Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке

Общие военные проблемы /
Вот уже три десятилетия Ближний Восток живет на грани войны и мира. За этот период он четырежды становился ареной спровоцированных международным империализмом и сионизмом кровопролитных агрессивных войн Израиля против арабских стран. Кроме того, на его территории возникали локальные конфликты и острые кризисы, за кулисами которых действовали те же империалистические круги. Для них Ближний Восток — это один из основных поставщиков нефти, выгодный рынок торговли оружием, военно-стратегический плацдарм против социалистических стран и национально-освободительного движения арабских и африканских народов. Именно это обстоятельство дает основание рассматривать тридцатилетний ближневосточный конфликт в контексте глобальной конфронтации между силами империализма и мирового революционного движения, борьбы национально-освободительного движения против колониализма и расизма во всех его формах и проявлениях.

Нагнетая напряженность на Ближнем Востоке, и его покровители хотели бы укрепить здесь ослабленные позиции империализма. По признанию израильского генерала Герцога, автора книги «Шесть решающих дней», июньская война 1967 года полностью соответствовала одобренной на сессии в декабре 1966 года доктрине, требовавшей укрепления флангов Североатлантического блока и CFHTO. Не случайно лидер израильских экстремистов М. Бегин, возглавивший в 1977 году правительство «жесткого курса», перед поездкой в Вашингтон счел необходимым напомнить о «заслугах» Тель-Авива десятилетней давности. Тогда , блокировав Суэцкий канал, пытался затруднить оказание помощи Вьетнаму, боровшемуся против американской агрессии.

Проводя политику аннексий и провокаций, сохраняя взрывоопасное положение на Ближнем Востоке, Тель-Авив преследует и собственные цели, совпадающие с целями мирового империализма. Сионистские руководители Израиля рассчитывали, во-первых, с помощью прямой агрессии сокрушить прогрессивные арабские режимы и воспрепятствовать дальнейшему развитию освободительного и революционного движения. Во-вторых, подорвать арабско-советскую дружбу и сотрудничество как основу укрепления независимости молодых арабских государств. В третьих, расширить путем захвата земель арабов израильскую территорию, претворяя в жизнь идею создания «великого Израиля» и обеспечения так называемых «безопасных границ». В-четвертых, сложную палестинскую проблему свести до уровня вопроса о палестинских беженцах.

Однако эти стратегические военные и политические цели не были достигнуты ни в ходе июньской войны 1967 года, ни в последующий после нее период военного нажима на арабские страны. Кровавый террор и массовые репрессии против населении оккупированных земель, закулисные маневры американской «тихой дипломатии», всевозможные экономические «рычаги» также не принесли Тель-Авиву желаемых результатов.

Октябрьская война 1973 года еще раз показала, что арабо-израильский конфликт невозможно разрешить только военным путем. Израильский журналист А. Капелгок в книге «Конец мифов» отмечает, что «война 1973 года развеяла мифы, на которых зиждилась официальная политика Израиля в отношении арабских стран».

Один из главных итогов октябрьской войны состоял в том, что происшедшее изменение в балансе сил на Ближнем Востоке открыло для арабов возможность вести с Израилем переговоры не в качестве побежденных, а на равных. Это вынужден был признать президент Всемирного еврейского конгресса Н. Гольдман в своей книге «Куда идет ?».

Крах израильской военной доктрины, столь наглядно проявившийся в песках Синая, еще раз показал авантюрность расчетов Тель-Авива на создание сионистской «империи» на Ближнем Востоке. Одновременно война выявила полную несостоятельность планов сионистских руководителей Израиля, которые всячески стремились «заморозить» опасную ситуацию па Ближнем Востоке, оставить ее в «подвешенном» состоянии между войной и миром, продемонстрировала эффективность советско-арабского сотрудничества.

Советский Союз предпринял активные политические шаги в ООН и вне ее в поддержку справедливой борьбы арабских народов за ликвидацию последствий израильской агрессии.

