Усиление водных преград

Военная экономика /
Военное руководство агрессивного блока главным плацдармом подготовки войны против социалистических стран считает Центрально-Европейский театр военных действий. По мнению иностранных военных специалистов, для ведения боевых действий он обладает рядом благоприятных физико-географических условий, в том числе развитой гидрографической сетью. По программе инфраструктуры НАТО проведены, дорогостоящие мероприятия по оборудованию этого ТВД в инженерном отношении. В последние годы на оснащение сухопутных войск армий стран НАТО поступило значительное количество боевых плавающих бронированных машин, десантно-переправочных средств и понтонно-мостовых парков. Эти изменения в оснащении войск вызвали в иностранной военной печати широкую дискуссию о роли водных преград в современной войне. Большинство иностранных военных авторов придает важное значение водным преградам и их усилению путем проведения специальных инженерных мероприятий.

Как известно, условия преодоления водной преграды зависят от её ширины и глубины, высоты и крутизны берегов, скорости течения, типа грунтов дна и берегов, характера поймы и других прилегающих участков местности, наличия гидротехнических сооружений (плотин, шлюзов, речных дамб и т. п.), водного и ледового режима преграды и др.

Зарубежные военные специалисты классифицируют водные преграды по ширине: узкие (до 30 м), средние (до 100 м) и широкие (свыше 100 м); по глубине: мелкие (до 1,5 м), глубокие (до 5 м) и очень глубокие (свыше 5 м); по скорости течения: со слабым течением (до 0,5 м/с), средним (до 1 м/с), быстрым (до 2 м/с) и очень быстрым (свыше 2 м/с); по крутизне берегов: с пологими берегами (до 15°), с крутыми (до 25°) и обрывистыми (свыше 25°).

В иностранной печати указывается, что Центрально-Европейский ТВД имеет развитую гидрографическую сеть, которая характеризуется следующими данными: 80% водных преград — реки шириной до 20 м. (в том числе шириной до 6 м. около 60%), 16% — реки шириной 20—50 м. и 4% — шириной свыше 100 м.

Западноевропейские реки, как правило, неглубоки: 80% глубиной до 1 м, 16% — до 1,5 — 2 м и только крупные водные преграды (при глубине 2,5 — 4,0 м в среднем течении) в устье имеют глубины до 6 м.

Скорость течения большинства равнинных рек 1 — 2 м/с, и лишь в паводки скорости течения некоторых из них возрастают до 3 — 4 м/с, одновременно увеличивается и их глубина.

85% берегов рек Западной Европы обрывистые (в том числе около 50% имеют вертикальные берега высотой до 1 м) и лишь 15% — пологие.

По взглядам командования НАТО, войскам, наступающим на основных операционных направлениях этого ТВД, через каждые 5 — 10 км придется преодолевать узкую преграду, через 25 — 30 км — среднюю и через 90 — 100 км — широкую водную преграду. В пределах же полосы обороны может находиться до пяти-шести узких, одна-две средних или одна средняя и одна широкая водные преграды.

При оценке влияние водных преград на условия ведения боевых действий зарубежные военные специалисты учитывают возможности современной боевой и транспортной техники по преодолению водных преград.

Боевые гусеничные машины и некоторая часть колесных боевых машин армий стран НАТО способны преодолевать вброд водные преграды глубиной до 1,2 — 1,5 м без специальной подготовки и до 2,2 — 2,4 м — после небольшой подготовки (в частности, после герметизации отверстий). При использовании же специальных комплектов для подводного вождения танки и некоторые другие боевые машины преодолевают водные преграды глубиной до 4,1 м в подводном положении. По опубликованным в данным, боевая машина пехоты , самоходная противотанковая пушка и самоходная пусковая установка ПТУРС способны преодолевать водные преграды по глубоким бродам, а основной боевой танк , БРЭМ и саперный танк на базе танка «Леопард», помимо того, и под водой при скорости течения до 2 м/с.

Плавающие машины: бронетранспортер M113, разведывательная бронемашина и некоторые другие преодолевают водные преграды при скорости течения не свыше 1,2 м/с. Скорость движения по воде в зависимости от типа движителя для различных плавающих машин 3—11 км/ч.

