрабанду нефти через Турцию по цене 25-30 долларов за баррель. В результате ежесуточный доход исламистов от этой торговли составляет от 1 до 3 млн долларов.

В интересах создания «Всемирного халифата» руководство этой организации наладило взаимодействие с исламистскими группировками в Алжире, Тунисе, Ливии, Египте, Турции, Ливане, Иордании, Кувейте, Саудовской Аравии, Афганистане, Пакистане, Индонезии. Кроме того, известно о её контактах с террористическим подпольем на Северном Кавказе.

Одновременно «Исламское государство Ирака и Леванта» активно привлекает сторонников джихада из-за рубежа. Численность бандформирований ИГИЛ уже превысила 40 тыс. человек, однако способность группировки вести наступление сразу по нескольким фронтам в Ираке и Сирии говорит о том, что её численность не менее 200 тыс. человек, среди которых представители почти 80 стран мира.

Лидер заявил о создании собственного государства - «Исламского халифата» и объявил джихад против «неверных»Лидер заявил о создании собственного государства — «Исламского халифата» и объявил джихад против «неверных»

Активизация деятельности ИГИЛ вынудила Соединённые Штаты принять экстренные меры против данной организации. Под предлогом защиты национальных меньшинств в Ираке Вашингтон сформировал международную коалицию и приступил в августе 2014 года к нанесению ракетно-бомбовых ударов по позициям группировки на севере этой страны. В сентябре было принято решение о расширении масштабов операции и начале нанесения ударов по позициям ИГИЛ на территории САР.

Учитывая низкую эффективность воздушных ударов по высокомобильным группам террористов ИГИЛ, США принимают меры по созданию наземного компонента в составе вооружённых формирований «умеренной» сирийской оппозиции и курдов, которые рассматривают действия исламистов в качестве главной угрозы своему существованию. По оценке министерства обороны США, для оснащения и обучения необходимого количества боевиков потребуется восемь-десять месяцев, а также значительные финансовые и материальные затраты.

В Дамаске полагают, что готовящаяся Вашингтоном наземная группировка предназначена не для борьбы с террористами, а для свержения режима Б. Асада. Кроме того, стремясь ещё больше ослабить возможности сирийского руководства по противодействию оппозиции и вызвать недовольство населения властями, коалиционная авиационная группировка под предлогом уничтожения позиций и объектов ИГИЛ планомерно выводит из строя экономическую инфраструктуру Сирии.

Следует отметить, что воюющие на стороне оппозиции в САР боевики по мере разрешения конфликта могут быть переориентированы по усмотрению исламских лидеров и их спонсоров практически в любую «горячую точку» планеты. То есть прямым следствием обострения обстановки в Сирии и других странах региона в ближайшей перспективе станет рост террористической активности по всему миру, включая и относительно спокойную Европу.

Столкновение межклановых интересов, борьба различных политических группировок, рост экстремизма, насилия, низкий уровень жизни населения обусловливают обострение обстановки в ряде стран Африки. Последствия «арабской весны» привели к резкой активизации террористической деятельности на континенте. Наиболее крупными группировками региона являются «Аль-Каида исламского Магриба» и «Ансар аш-Шариа». Они обладают мощным боевым потенциалом и контролируют значительные территории в Алжире, Ливии и Мали. В данных условиях Запад (прежде всего ) под предлогом оказания африканским государствам помощи стремится реализовать свои геополитические интересы в данном районе мира.

Практически в открытую «Исламское государство Ирака и Леванта» и другие международные террористические группировки действуют на востоке Ливии. В их руки попали арсеналы бывшей ливийской армии. Теперь террористы оказывают военную помощь своим единомышленникам в Сирии и других конфликтных зонах.

В Египте правительство продолжает борьбу со сторонниками «Братьев-мусульман», действия которых угрожают государственности республики. Исламисты требуют отставки президента страны А. Эс-Сиси, обвиняя его в узурпации власти. Сложная обстановка складывается и на Синайском п-ове, где национальные вооружённые силы с 2013 года проводят контртеррористическую операцию против экстремистских группировок.

