Вооружённые силы Южной Кореи

Вооружённые силы Южной Кореи являются главной опорой сеульского военно-полицейского марионеточного режима, орудием ею экспансионистской политики, а также средством агрессии международного империализма в Восточной Азии. Южнокорейская армия совместно с войсками и других стран — их пособников по авантюрам вела преступную войну против Корейской Народно-Демократической Республики (1950 — 1953 годы), участвовала в грязной войне против патриотов Вьетнама (1964—1973 годы). И в настоящее время многочисленные вооружённые силы Южной Кореи, воспитанные в духе слепой ненависти к социалистическим странам, хорошо оснащенные н обученные помощью США, представляют собой серьёзную угрозу миру и безопасности на Дальнем Востоке. По прежде всего они нацелены против КНДР.

В нарушение соглашения о перемирии сеульские власти превратили в передовой укрепленный рубеж демилитаризованную зону, в районе которой они устраивают бесконечные вооружённые провокации. По сообщению центрального телеграфного агентства Корейской Народно-Демократической Республики, только в период с 18 марта по 24 мая 1975 года произошли 92 случая ружейной и артиллерийской стрельбы в сторону КНДР, более 110 раз её территориальные воды нарушались военными кораблями, а воздушное пространство — боевыми самолётами. Всего с января по сентябрь 1975 года было зарегистрировано 21 500 нарушений соглашения о перемирии. Все это создает напряжённую взрывоопасную обстановку, которая усугубляется присутствием американских войск в Южной Корее, пропагандистской клеветой Сеула на политику КНДР, его интенсивными военными приготовлениями, которые при поддержке США и Японии особенно активизировались после исторических побед национально-освободительных революций в Южном Вьетнаме, Лаосе и Камбодже.

Следует учитывать и то, что южнокорейские вооружённые силы в руках сеульских правителей сложат орудием проведения в жизнь крайне реакционной внутренней политики. Право использовать их для «поддержания общественной безопасности и порядка» диктатор Пак Чжон Хи закрепил в конституции (статья 54), которая даёт ему широкую возможность применять войска для подавления прогрессивных движений южнокорейского народа, выступающего за демократические свободы и мирное объединение Кореи без иностранного вмешательства.

Южнокорейские вооружённые силы стали создаваться сразу же после оккупации американскими войсками осенью 1945 года южной части Корейского п-ова (к югу от 38-й параллели), то есть задолго до появления южнокорейского марионеточного государства (15 августа 1948 года). США, взяв вопреки международным соглашениям курс на раздел Кореи и превращение южной части полуострова в свой военно-стратегический плацдарм, совместно с южнокорейскими прислужниками уже в начале 1946 года сформировали так называемые «охранные войска национальной обороны» (восемь полков, военная академия и другие части) и «силы морской охраны». На базе этих формирований к 5 сентября 1948 года были созданы вооружённые силы в составе сухопутных войск и военно-морского флота. В 1949 году дополнительно были сформированы военно-воздушные силы и корпус морской пехоты.

Необходимое вооружение, снаряжение и боевую технику предоставили США, которые руководили строительством и боевой подготовкой марионеточных войск. В 1949 году американский генерал Макартур, командовавший в то время войсками США на Дальнем Востоке, докладывал, что южнокорейская армия вполне боеспособна. По явно заниженным данным иностранной печати, в 1950 году вооружённые силы сеульского режима насчитывали 105 тыс. человек. В их составе, в частности, имелось восемь пехотных дивизий, 1190 орудий и миномётов, 24 самолёта, более 70 кораблей и судов различного назначения.

Почувствовав силу и рассчитывая на легкую победу, южнокорейцы устремились в «поход на Север» (25 июня 1950 года), который, однако, грозил обернуться для них крахом, если бы не прямое вооружённое вмешательство США и некоторых других капиталистических государств, формально прикрывшихся с 7 июля 1950 года флагом так называемого «командования войск ООН». 15 июля 1950 года, то есть с началом иностранной военной интервенции, сеульские правители передали свои «национальные» вооружённые силы в полное оперативное подчинение «командования войск ООН», которое фактически было и остается американским, поскольку пост командующего «войсками ООН в Корее» и другие ключевые должности занимают только американские генералы и офицеры.