По мнению специалистов стран НATO, наибольшую трудность при преодолении водных преград представляют их берега, особенно обрывистые, заболоченные и лесистые.

Так, специальные учения, проведённые в ФРГ на территории земли Шлезвиг-Гольштейн в 1969—1970 годах, показали, что даже узкие водные преграды (шириной 3,2 м, глубиной 0,8 м, скорость течения 0,9 м/с и с твердыми грунтами дна) оказались непреодолимыми для некоторых видов боевой техники (танка М48А2С, самоходной противотанковой пушки, бронетранспортера M113, мостоукладчика на базе танка M48) из-за крутизны и заболоченности берегов.

Большинство зарубежных военных специалистов сходится на том, что, несмотря на оснащение сухопутных войск бооевыми плавающими машинами и возросшие возможности других видов боевой техники по преодолению водных преград, последние будут и впредь сохранять свое значение в качестве серьезного препятствия.

Под препятствием ими понимается любая преграда, которая вынуждает войска противника остановиться, замедлить движение или изменить направление наступления. По взглядам специалистов НАТО, искусственные препятствия составляют основу системы заграждений. Считается, что с помощью заграждений можно задержать продвижение противника, нанести ему потери, вынудить его уплотнить боевые порядки и заставить двигаться в выгодном для себя направлении. Заграждения наиболее эффективны в тех случаях, когда противник заранее не знает их расположения и встречается с ними неожиданно для себя. Ряд зарубежных авторов считает, что река выполняет все функции заграждения, но не обладает качеством внезапности, так как её положение всегда известно противнику.

Однако зарубежные военные специалисты разрабатывают специальные мероприятия для устранения и этого недостатка. В целом же они полагают, что если для создания эффективных искусственных заграждений необходима значительная затрата сил, средств и времени, то реки, являясь естественными препятствиями, не требуют от обороняющегося никаких затрат. В то же время иностранные военные специалисты отмечают следующие преимущества, которыми обладают реки как заграждения.
Это единственные своего рода непрерывные и неразрушимые препятствия; они обеспечивают обороняющемуся хорошие условия для наблюдения и ведения огня и дают время на укрепление местности; река нередко представляет собой сильное противотанковое препятствие; она вынуждает наступающего сосредоточиваться в исходных районах, уплотнять свои боевые порядки и вести, как правило, фронтальную атаку, в то же время она отделяет войска первых атакующих эшелонов от поддерживающих частей и вторых эшелонов.

Исходя из этих свойств войной преграды, зарубежные военные специалисты считают, что при форсировании рек шириной более 20—30 м, которые не могут быть преодолены с помощью мостоукладчиков (штурмовых мостов), наступающий потеряет несколько часов даже при отсутствии воздействия противника. Роль водных преград возрастает, если они прикрываются огнем стрелкового оружия, противотанковым и артиллерийским огнем. Недостаточная подвижность на воде плавающих боевых машин, десантно-переправочных средств и паромов делает их удобной мишенью при умелой организации огня. Концентрация войск в исходном районе для наступления, сосредоточение их в местах переправ (особенно мостовых), создает благоприятные условия для поражения наступающих войск всеми видами оружия. Возможности обороняющегося на водном рубеже неизмеримо возрастают, если боевые действия ведутся с применением ядерного оружия.

В зависимости от характера водной преграды, наличия сил, средств и времени в армиях стран НАТО предусматривается позиционная оборона водного рубежа (по терминологии армии — оборона района) или подвижная (мобильная) оборона. В первом случае основные силы обороняющегося будут находиться в первом эшелоне с задачей прочно удерживать позиции на водной переправе. По такому принципу предполагается оборонять незначительные водные преграды. Крупные и средние водные преграды рекомендуется оборонять вторым способом. Главные силы войск, обороняющих водный рубеж, в этом случае будут располагаться, как правило, на значительном удалении от берега реки. Чтобы воспретить противнику внезапное форсирование водной преграды, на передовой оборонительной позиции предусматривается размещать небольшую часть сил и средств обороняющегося. Удары по наступающим войскам, в том числе и ядерным оружием, предполагается наносить на большую глубину, когда они находятся еще в исходном районе. Огонь рекомендуется переносить по мере продвижения противника, чтобы втянуть его в «огневые мешки» и уничтожить по частям.