Одним из очагов нестабильности на Африканском континенте продолжает оставаться Мали. Проведение в 2013 году воинскими контингентами ВС Франции и стран Афросоюза операции «Сервал» по подавлению сопротивления исламских экстремистов не принесло желаемых результатов. Их формирования сохранили свою боеспособность и рассредоточились в горном массиве на северо-востоке Мали или скрываются в приграничных районах соседних государств. При этом боевики перешли к тактике партизанской войны.

Одним из очагов нестабильности на Африканском континенте продолжает оставаться МалиОдним из очагов нестабильности на Африканском континенте продолжает оставаться Мали

Другим фактором, вызывающим рост напряженности в Африке, является вооружённое противостояние в Центральноафриканской Республике (ЦАР) между исламистами и христианами, в результате чего более 65 тыс. граждан покинули страну, а число вынужденно перемещённых лиц превысило 500 тыс. Для содействия правительству этой республики в наведении конституционного порядка с декабря 2013 года Франция проводит на её территории военную операцию «Сангарис». Кроме того, с сентября 2014 года разворачивается Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в ЦАР.

Лидеры экстремистских и террористических группировок в Мали и ЦАР, используя лозунг противодействия иностранной военной агрессии, собирают под свои знамёна существенные силы и пользуются поддержкой значительной части населения. Вмешательство в ситуацию европейских стран они объявили «интервенцией», которая в будущем якобы приведёт к новой колонизации Африки. Привлечённых подобной агитацией новобранцев лидеры боевиков планируют «мобилизовать» для ведения вооружённого джихада не только в этих, но и в других государствах континента и за его пределами.

Сложная ситуация сохраняется в афганско-пакистанской зоне нестабильности. При этом возрастает угроза переноса активности международных и региональных террористических организаций из Афганистана на территорию центральноазиатских республик СНГ.

С середины 2014 года в Исламской Республике Афганистан (ИРА) заметно активизировалась диверсионно-террористическая деятельность Исламского движения талибов. Так, в 2014 году экстремисты существенно расширили зоны своего влияния в провинциях Балх, Вардак, Каписа, Кундуз, Логар, Нан-гархар, Пактика и Фарьяб. В отдельных районах боевики установили контроль над важными транспортными коммуникациями, в том числе автомобильными дорогами, соединяющими афганскую столицу с северными и восточными провинциями.

Исламское движение талибов — наиболее крупная экстремистская организация в Афганистане. её цель -освобождение страны от «иностранной военной оккупации» и создание на территории ИРА теократического исламского государства. Общая численность организации около 40 тыс. человек. Лидер — Э. Фарьяби.

Продолжают наращивать подрывную деятельность в северных провинциях ИРА региональные террористические организации, такие как Исламское движение Узбекистана, «Сепах-и-Мохаммад», «Ансарулла» Таджикистана, «Джанд уль-Халифа». В качестве своей основной задачи их руководство рассматривает создание «плацдарма» на севере Афганистана для дальнейшего расширения влияния в Центрально-Азиатском регионе.

На этом фоне, израсходовав за период с 2001 года на операцию «Несгибаемая свобода» более 800 млрд долларов и учитывая, что дальнейшее содержание в Афганистане значительного контингента войск стало политически неоправданным и экономически непосильным, государства Запада с 2011 года осуществляют ускоренный вывод оттуда своих воинских контингентов. В течение 2012-2014 годов общая численность иностранных военнослужащих уменьшилась в 5 раз — со 148 до 29 тыс. человек. При этом большинство союзников Соединённых Штатов по коалиции считают задачи контртеррористической операции выполненными и последовательно уклоняются от непосредственного участия в боевых операциях против бандформирований.

В северных провинциях Афганистана продолжают наращивать подрывную деятельность региональные террористические организацииВ северных провинциях Афганистана продолжают наращивать подрывную деятельность региональные террористические организации

В то же время США принимают меры по сохранению военного присутствия в Афганистане на длительную перспективу. Оказав давление на нового президента страны, Вашингтон добился подписания соглашений о сотрудничестве в области безопасности и обороны между Исламской Республикой Афганистан, Соединёнными Штатами Америки и НАТО. Документы определили цели, задачи и юрисдикцию иностранных воинских контингентов на территории ИРА после 2014 года.