Вскоре после октябрьской войны 1973 года была созвана Женевская мирная конференция по Ближнему Востоку. Она была призвана найти надежную основу для установления прочного и справедливого мира в этом регионе, выработать конкретные и эффективные пути кардинального разрешения арабо-израильского конфликта. Именно тогда была продемонстрирована возможность решения сложных задач ближневосточного урегулирования политическим путем. Сам факт созыва этой конференции явился успехом мирной дипломатии, метода переговоров как средства решения спорных вопросов. Однако в последующем Тель- Авив, пользуясь поддержкой своих покровителей на Западе, сделал все возможное, чтобы торпедировать «дух Женевы» и «заморозить» работу конференции. Б этом ему фактически способствовал Вашингтон с его киссинджеровской «дипломатией шаг за шагом», цель которой — заменить поиски всеобъемлющего соглашения мерами «частичного урегулирования». Благоприятные возможности не были использованы и из-за непоследовательной позиции египетского руководства, сосредоточившего главное внимание на разъединении войск АРЕ и Израиля. В результате египетско-израильские контакты продолжались при посредничестве , но уже вне всякой связи с Женевской конференцией. В таких условиях Тель-Авиву при содействии Вашингтона не составило большого труда направить эти контакты в русло так называемой «рабочей группы» и лишить их всякой перспективы. Заключение сначала первого, а затем второго синайского соглашения оставило в стороне решение основных вопросов. Эти соглашения вывели из состояния военной конфронтации с Израилем при сохранении оккупации большей части захваченных арабских территорий и, по существу, без малейшего сдвига в решении палестинской проблемы. Сепаратный характер соглашений, их заведомая ограниченность, а также последующие кровавые события в Ливане завели в новый тупик урегулирование ближневосточного конфликта. Он таит в себе еще большую опасность, чем ситуация накануне октябрьской войны 1973 года.

Реакционные силы арабского мира, ориентирующиеся на и Запад, попытались направить урегулирование ближневосточного кризиса в русло антисоветизма, придать борьбе арабов за ликвидацию последствий израильской агрессии чисто национальный характер, выхолостив ее антиимпериалистическую направленность. Вместе с тем кое-кто после октябрьской войны 1973 года уповал и на коренное изменение американской политики в отношении арабов. Стали даже раздаваться голоса, будто решение конфликта на 99 проц. зависит от Вашингтона. Однако подобные заблуждения очень скоро были опровергнуты всем ходом последующих событий. Хотя и пошел на ряд серьезных политических уступок Израилю и широко распахнул двери перед западным капиталом, надежды египетских правящих кругоз не оправдались.

Провозглашенная президентом АРЕ Садатом политика «открытых дверей» привела не к росту иностранных вкладов и занятости населения, а к тому, что в «открытые двери» хлынули все беды и трудности, переживаемые миром капитализма: усиливающаяся инфляция, возрастающая дороговизна жизни, безработица. По подсчетам английской газеты «Файнэншл таймс», долгосрочные кредиты АРЕ превышают 14 млрд, долларов, кроме того, она должна выплачивать не менее 700 млн. долларов в счет погашения краткосрочных кредитов. Дефицит платежного баланса страны составил в 1976 году более 1,5 млрд, египетских фунтов.

Израиль два года спустя после заключения синайского соглашения продолжает оккупировать большую часть Синайского п-ова, сектор Газа, Западный берег р. Иордан и Голанские высоты. Синайское соглашение осложнило обстановку во всем регионе, способствовало обострению ливанского кризиса, разобщило и ослабило общеарабский фронт борьбы, ужесточило позицию Израиля. Это нашло, в частности, отражение в приходе там к власти крайне правого экстремистского блока «Ликуд». Новое правительство Израиля, возглавляемое лидером этою блока М. Бегином, выступает против возвращения захваченных арабских территорий и отказывается признать законные права народа Палестины на создание собственного государства.

Впервые за 29 лет существования еврейского государства к власти пришла политическая группировка, открыто провозгласившая своей целью создание «великого Израиля» и аннексию оккупированных арабских земель. Естественно, это обстоятельство еще более осложняет обстановку и затрудняет установление прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке. В самом деле, как можно решать вопросы ближневосточного урегулирования с правительством, которое, судя по официальным высказываниям его главы М. Бегина, основывает свою позицию на трех категорических отрицаниях: «нет» — возврату к границам 1967 года, «нет» — палестинскому государству, «нет» — участию Организации освобождения Палестины в каких-либо переговорах?

И вместе с тем правительство Бегина «настаивает» на заключении мира, налаживании экономического, торгового и культурного сотрудничества с арабскими странами. С одной стороны, оно демагогически обещает обеспечить таким путем «безопасность» и облегчить жизнь простым людям Израиля, с другой — призывает не возвращать арабам ни дюйма так называемой контролируемой территории, не признавать права арабского народа Палестины и держать в постоянном страхе соседние арабские страны. Нетрудно понять, что подобные программные пункты несовместимы. Лидеры «Ликуд» игнорируют уроки истории. По мнению иностранных политических наблюдателей, ужесточение позиции Тель-Авива лишь усиливает угрозу возникновения новой войны, которая принесет еще более тяжелые бедствия прежде всего самому Израилю.