Военные специалисты стран НАТО считают, что наносить ядерный удар по противнику наиболее целесообразно тогда, когда он форсирует на широком фронте водную преграду десантно-паромным способом или по наведенным наплавным мостам.

Таковы взгляды зарубежных военных специалистов на роль и место водных преград при велении боевых действий в современных условиях. С целью создания более благоприятных возможностей для ведения оборонительных боев на водных рубежах специалисты армий стран НАТО предполагают усиливать естественные водные преграды: устраивать заграждения в воде и на берегу, сбрасывать на водную поверхность горючую жидкость, поджигаемую в нужный момент, и проводить специальные мероприятия по искусственному изменению гидрологического режима водной преграды — создавать водные заграждения.

Инженерные заграждения на берегах водной преграды, как считают зарубежные военные специалисты, должны задержать продвижение противника, замедлить его или направить в нужном направлении. Этому требованию, по их мнению, отвечают минно-взрывные заграждения, разрушенные мосты, лесные завалы, баррикады, надолбы и проволочные заграждения. Чтобы максимально затруднить наступающим войскам форсирование водной преграды, предполагается устраивать в воде следующие виды заграждений:

  • проволочные, применяемые на суше (проволочные сети на низких кольях, проволочные спирали, рогатки, усиленные проволочные заборы и проволочные сети из нескольких проволочных заборов);
  • боновые — из бревен и стальных тросов, натянутых под водой;
  • подводные пирамиды, рогатки, надолбы из бревен и металлического проката, мины различного назначения и т. п.

По приведенным в зарубежной печати данным, устройство на водной преграде инженерных заграждении даже простейших видов является в известной мере трудоемким. Так, на устройство 100 пог. м. заграждения в виде подводных пирамид и рогаток из кольев взвод затрачивает 4 ч. Считается, что более эффективными при наличии соответствующих условий могут оказаться огневодные заграждения.

Большое внимание в иностранной военной литературе уделяется вопросам искусственного изменения режима водных преград, которое предполагается производить в самых различных масштабах.

Резкое искусственное изменение режима водной преграды, по взглядам зарубежных военных специалистов, может быть осуществлено путем разрушения существующих речных гидротехнических сооружений (гидроузлов) или открытия затворов их водосбросных отверстий, устройства плотин или перекрытия рек навалом грунта, взрыва ядерного боеприпаса над водохранилищем или другим глубоким водоемом. При этом большие массы воды, вылившейся из водохранилища при разрушении гидроузла или открытии его водосбросных отверстий, устремляются вниз по реке, приводя к резкому изменению глубины и ширины водной преграды, а также скорости течения. Эта движущаяся масса воды в специальной литературе называется волной попуска (прорыва). Прохождение волны попуска приводит к временному затоплению низких участков речной долины, в первую очередь поймы реки, в результат чего даже незначительная водная преграда может превратиться в крупную и труднопреодолимую.

Волна попуска нередко обладает большой разрушительной силой и распространяется на десятки, а иногда и сотни километров по реке. Высота её (то есть превышение над естесственным уровнем) может достигать нескольких метров (при определённых условиях десятков метров), скорость течения на отдельные участках весьма значительна (более 10 м/с), а ширина затопления бывает до нескольких километров.

При разрушении плотины из несвязанных материалов (каменных, земляных и других) или размыве начата волна попуска на участке в несколько километров напоминает собой грязекаменный поток (сель). Размытый материал плотины или навала, а также наносы, вынесенные из водохранилища, могут откладываться на нижележащем участке реки толстым слоем. Так, по данным наблюдений за размывом навалов, образовавших в свое время горные озера, толщина отложений достигала 4—8 м и более.

Прохождение волны попуска, по взглядам зарубежных военных специалистов, может привести к разрушению мостов, автомобильных и железных дорог, зданий, защитных дамб и других сооружений, а также к затоплению больших территорий.

В иностранной печати приводились фактические данные о характере последствий разрушения гидроузлов. Зарубежные военные специалисты отмечают, что в условиях применения современных средств поражения последствия разрушения гидроузлов могут быть более значительными.