В частности, группировка вооружённых сил стран альянса и их союзников в новой операции «Решительная поддержка» может насчитывать до 15 тыс. военнослужащих, однако окончательное решение по численности и составу к настоящему времени не принято. Вместе с тем очевидно, что подобная группировка сокращённого состава не сможет оказать существенного влияния на ситуацию в сфере безопасности. Её главной задачей станет обеспечение функционирования собственных баз и военных объектов.

Острой проблемой, оказывающей негативное влияние на обстановку в стране, остаётся незаконное изготовление и распространение наркотиков. За последние 12 лет объём производимых на её территории наркотических веществ вырос более чем в 40 раз (в 2013 году он составил около 350 т героина). Афганистан твёрдо удерживает позицию мирового лидера в области производства наркотических средств опийной группы.

В Пакистане деятельность экстремистских группировок также оказывает дестабилизирующее влияние на ситуацию. Белуджские националистические организации (Армия освобождения Белуджистана, Национальный фронт Белуджистана) наращивают антиправительственную деятельность, в том числе с использованием террористических методов, с целью добиться расширенной автономии.

Для уничтожения отрядов экстремистов, нежелающих идти на переговоры с правительством, властями проводятся отдельные антитеррористические операции. С этой целью на северо-западе Пакистана развёрнута сводная группировка силовых структур численностью свыше 140 тыс. человек.

Исламское движение Узбекистана своей стратегической целью обозначило создание (на первом этапе в Ферганской долине на территории Узбекистана, Таджикистана и Киргизии) теократического государственного образования с исламскими принципами правления — халифата. Для её достижения налажено взаимодействие с другими религиозно-экстремистскими структурами, ставящими целью свержение действующих в этих странах «светских» режимов. В настоящее время членами группировки являются представители практически всех распространённых в регионе национальностей (казахи, киргизы, таджики, узбеки, уйгуры), а также выходцы с Северного Кавказа. Пополнение их рядов на афганской территории осуществляется за счёт этнических узбеков, компактно проживающих в провинциях Балх, Джаузджан, Кундуз, Тахар и Фарьяб.

На современном этапе международная террористическая организация «Аль-Каида» ослаблена и в значительной мере утратила свой потенциал. В то же время для исламистов всего мира после событий 11 сентября 2001 года она остаётся «символом успеха» в джихаде против «неверных». При этом имеющие высокую степень самостоятельности, но ассоциирующие себя с «Аль-Ка-идой» национальные и региональные экстремистские группировки, использовав негативные последствия «арабской весны», сумели существенно нарастить численность и адаптировать к новым условиям тактику своих действий.

В случае возобновления масштабного сотрудничества талибов с «Аль-Каи-дой» возврат к её идеологическим установкам повышает угрозу распространения активности экстремистских группировок на территорию сопредельных государств, особенно учитывая наличие в Афганистане готовой «инфраструктуры» терроризма.

Помимо этого, в афганско-пакистанской зоне действуют более 50 террористических, экстремистских и сепаратистских группировок. Наибольшую активность среди них проявляют Движение талибов Пакистана, «Хизб-ут-Тахрир», «Лашкар-и-Тайиба», «Сипах-и-Сахаба», «Лашкар-и-Джангви» и «Армия освобождения Белуджистана». Их целью является свержение светских режимов и создание исламистских теократических государств в различных регионах, а число сторонников неизменно растёт по всему миру.

Таким образом, можно говорить о расширении масштабов многовариантной террористической активности и дальнейшем росте популярности идей исламского экстремизма. Деятельность террористических группировок все в большей степени будет характеризоваться созданием сетевых структур, широким использованием современных технических достижений, глобальных информационных ресурсов, задействованием новых форм и методов вербовки боевиков и их пособников, пропаганды радикальных взглядов, а также проведением диверсий и актов устрашения. В частности, повсеместное внедрение в общественную жизнь информационных технологий усиливает угрозу со стороны «кибертеррористов». Экстремисты уже используют обширную сеть веб-сайтов, блогов и форумов, на которых размещают материалы идеологического и практического содержания (пособия по тактике диверсионно-террористических действий, изготовлению самодельных взрывных устройств, организации связи и шифрованной переписки).