Как известно, в ходе трёхлетней войны объединённые полчища южнокорейских и иностранных войск разбились о стойкость и мужество корейской Народной армии, всего народа Корейской Народно-Демократическом Республики, который в трудной борьбе опирался на всестороннюю братскую помощь СССР и других социалистических стран. 27 июля 1953 года агрессоры были вынуждены подписать соглашение о перемирии, по которому, в частности, прекращались боевые действия, между Севером и Югом устанавливалась демилитаризованная зона, запрещалось дальнейшее наращивание военных потенциалов сторон, предусматривалось проведение международной политической конференции для решения вопроса о мирном объединении Кореи.

Однако по вине США и южнокорейских властей и их сторонников выполнение многих положений соглашения о перемирии оказалось сорванным. Южная Корея, полагаясь на политическую поддержку, военную, финансовую и экономическую «помощь» США, после войны развернула ещё более широкую и ускоренную милитаризацию страны. По утверждению иностранной печати, к 1960 году численность южнокорейских вооружённых сил достигла 630 тыс. человек. В их составе появились полевые армии, а на вооружении — современные артиллерийские системы, средние танки, плавающие бронетранспортёры, реактивные самолёты, вертолёты, зенитные ракеты, эскадренные миноносцы, фрегаты и другая боевая техника.

Под нажимом США с осени 1964 года сеульский режим начал втягиваться в агрессию США в Индокитае, а в 1967 году против южновьетнамских патриотов сражались две пехотные дивизии, бригада морской пехоты, две авиационные эскадрильи, отряд боевых кораблей, инженерные, разведывательные и другие части (всего около 50 тыс. человек).

Бывший командующий южнокорейскими войсками в Южном Вьетнаме генерал Ли Си Хо в своё время докладывал, что за период восьмилетнего участия в войне южнокорейцы «приобрели большой боевой опыт, имея на счету 41 462 убитых и 4633 пленных вьетнамцев». За «успешное» руководство войсками, которые сеяли смерть и разрушение во Вьетнаме, Ли Си Хо получил высшее воинское звание, высокие награды и стремительное продвижение по службе: в 1973 году его назначили командующим 3-й армией, а затем — командующим сухопутными войсками.


Правительство Пак Чжон Хи за пособничество агрессии во Вьетнаме получило от США солидное вознаграждение в виде дополнительной военно-экономической «помощи» и поставок современной боевой техники, позволивших Сеулу вооружить по полным штатам три резервные дивизии и начать выполнение широкой программы общего совершенствования своей военной организации.

В 1970 году была разработана пятилетняя программа военного строительства на период 1971 — 1975 годов, главной целью которой являлось повышение боевых возможностей вооружённых сил за счет их качественного совершенствования в техническом, организационном и профессиональном отношении. Основное внимание уделялось наращиванию огневой и ударной мощи сухопутных войск, улучшению организационной структуры и системы оперативного управления, освоению новых образцов боевой техники, поддержанию высокой боевой готовности всех видов вооружённых сил.

В содержание новой программы была впервые заложена концепция «военного строительства с опорой на собственные силы», которую южнокорейцы были вынуждены принять к руководству, сообразуясь со стратегией «реалистического устрашения», принятой США в 1971 году. Принятие этой концепции вызвало увеличение военных ассигнований Южной Кореи. Если в 1960 году военные расходы Сеула составляли 14 707 млн. вон (1 485 южнокорейских вон равны 1 американскому доллару.), а в 1970 году — 102 400 млн., то в 1975 году они превысили 462 700 млн. вон, то есть возросли за пятилетие более чем в 4,5 раза.

Рост собственных военных ассигнований Сеула сопровождался сокращением американской военной «помощи», особенно предоставляемой на безвозмездной основе. В рамках пятилетией программы модернизации вооружённых сил, выполненной к концу 1975 года примерно на 70%, правительство США обязалось оказать Южной Корее военную «помощь» общей стоимостью в 1,5 млрд. долларов.