В иностранной печати указывается на возможность затопления обширных территорий (в частности, в Нидерландах, ФРГ и Бельгии), отгороженных от моря защитными дамбами, в случае разрушения последних. О масштабах подобных затоплений свидетельствуют данные о наводнении в Нидерландах в 1953 году. Тогда в результате сильного шторма часть защитных морских дамб была разрушена, 1750 кв. км. территории (в том числе 133 города и деревни) оказались под водой, пострадало свыше 300 тыс. человек.

Зарубежные военные специалисты рассматривают и другие способы устройства затоплений, в частности возведение простейших водоподпорных сооружений (например, земляных плотин) на путях стока воды. В качестве готовых водоподпорных сооружений предполагается использовать насыпи автомобильных и железных дорог. В этом случае предусматривается путем перекрытия водопропускных отверстий дорожных труб и мостов создавать водохранилища определенных размеров перед дорогой. В зависимости от характера водной прегради (в первую очередь от расхода воды), имеющихся сил, средств и времени предполагается устраивать затопления шириной не менее 30—60 м и протяженностью от нескольких сотен метров до нескольких километров. При этом глубина затоплений должна быть не менее 1,5 м, что исключает преодоление большинством машин водной преграды по нормальным бродам. При меньших глубинах затопления раскисшие или переувлажненные грунты затопленных участков также будут затруднять преодоление водной преграды вброд. Наконец, учитывается юг факт, что неровности микрорельефа (промоины, старицы, рукава и т. п.) и другие естественные препятствия (валуны, пни и т. д.) оказываются скрытыми под водой.

При недостаточном количестве естественных препятствий предлагается устраивать воронки взрывом фугасов, располагаемых в шахматном порядке, а также усиливать затапливаемые участки минированием или другим путем.

Наполнение водохранилищ, создаваемых таким способом, может производиться как путем накопления естественного стока, так и перепуском воды из других водохранилищ, каналов, озер и т. п.

В зарубежной военной литературе публиковались сведения о подготовке к подрыву крутых берегов рек взрывом обычного ВВ или ядерного боеприпаса в русле или в береге реки. Иностранные специалисты отмечают, что навал грунта, образованный в результате такого взрыва, может перекрыть даже крупную водную преграду. После перекрытия реки навалом грунта за относительно короткие сроки (часы и сутки) может быть создано крупное затопление речной долины. Ниже завала река быстро мелеет, обнажаются броды и речные перекаты.

Ряд зарубежных специалистов отмечает, что далеко не во всех случаях обмеление водной преграды приводит к облегчению условий её преодоления, как это кажется на первый взгляд. Сложный характер рельефа-обнажающегося дна и слабые грунты могут затруднять преодоление водной преграды вброд ниже места навала.

После наполнения образующегося перед навалом водохранилища до отметок гребня навала начинается перелив воды через гребень с его размывом. При прорыве навала поток воды переполнит обмелевшее русло и, выйдя за его пределы, затопит дно долины. Если навал грунта образован взрывом ядерного боеприпаса, то, как отмечают зарубежные военные специалисты, при размыве навала по реке будут перемещаться радиоактивно зараженные наносы. Оседание их на поймах может привести к радиоактивному заражению водной преграды на большом протяжении.

В зарубежной военной печати указывается также, что ядерные взрывы над глубокими водохранилищами, озерами и другими водоемами приводят к образованию серии высоких, так называемых гравитационных волн, распространяющихся по поверхности водоема на большие расстояния без заметного снижения высоты волн. При набегании их на берег возможны значительные разрушения инженерных сооружений в прибрежной зоне водоемов. Помимо того, перелив гравитационных волн через гребень плотины может вызвать её разрушение. Во всех случаях (даже если плотина уцелеет) перелив серии гравитационных волн приведет к образованию волны попуска и затоплению местности, как это имело место в случае с плотиной Вайонт.

Как отмечается в иностранной печати, затопление, даже кратковременное, приводит к переувлажнению (называемому иногда заболачиванием) поверхностной толщи почвогрунтов. Заболоченные участки местности становятся труднопроходимыми для боевой и транспортной техники при глубине переувлажнения грунтов не менее 0,5—0,7 м и ширине участка не менее 50—100 м. В этих условиях наступающий будет вынужден устраивать гати, укладывать настилы, сборно-разборные покрытия или выполнять другие мероприятия для преодоления заболоченных участков. Считается, что заболачивание легко производить на территории с развитой мелиоративной сетью.