Кроме того, несмотря на усилия мирового сообщества, сохраняется опасность получения представителями террористических группировок нелегального доступа к оружию массового поражения. Особую угрозу представляет возможность того, что в руках террористов могут оказаться ядерные заряды с арсеналов на территории стран, ставших членами ядерного клуба де-факто.

Достаточно напряжённой остается ситуация и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. До сих пор не решены территориальные споры в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. В частности, не урегулированы противоречия Японии с КНР и Тайванем (проблема разграничения исключительных экономических зон в Восточно-Китайском море), Японии с Республикой Корея и Корейской Народно-Демократической Республикой. Не снята с повестки дня тематика пограничного размежевания между большинством стран Юго-Восточной Азии, а также принадлежности архипелага Спратли в Южно-Китайском море, на который претендуют Китай, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Бруней.

На некоторых спорных островах архипелагах Спратли уже построены военные аэродромыНа некоторых спорных островах архипелагах Спратли уже построены военные аэродромы

По-прежнему нестабильна обстановка на Корейском п-ове, где развернуты крупные группировки войск (КНДР — с одной стороны, Республики Корея и США — с другой). Международному сообществу не удаётся создать эффективные механизмы обеспечения безопасности в этом районе мира. Конфликт может возникнуть в случае внезапного резкого обострения межкорейских отношений или стать следствием заранее спланированной провокации одной из сторон. Это подтверждается интенсивностью боевой подготовки ВС обоих государств.

Наряду с этим отмечается активизация дипломатической деятельности стран — участниц переговоров по ядерной проблеме Корейского п-ова. Существенное внимание данному направлению уделяет Китай, стремясь максимально реализовать дипломатические возможности и способствовать возобновлению контактов между Сеулом и Пхеньяном.

В свою очередь, США, и Республика Корея тоже координируют мероприятия, проводимые в интересах «стимулирования» КНДР к прекращению ракетной и ядерной программ на условиях Вашингтона и его восточных союзников. Северокорейцы подтверждают готовность к возобновлению диалога по ядерному урегулированию, но не намерены отказываться от самопровозглашенного «ядерного статуса».

На обстановку на Дальнем Востоке негативно влияют притязания Японии на российские острова Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды. Урегулирование этой проблемы рассматривается Токио в качестве главного условия для заключения мирного договора с РФ и полной нормализации двусторонних отношений. При этом во внешнеполитическом курсе Токио чётко прослеживается тенденция использования экономических и политических рычагов в целях «благоприятного» для японцев решения данной проблемы. Возврат «северных территорий» постоянно фигурирует в качестве одного из основных приоритетов внешней политики любого нового кабинета министров.

В последние годы появились предпосылки к формированию конфликтного потенциала такого важного с точки зрения глобальной энергетической безопасности региона, как Арктика. В новых геополитических условиях арктический бассейн с его месторождениями углеводородов, запасами биоресурсов, стратегически важными морскими и воздушными коммуникациями рассматривается ведущими государствами как перспективный источник повышения национального экономического и военного потенциала.

В связи с этим уже в ближайшей перспективе нельзя исключать дальнейшую активизацию экономической и военной деятельности иностранных государств в высоких широтах, а также обострение противоречий между США, Канадой, Данией, Норвегией и Россией по проблеме разграничения континентального шельфа и правового статуса Северного морского пути. При этом сложность освоения ресурсной базы Северного Ледовитого океана не снижает остроты претензий на приполярные территории со стороны как арктических государств, так и стран, не имеющих прямого выхода к северным территориям (Великобритания, Финляндия, Швеция, Китай и др.). В этой связи прогнозируется наращивание военной активности в Арктике и милитаризация арктического пространства.

Появилась тенденция к формированию конфликтного потенциала в АрктикеПоявилась тенденция к формированию конфликтного потенциала в Арктике

Таким образом, анализ текущих глобальных тенденций мирового развития свидетельствует, что современная международная военно-политическая обстановка весьма динамична, а происходящие процессы многогранны по своему характеру и являются всеохватывающими по масштабам проявления. Продолжается эволюция ключевых мировых институтов и международных отношений в целом. В то же время сохраняет свою актуальность возможность применения рядом государств или их коалициями военной силы для реализации своих интересов.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.