Экстремизм, авантюризм и прямолинейная агрессивность такой позиции вызвали на первых порах даже некоторое замешательство в Вашингтоне. Ведь администрация Картера обещала разработать некий новый, «более гибкий и эффективный» курс ближневосточной политики на основе рекомендаций специального исследования института Брукингса. Оно было подготовлено в конце 1976 года 16 видными американскими учеными-политологами и дипломатами, ставшими вскоре ближайшими советниками президента . Авторы этого исследования, признав, что на Ближнем Востоке время начинает работать против США и что «лучшим способом решения назревших проблем является достижение всеобъемлющего соглашения», пришли к выводам, которые можно было бы свести к трем ключевым положениям: обеспечение безопасности Израиля и признание этого требования арабами; принятие Израилем обязательств вывести свои войска с территорий, оккупированных в июне 1967 года, с незначительными изменениями границ, которые могут быть согласованы заинтересованными сторонами; предоставление арабскому народу Палестины права на самоопределение вплоть до признания, как крайней альтернативы, возможности создания «независимого палестинского государства».

Легко заметить, что при всей непоследовательности, половинчатости и расплывчатости положений этой программы в ней зафиксированы и некоторые положительные моменты, явно противоречащие трем «нет» правительства Бегина. В связи с этим органы сионистской печати стали выражать опасение, что Вашингтон собирается, дескать, «выкручивать руки» Израилю. Однако замешательство Вашингтона и опасения Тель- Авива были недолгими. На состоявшихся в июле 1977 года в Вашингтоне переговорах новому израильскому премьеру были даны заверения не только в том, что США и впредь будут «выполнять свою историческую обязанность по обеспечению безопасности государства Израиль», но и окажут ему в рамках «особых отношений» необходимую военную помощь поставками новейших видов оружия и боевой техники.

Известно, что только в период с 1 июня 1975 года по 1 октября 1977 года Израилю было выделено около 4,4 млрд, долларов в виде американских кредитов и безвозмездной помощи, из них почти 3 млрд, долларов на закупку вооружение На следующий финансовый год Израиль запросил у Вашингтона 2,3 млрд, долларов, а также самолеты F-15, которых пока не имеют даже союзники СШЛ по . По сообщению газеты «Нью-Йорк таймс», на переговорах с Бегином и другими израильскими руководителями в Вашингтоне обсуждались, кроме того, вопросы налаживания в Израиле производства главных компонентов новейшего истребителя F-16, израильского танка «Чедиот», а также боевых разведывательных машин и бронетранспортеров. При этом надо учесть, что в прошлом году Израиль затратил на военные цели более 50 проц. национального бюджета. Все это тяжелым бременем ложится на плечи трудящихся Израиля. По данным иностранной печати, дефицит платежного баланса Израиля к началу 1977 года составил почти И млрд., а внутренний долг — 12 млрд. долларов. Эти поистине астрономические цифры для страны с населением 3,5 млн. человек могут предвещать, как писала американская газета «Балтимор сан», реальную перспективу «национального банкротства».

Процессу урегулирования ближневосточного конфликта, который приобретает ьсе более опасный характер н имеет тенденцию к углублению и расширению, мешает также активизация реакции внутри арабских стран. Так, например, в последнее время вновь обострилась обстановка в Ливане. Военные формирования консервативных сил этой страны при поддержке танков, авиации и механизированных подразделений Израиля развернули широкие боевые действия против объединенных отрядов национально-патриотических сил и Палестинского движения сопротивления. Эскалация военных действий на юге Ливана свидетельствует о том, что Тель-Авив, пользуясь отсутствием единства между арабами, при поддержке определенных кругов США продолжает свою агрессивную политику. Его цель — нанести существенный урон Палестинскому движению сопротивления.