В каналах осушительной сети перекрытием затворов водосбросных сооружении или устройством простейших запруд (перемычек) можно прекратить сток поверхностной и грунтовой под с осушаемой территории. В результате этого уровень грунтовых вод на ранее осушенной территории повысится и увеличится влажность поверхностных слоёв почвогрунтов. Наибольший эффект при перекрытии осушительной сети достигается в период весеннего снеготаяния или при выпадении ливневых дождей. Зарубежные военные специалисты отмечают большие перспективы заболачивания для резкого усиления водных преград. В этой связи в зарубежной печати нередко ссылаются на следующий пример из опыта второй мировой войны. К зиме 1944 года гидроузлы Урфт и Швамменауэль на р. Рёр (приток р. Маас) оказались в полосе действий 1-й американской армии. Американцы опасались, что при разрушении взрывом земляной плотины Швамменауэль (высота 54 м, объем водохранилища 100 млн. куб. м.) образуется мощная волна попуска в р. Рёр. Высота её у г. Дюрен, по подсчетам американских специалистов, достигла бы 8 м. при ширине затопления до 2,5 км. Попытки американских войск захватить указанные плотины 2 ноября и 13 декабря 1944 года не увенчались успехом. Поэтому плотины Урфт и Швамменауэль были подвергнуты ожесточенной бомбардировке, тоже не давшей положительных результатов. К 10 февраля 1945 года 5-й корпус 1-й американской армии захватил обе плотины, но перед отходом немецко-фашистские войска взорвали затворы водосбросного отверстия плотины Швамменауэль. В результата этого вода в реке вышла из берегов, затопила пойму на ширине около 100 м. слоем воды толщиной до 1 м. и превратила, по признанию очевидцев, затопленные участки «в болота — слишком мелкие для десантных судов, слишком глубокие и топкие для перехода вброд». Наступление американских войск было задержано на две недели до 23 февраля 1945 года, когда они, построив гати через заболоченные участки, начали форсирование р. Рёр.

Зарубежные военные специалисты считают, что при оценке вероятности, целесообразности и эффективности проведения мероприятии по внезапному изменению режима водных преград следует учитывать возросшую насыщенность вероятных ТВД гидротехническими сооружениями и высокие возможности современных средств поражения. Так, по их подсчетам, разрушением только 200 крупных гидроузлов с суммарным запасом воды свыше 15 млрд. куб. м. в центральной и восточной частях Центрально-Европейского ТВД можно создать паводковое состояние на реках этого ТВД на 5—10 дней и более.

При этом считается, что для разрушения гидроузлов (особенно на своей территории) не обязательно расходовать ядерные боеприпасы, поскольку и применение обычного ВВ может оказаться вполне эфективным. Впрочем, это не мешает военным специалистам стран НАТО планировать нанесение и ядерных ударов по гидроузлам, особенно крупным.

По сообщениям зарубежной печати, военное командование агрессивных блоков (в первую очередь НАТО) уделяет большое внимание подготовке к разрушению в первые же дни войны многих гидроузлов, в том числе и на территории самих стран НАТО. Так, на территории ФРГ подготавливаются к подрыву такие гидроузлы, как Мене, Эдер, Хенне, Листер и другие, а также крутые скальные берега рек Рейн, Везер, Рур, Лан и т.д.

Таковы основные направления в поисках путей усиления водных преград, нашедшие отражение на страницах зарубежной военной печати.

Учитывая возросшие темпы ведения боевых действий и как следствие необходимость преодолевать в ходе наступления большое количество водных преград, насыщенность вероятных ТВД гидротехническими сооружениями и наличие ядерного оружия, которое может быть эффективно использовано как для удара по войскам в исходных районах или в ходе форсирования, так и для внезапного изменения режима водной преграды, многие зарубежные военные авторы отмечают возросшую роль водных преград в современных условиях.
  • alldmi
  • 0
  • 0

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.