В течение истекшего пятилетия американцы поставили Южной Корее значительное количество новой боевой техники, включая танки М60, тактические НУР , самоходные 203,2-мм гаубицы и 175-мм пушки, скорострельные зенитные пушки , сверхзвуковые истребители-бомбардировщики F-5E «Тайгер» II, вертолёты UH-1N и другое вооружение. Форсируя создание собственной военной промышленности, южнокорейцы наладили производство автоматических винтовок M16 (по американской лицензии), различных видов боеприпасов, военной аппаратуры связи, быстроходных патрульных катеров, а также ремонт тяжелого миномётно-артиллерийского вооружения, автотракторной, бронетанковой и другой боевой техники.

На базе поступившего вооружения сеульские милитаристы сформировали ряд новых частей и провели другие организационные мероприятия. В частности, в сухопутных войсках была развернута 3-я армия, упразднен штаб корпуса морской пехоты как самостоятельного вида вооружённых сил. Соединения и части морской пехоты переданы в состав ВМС, в связи с чем в штабе ВМС созданы новые звенья управления.

Следует подчеркнуть, что проводимые организационные мероприятия практически не повлекли за собой сокращения численности личного состава. По оценке иностранных военных специалистов, в настоящее время общая численность вооружённых сил Южной Кореи составляет 625 тыс. человек. Комплектование личным составом осуществляется на основе закона о всеобщей воинской повинности. Призываются лица мужского пола с 18-летнего возраста. Продолжительность службы для рядовых и сержантов сухопутных войск 2,5 года, в авиации и на флоте — до трех лет.

Общая организационная структура южнокорейских вооружённых сил создана по американскому образцу. Они состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС (рис. 1). В соответствии с конституцией главнокомандующим вооружёнными силами является президент страны. Функции высшего консультативного органа президента по вопросам государственной безопасности, военной политики и военного строительства возложены на совет национальной безопасности, постоянными членами которого являются премьер-министр, его заместитель, министры (обороны, иностранных дел, внутренннх дел, финансов) и директор центрального разведывательного управления.

Организационная структура вооружённых сил Южной Кореи
Рис. 1. Организационная структура вооружённых сил Южной Кореи

Руководство вооружёнными силами президент осуществляет через министра обороны, а последний — через командующих видами вооружённых сил (начальников штабов), начальника мобилизационного управления и других должностных лиц непосредственного подчинения. В качестве консультативных органов министра обороны служат объединённый комитет начальников штабов (ОКНШ), военный совет и помощники министра. При этом ОКНШ, помимо консультативных функций, выполняет задачи, свойственные генеральному штабу, разрабатывает военную стратегию, планы подготовки страны к войне и боевого применения вооружённых сил, планирует проведение отдельных операций с участием сухопутных войск, ВВС и ВМС, обеспечивает оперативное взаимодействие. Председатель ОКНШ назначается президентом на двухгодичный срок, постоянными членами ОКНШ являются начальники штабов видов вооружённых сил (командующие).

Сухопутные войска являются основным составным компонентом вооруженных сил. Их численность, как сообщается в иностранной прессе, достигает 560 тыс. человек. В составе трех армий (1, 2 и 3-я) имеются пять армейских корпусов (23 пехотные дивизии), две бронетанковые бригады, более 40 артиллерийских дивизионов, дивизион НУР «Онест Джон», несколько дивизионов ЗУР и . На вооружении состоит свыше 1400 танков (М17, М48, М60) и бронетранспортёров, 2000 орудий полевой артиллерии (105-, 155- и 203,2-мм гаубицы, 175-мм пушки), большое количество 107-мм миномётов и орудий противотанковой артиллерии (57-, 75-, и 106-мм безоткатные орудия), некоторое количество пусковых установок тактических НУР «Онест Джон», зенитных ракет «Хок» и «Найк-Геркулес», а также самолёты и вертолёты армейской авиации (рис. 2—5).