Осложнение обстановки на Ближнем Востоке, и в частности последние кровавые события в Ливане, за кулисами которых действовали и действуют в настоящее время определенные силы , а также израильская военщина и арабские реакционеры, является результатом все большего размежевания социальных сил и обострения классовых противоречий в ряде стран региона. И на это делает ставку международный империализм. В новых условиях ставится задача если не свергнуть, то подорвать или размыть прогрессивные арабские режимы, расколоть общеарабский антиимпериалистический фронт. Примеров тому много: кровавая междоусобная война в Ливане, сохраняющиеся очаги напряженности в различных уголках арабского мира, намеренно раздуваемые конфликты и разногласия между арабскими странами, попытки расколоть укрепившееся на антиимпериалистической основе единство нефтедобывающих стран и сколотить новые блоки и союзы под эгидой прозападных богатых нефтяных государств с консервативными режимами в зоне Персидского залива и в бассейне Красного моря. За всеми этими событиями отчетливо просматриваются контуры неоколониалистского заговора, чреватого новыми взрывами, вооружёнными конфликтами, междоусобными и братоубийственными войнами.

Империалистические круги США и других капиталистических государств прилагают особенно большие усилия для того, чтобы с помощью Саудовской Аравии сколотить региональные военно-политические союзы, которые защищали бы интересы США и Запада без их прямого участия.

Пытаясь навязать соглашательскую линию с империализмом. без стеснения пускает в ход финансовые рычаги. Именно таким путем она оказывает давление на Палестинское движение сопротивления, Ливан, , на ряд других арабских и африканских стран. Не случайно после окончания совещания в верхах арабских и африканских государств, состоявшегося в Каире в начале марта 1977 года, эфиопская газета «Аддис земен» обвинила Саудовскую Аравию в том, что она подрывает интересы африканских с гран и «действует рука об руку с империализмом».

Подобные приемы используются для сколачивания союзов, в которых Эр-Рияд претендует на роль лидера. Так появился, например, треугольник — Египет — Судан. Заключенный между этими странами договор о взаимной военной помощи, по оценке иранской газеты «Техран джорнал», не имеет отношения к арабско-израильскому конфликту, зато в нем ясно просматривается антиэфиопская и антиливийская направленность. Это нашло свое проявление в вооружённых столкновениях на египетско-ливийской границе в июле 1977 года, в обострении обстановки на Африканском Роге, в антиправительственных мятежах в Эфиопии.

Политика реакционных режимов не имеет ничего общего с национальными интересами арабских народов, с укреплением безопасности и установлением мира в этом регионе. Сговор арабской реакции и империализма, главного покровителя Израиля, не сулит арабам ничего доброго. Он является звеном нового неоколониалистского заговора, чреватого самыми опасными последствиями.

Весь ход событий на Ближнем Востоке свидетельствует о том, что в этом районе нет и не может быть мира до тех пор, пока не ликвидированы последствия израильской агрессии.

Теперь уже во всем мире не отрицают необходимости всеобъемлющего урегулирования путем использования механизма Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку. Не случайно за резолюцию XXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1976 года с призывом к скорейшему созыву этой мирной конференции (СССР и США участвуют как сопредседатели) высказались 122 государства и только два — Израиль и США — голосовали против.

Недавний визит государственного секретаря США С. Вэнса на Ближний Восток показал, что определенные круги не прочь подменить Женевскую конференцию каким-то другим, «промежуточным» форумом без участия в нем представителей Организации освобождения Палестины, а всеобщее урегулирование заменить новыми сепаратными соглашениями. которые Тель-Авив хотел бы при посредничестве американцев поодиночке навязать арабским государствам. Западная печать отмечала полный провал миссии Вэнса. По образному замечанию западногерманской газеты «Вестфелише рундшау», «рухнул карточный домик быстрого мирного решения арабско-израильского конфликта под американской эгидой». И это закономерно потому, что изжила себя сама «челночная дипломатия» Вашингтона, ставящая ближневосточное урегулирование в зависимость от удовлетворения требований Тель-Авньа, обеспечения империалистических интересов США в этом регионе.

Жизнь показывает, что решение проблем Ближнего Востока и установление справедливого мира в этим районе немыслимо без учета законных интересов всех живуших здесь народов. «В основу итогового документа (или документов) о мире на Ближнем Востоке,— подчеркнул в своей речи на XVI съезде профсоюзов Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР товарищ Л. И Брежнев,— должны быть положены принцип недопустимости приобретения территории путем войн, право всех государств этого района на независимое существование и безопасность. Разумеется, должны быть обеспечены неотъемлемые права палестинского арабского народа, включая его право на самоопределение, на создание собственною государства».

Ближний Восток может и должен обрести мир. Для этого есть хорошая международно-правовая основа, выработанная усилиями многих государств, есть конструктивные деловые предложения Советского Союза по решению всех основных аспектов урегулирования.
  • alldmi
  • 0
  • ?

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.