Огневой расчёт пусковой установки НУР «Онест Джон»Рис. 2 Огневой расчёт пусковой установки НУР «Онест Джон»

Высшим тактическим соединением сухо-путныч войск является армейский корпус, в .: о-став которого обычно входят две—четыре пехотные дивизии, ряд боевых и тыловых частей корпусного подчи нения.Основное тактическое соединение — пехотная дивизия, состоящая из штаба, трех пехотных полков, дивизионной артиллерии, подразделений боевого и тылового обеспечения.

Бронетранспортёры М113 и танки М48А2 на параде
Рис. 3. Бронетранспортёры М113 и танки М48А2 на параде

Более 60% боевых соединений и частей, которые включены в состав полевых армий, сосредоточено
вдоль демилитаризованной зоны на фронте протяженностью около 250 км. Здесь, по заявлению южнокорейского министра обороны, оборудовано пять-шесть мощных оборонительных рубежей. Остальные соединения и части (резервные дивизии, районные командования, командование боевых родов войск, учебные центры и подразделения, различные службы материально-технического обеспечения) дислоцируются в тыловых районах и на побережье. Организационно они сведены в состав 2-й армии. На 2-ю армию возложены задачи, связанные с боевой подготовкой резервов, охраной административно-промышленных центров и важных военных объектов, поддержанием «порядка и внутренней безопасности» (совместно с полицейскими силами). Сухопутные войска постоянно поддерживаются в состоянии высокой боевой и мобилизационной готовности. Их военнообученный резерв — 1 млн. человек.

Артиллерийская часть отрабатывает огневые задачи по стрельбе из 203,2-мм гаубиц на полигоне
Рис. 4. Артиллерийская часть отрабатывает огневые задачи по стрельбе из 203,2-мм гаубиц на полигоне

Военно-воздушные силы предназначены для оказания авиационной поддержки боевым действиям сухопутных войск и ВМС и обеспечения противовоздушной обороны страны во взаимодействии с зенитно-ракетными частями. Их личный состав насчитывает 25 тыс. человек.

Подразделение 106-мм безоткатных противотанковых орудий на маршеРис. 5. Подразделение 106-мм безоткатных противотанковых орудий на марше

Организационно в состав ВВС входят боевое и тыловое командования, три истребительных авиакрыла (11 эскадрилий), транспортная авиагруппа (четыре эскадрильи), эскадрилья тактической разведки, спасательная авиаэскадрилья, группа управления ПВО, радиолокационная часть обеспечения безопасности полётов, военно-воздушные академия и колледж, другие части и учреждения.

На вооружении состоит 350 самолётов и вертолётов, в том числе 220 истребителей ПВО и истребителей-бомбардировщиков (F-4C и I), F-5A, В и R, F-86F «Сейбр»), 10 самолётов-разведчиков (RF-5A), 44 транспортных самолёта (С-46, -54 и -123), 60 учебно-тренировочных самолётов (Т-28, -33 и -44) и 15 вертолётов (UH-1D, UH-19).

Военно-морские силы состоят из флота и морской пехоты, их численность достигает 40 тыс. человек.

Боевые корабли флота организационно сведены в две эскадры, два отдельных дивизиона и учебное соединение. На их вооружении состоят семь эскадренных миноносцев, три фрегата, 15 малых противолодочных кораблей, 10 базовых тральщиков, 22 патрульных катера, 20 десантных кораблей (в том числе восемь танкодесантных), шесть десантных транспортов, свыше 60 десантных и сторожевых катеров. Всего в составе ВМС около 140 кораблей и судов различного назначения общим водоизмещением более 60 000 т.

Главной базой южнокорейского военно-морского флота является Чинхэ, другими базами служат Инчхон, Пусан, Мокпхо, Пхохан.

Морская пехота, как сообщает зарубежная пресса, включает две дивизии и бригаду. Эти соединения подготовлены к ведению наступательных действий и десантных операций. На вооружении морской пехоты состоит современное вооружение, включая плавающие танки, тяжелые орудия полевой артиллерии (втоть до 155-м гаубиц), различные штурмовые и разведывательные средства. Основная база морской пехоты расположена в Пхохан.

Таким образом, вышеуказанные сведения, приводимые в иностранной прессе, позволяют убедиться в крайне высокой степени милитаризации Южной Кореи. Однако сеульские власти продолжают усиливать военные приготовления, опираясь на «помощь» США и Японии. Создаются новые военизированные формирования: так называемые «корпус гражданской обороны» и «студенческий корпус национальной обороны», в состав которых в принудительном порядке привлечено несколько миллионов человек.

В 1976 году на военные цели запланировано израсходовать 704,5 млрд вон, что составляет 35% всего государственного бюджета. Кроме того, Сеул рассчитывает получить значительную военную «помощь» от США (до 200 млн. долларов, главным образом в виде займов) и экономическую помощь от Японии.

Делается решительный крен в сторону наращивания боевых потенциалов ВВС и ВМС. В сентябре 1975 года у США было закуплено 18 истребителей-бомбардировщиков F-4D. В ближайшее время намечается поставить ещё 18 самолётов F-4В, 60 F-5L и F, а также управляемые реактивные снаряды класса «корабль—корабль» типа для установки на новые ракетные катера южнокорейской постройки. Сухопутным войскам будут поставлены ПТУРС .

Сеульское командование разработало второй пятилетний план модернизации вооружённых сил на период 1976—1980 годов, по которому намечается поставить войскам более современные образцы вооружения и боевой техники, ускорить строительство предприятий военной промышленности. На реализацию новой военной программы намечается израсходовать до 5 млрд. долларов, из которых 3,5 млрд будут изыскиваться из собственного бюджета, а 1.5 млрд. Сеул запрашивает у США в порядке оказания военной «помоши».

В комплексе военных мероприятий, направленных на повышение боевой готовности вооружённых сил, военно-политическое руководство Южной Кореи важное место отводит дальнейшей интенсификации боевой подготовки и идеологической обработки личного состава. В ходе повседневных занятий, а также многочисленных учений и маневров отрабатываются все виды современного общевойскового боя, но главное внимание уделяется тактике ведения наступательных действий, воздушным и морским десантным операциям (рис. 6 и 7), отработке вопросов оперативного взанмо действия меж Иу видаяш вооружённых сил и с американскими войсками, способам ускоренного отмобилизования и перевода страны на военное положение.

Вертолётный десантРис. 6. Вертолётный десант

В качестве примеров достаточно назвать объединённые южнокорейско-американские учения под условным наименованием «Фокус ретина» (1969 год) и «Фридом волт» (1971 год), на которых практически проверялась способность американцев перебрасывать по воздуху с баз на континентальной части США в Корею воинские контингенты для усиления южнокорейской армии, отрабатывались совместные действия американских и южнокорейских войск в ходе воздушно-десантной операции. Неоднократно проводились «общенациональные» командно-штабные учения типа «Ыльчжи» с тем, чтобы дать министерству обороны и всем государственным учреждениям возможность тренироваться в переводе вооружённых сил, экономики и органов административного управления на военное положение. Ежемесячно в масштабе страны, особенно в крупных городах, проводятся учения по ПВО и гражданской обороне. В 1975 году южнокорейские ВВС, готовясь к действиям в сложных условиях боевой обстановки, отрабатывали использование участков автомобильных дорог в районе Сеула в качестве запасных аэродромов. В военно-морских силах проходили учения, на которых отрабатывались десантные, противодесантные и противолодочные операции с боевой стрельбой и учебными пусками корабельных ракет.

Высадка морского десанта на побережьеРис. 7. Высадка морского десанта на побережье

Подобные учения, проводимые на фоне широких военных приготовлений, носят явно провокационный характер. Сеульские власти в расчете на обман общественного мнения время от времени выступают с заявлениями о своей приверженности к миру. Но их практическая политика абсолютно ни согласуется с декларативными заявлениями. Подлинно миролюбивые силы, в том числе СССР и КНДР, убеждены, что прочный мир на Корейском п-ове и осуществление законного стремления корейцев к национальному объединению возможны лишь при условии вывода всех иностранных войск из Южной Кореи, сокращения вооружений и вооружённых сил, отказа сеульского режима от политики, чуждой интересам народа, враждебной КНДР и всем странам социалистического содружества.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.